В обход «Пэтриотов»

Информация о нанесении подразделениями КСИР эффективного массированного ракетного удара по эксплуатируемой ВВС США иракской авиабазе «Айн Аль-Асад», гарнизону Рэкшен (близ Эрбиля), а также укрепрайону близ городка Барбараша спровоцировала настоящий шквал восторженных комментариев десятков тысяч обозревателей на многочисленных новостных и военно-аналитических площадках российского сегмента Интернета.

И это совершенно неудивительно, ведь впервые в современной истории именно Исламская Республика Иран стала той переднеазиатской державой, военно-политическое руководство которой в рамках ответных действий за подлую и изобилующую грязными эпизодами ликвидацию известнейшего генерал-лейтенанта и командующего Касема Сулеймани, осмелилось спроецировать силу на стратегически важную инфраструктуру ВС США на Ближнем Востоке. Таким образом был окончательно опровергнут ложный стереотип западных экспертов и СМИ о незыблемости присутствия и безнаказанности действий американского военного контингента в восточной части переднеазиатского региона.

Чем обусловлена избирательность командования КСИР во время выбора американской военной инфраструктуры, подлежащей удару возмездия?

Не менее существенным и важным предметом для дискуссий в экспертных кругах, несомненно, можно считать степень избирательности командования Корпуса стражей Исламской революции при выборе военной инфраструктуры США, подлежащей удару возмездия (первому этапу операции «Мученик Сулеймани»).

В то время как оба укрепрайона (близ Рэкшена и Барбараша) и авиабаза «Айн Аль-Асад», расположенные на дистанции от 120 до 300 км от предполагаемых позиций иранских ОТРК, подверглись мощнейшему удару 25—30 оперативно-тактических баллистических ракет типа «Qiam» и «Zulfiqar» (дальность действия 700 и 800 км соответственно), куда более значимые (с оперативно-стратегической точки зрения) авиабазы «Эль-Удейд», «Иса», «Аль-Дафра» и «Принц Султан», расположенные на аналогичном расстоянии от позиций иранских ОТРК и используемые ВВС США в качестве аэродромов подскока для тактических истребителей F-15E «Strike Eagle», многоцелевых истребителей 5-го поколения F-22A, а также стратегических ракетоносцев B-1B «Lancer» и B-52H, остались в целости и сохранности.

Отталкиваясь от вышеуказанных деталей, а также от заявления генерала КСИР Абдуллы Араги о «демонстрационном» характере данного удара, направленном лишь на выведение из строя определённого количества бронетехники и армейской авиации ВС США, но никак не на достижение невосполнимых потерь личного состава ВС США и Ирака, нетрудно прийти к выводу о том, что главными целями руководства ИРИ и командования Корпуса стражей Исламской революции в данной фазе операции «Мученик Сулеймани» были как укрепление Тегерана на геостратегической арене, так и оказание отрезвляющего эффекта на Пентагон в целом и Центральное командование ВС США (USCENTOM) в частности.

Последний же пункт был достигнут благодаря удару именно по тем вышеперечисленным объектам в северных провинциях Ирака, которые (в отличие от АвБ «Эль-Удейд», «Принц Султан», «Иса» и т.д.) не были прикрыты ни противоракетными комплексами средней дальности «Patriot PAC-3MSE», ни эсминцами УРО класса «Arleigh Burke Flight» 5-го оперативного флота ВМС США (их боекомплекты располагают дальнобойными зенитными ракетами RIM-174 ERAM с дальностью более 240 км), ни самолётами ДРЛОиУ E-3C/G «Sentry», которые могли выдать целеуказание по иранским ракетам истребителям F-22A и F-35A, оснащённым ракетами класса «воздух-воздух» AIM-120D AMRAAM. Более того, хорошо известно, что «пэтриотовские» ЗУР MIM-104F PAC-3MSE, оснащённые газодинамическими «поясами» из 180 радиально расположенных микроракетных двигателей поперечного управления перед аэродинамическим фокусом ЗУР и способные маневрировать с перегрузками 55—60 ед., без особых затруднений перехватили бы 10—15 и более иранских оперативно-тактических баллистических ракет семейств «Qiam» и «Zulfiqar» даже в случае реализации последними противозенитных манёвров с 15—20-кратными перегрузками на терминальном участке траектории.

Возникает следующий вопрос: каким образом командование КСИР смогло окончательно удостовериться в отсутствии «противоракетного зонтика» над авиабазой «Айн Аль-Асад» и двумя другими объектами, эксплуатируемыми американским военным контингентом?

Во-первых, это заявление главнокомандующего ВС Ирака Абделя Керима Халфа, сделанное накануне удара КСИР и ограничивающее развёртывание любых американских вооружений (включая средства ПВО-ПРО и радиолокационное оборудование) на иракской территории, а также запрещающее использование воздушного пространства Ирака авиацией ВВС США. Во-вторых, это наличие на вооружении войск ПВО и ВВС Ирана огромного спектра современных средств пассивной радиотехнической разведки и радиолокационной разведки наземного и воздушного базирования, которые смогли просканировать северные провинции Ирака и воздушное пространство над ними на предмет отсутствия многофункциональных РЛС AN/APG-65 комплексов «Patriot PAC-3MSE», а также самолётов системы AWACS и тактической авиации (E-2D, E-3G, F-22 «Raptor»).

Наиболее весомыми звеньями в данном перечне являются наземная станция исполнительной радиотехнической разведки 1Л222 «Автобаза», работающая в С/X/Ku-диапазонах сантиметровых волн (способна пеленговать излучение от бортовых РЛС тактических истребителей с дальнейшей идентификацией типа машины), а также пара восстановленных и самолётов ДРЛОиУ «Adnan-1/2», оснащённых радиолокационными комплексами РЛДН «Salahuddin-G» и TRS-2105 «Tiger-G» и станциями предупреждения об облучении, способными выполнять роль бортовых комплексов РТР, обнаруживая американские AWACSы на удалении более 500—700 км. Результат комплексной работы всех вышеперечисленных средств мы пронаблюдали в филигранно точном ночном ударе по американским укрепрайонам в Ираке.

Евгений Даманцев