Когда сдохнут совки

В первое послесоветское время была у наших демократов, либералов, борцов с тоталитарным советским прошлым и наследием кровавой гэбни, когда их спрашивали о том, когда над Россией воссияет солнце демократии, любимая присказка: «Помните, Моисей в Ветхом завете 40 лет водил народ по пустыне? Для чего? Для того чтобы умерли все те, кто помнил о египетском пленении, все те, кто нес в себе рабское сознание и чувствовал себя рабом».

Смысл этой присказки, думаю понятен, советское въелось столь крепко в «наш многострадальный народ», что его никаким силком не выскребешь. Остается лишь ждать, пока природа не возьмет свое и не уйдут из жизни все те, кто знал СССР не по рассказам, а по опыту собственной жизни, по своим воспоминаниям, кто всем стилем жизни своей, способом мышления все равно воспроизводит образ жизни советский. Ну а под воздействием неумолимой логики природы умрет и всякий дух советский, коммунистический, выветрится, как выветривается всякий дух человеческий, отлетает от вещей после смерти, развеивается по ветру.

И, вот, казалось бы, уговорились ждать, не торопить события. Долго, конечно, чего скажешь, но все ж таки можно потерпеть, ибо смерть совков процесс естественный и неумолимый. Прошло двадцать лет, а воз и ныне там. Куда ни глянешь, что не начнешь читать — везде совки проклятые. Сталин, социализм, коммунизм, национализация, советские достижения и т.д. Не унимаются, не умирают, только множатся и находят поддержку в новом поколении, которое, естественно, советского времени не знает, но не зная советского, стремится к тем идеалам, которые в то самое советское время стремились воплотить в жизнь.

В ответ на такую неумолимость, нежелание гибнуть, и так сказать, морально разлагаться, невольно рождается новая, более агрессивная концепция: «когда же совки сдохнут!» При этом не только в духовном и социально-значимом, если так можно выразиться, смысле, но и почти в физическом.

Открыл я тут статьи господина Костикова, подвизающегося в «АиФ», и повеяло именно этим духом, этим настроением. Не отстает от него и неизвестный доктор наук в «Ведомостях» кажется. Нет, до физического они, естественно не договариваются. Однако об издыхании совка в духовном смысле говорят с удовольствием и всласть.

Представим, однако, что их мечта каким-либо чудесным образом сбылась и совок издох и сгинул бы на всегда. «Какая жизнь настала бы тогда?» — как пели в одном известном, советских времен, кстати, мультфильме.

Мне кажется, что первейшим и обязательным результатом этого стала бы окончательная утрата совести и всякой ответственности. Это сейчас надо чего-то объяснять, выдумывать, говорить про галоши тогда и достижения ныне. Без совка всякое стеснение может быть отброшено, без него можно будет вчистую перетечь, как говорили раньше, в мир чистогана и насилия, в котором каждый сам, всяк за себя, и в этом нет ничего дурного — таков закон жизни. Вытравить совок, значит вытравить всякое понятие о справедливости, более того, воспоминание о том, что она была возможна не только как идея, как нечто отвлеченное, идеал, но как реальность.

Вслед за совестью посыпется и право. Правового нигилизма и нынче хоть отбавляй, однако само представление о том, что государство связано с законностью, в связи с недотравленностью совка еще не выведено из сознания полностью. Живы еще патерналистские отношения, наивное совковое ожидание, что государство существует для граждан, для народа его населяющего.

Умрут совки и нечего будет стесняться того, что государство — это частная лавочка, которой крутят всяк кто силен и оказался настолько хитер и ловок, чтобы взобраться на самый верх. К черту социальную справедливость! Государство — это я, это чистая сила и продолжение воли того, кто способен подмять его под себя.

«Искусство принадлежит народу!» Что за совковая идеология? Оно принадлежит тому кто его купил, кто делает на нем деньги. Оно делается для себя, а не для какого-то там народа. Смысл народа лишь в том, чтобы он отстегивал бабки и обожал художника-творца. Нравственный смысл искусства, учительская функция — какое глубокое совковое заблуждение. Слава Богу оно отомрет вместе с совками, как отомрет и всякое представление о приличии в нем, канонах. Я вижу, я хочу — внемлите, бараны!

Кто-то говорил об образовании как о том, что государство должно обеспечить своим гражданам? Это тоже совковая идеология. Вновь иждивенчество. Рабская психология, в конце концов. Ведь с пустою головою легче жить и спится крепче. Образование для всех — это совковая уравниловка, насилие над личностью. Сдохнет совок и насилие прекратится, личность с полным правом и достоинством сможет стать свиньей или бараном. Или наоборот тем, кто будет стричь одних и резать других? Опять же без всякого зазрения совести.

Может быть это и есть то, ради чего надо водить сорок лет по пустыне демократии, и изо всех сил ждать, когда же сдохнет совок.

Сергей Морозов