Свобода Интернета против феодальной матрицы России – кто кого?

В связи 25-летием Рунета Путин направил поздравительную телеграмму Российскому форуму по управлению Интернетом:

«Убеждён, мы должны и впредь следовать принципу свободы Интернета, обеспечить все условия для широкого обмена информацией...»

А чуть раньше и премьер Медведев говорил, что нам необходим свободный Интернет, даже приводил пример: именно благодаря соцсетям остановили проект по добыче байкальской воды.

Все это внушает некоторую надежду, что на интернет-роток не накинут платок, обещанный другими представителями власти. Впрочем Путин не преминул и пригрозить:

«При этом важно противодействовать вызовам киберпреступности, распространению контента, нарушающего закон, представляющего угрозу правам граждан и интересам государства».

То бишь, словами воспитательной нотации, гуляй где хочешь, но недалеко!

А чтобы свободные граждане в свободном Интернете не гуляли далеко, и принимаются, надо полагать, эти законы об интернет-экстремизме, о запрете на фейки и оскорбления властей (в царской России запрещали крестьянам жаловаться на помещиков) – и им подобные…

И тут вопрос по существу: нужно ли впрямь как-то реагировать на вопиющую порой разнузданность пользователей и владельцев иных сайтов, охранять от них права тех же «свободных граждан», тем паче государства?

А что если завтра какой-нибудь урод напишет в сети про вашу матушку, что она дала всему подъезду за бутылку водки и вы сын не своего отца – а подъездного полка? Брать в руки вилы и идти закалывать урода, если законов против интернет-паскудства нет?

Но так ли нет их – кроме тех специальных, позволяющих блокировать за злую выходку любой веб-сайт?

* * *


Прежде всего надо наконец уговориться, что Интернет сегодня стал частично подобием былых бумажных СМИ – с контролем над которыми у нас все в порядке еще со времен СССР. Кстати тогда свободы и порядка было в них не в пример больше.

Скажем, я как юный автор мог скандально требовать от любой газеты соблюдения моих гражданских прав: принять мою статью, прочесть и мотивировать отказ, если последует – что с удовольствием и делал. Ведь все СМИ тогда принадлежали государству – а значит, отчасти и мне.

И попробуй они где-то накосячить! Будут наказаны вплоть до увольнения виновных – но не до закрытия же!

В одном журнале в моем рассказе редактор изменил против моей воли несколько слов. Я расценил это как запрещенную в СССР цензуру (не путать с «Главлитом» – службой по охране гостайны) и пожаловался в ВААП, могучее Всесоюзное агентство по авторским правам. Там достали пыльный свод правил по работе СМИ, который на памяти юриста еще не доставили никогда – и нашли в нем, что редакция не смеет менять ни слова без согласия автора. В итоге журнал был наказан штрафом в мою пользу; другое дело – что и в СССР не всем хватало наглости и духу качать свои права…

Но при дальнейшей нашей демократии все это напрочь кануло: любая частная газета, любой солидный сайт сегодня могут просто не пустить тебя на свой порог, если им капнут свыше: «Это не тот автор». И качать права против этого – уже пустое дело…

* * *


Но возвращаясь к Интернету: перво-наперво надо определить, какие сайты стоит приравнивать к СМИ, какие нет. И сделать это очень просто: при посещаемости выше, скажем, двух или десяти тысяч человек в день – СМИ. Нет – нет. А все буржуазные законы по части СМИ у нас сегодня есть, широко применяются в судах, наказания за клевету и оскорбления там основательно прописаны. Закрывать же интернет-СМИ без суда по воле Роскомнадзора или любой другой инстанции, как велено сейчас – это уже сущий произвол и беззаконие.

Оскорбили недавно главу ВТБ Андрея Костина подозрением в дорогом подарке даме сердца за счет банка – милости просим в суд, тропой всех прочих граждан: у нас же нет пока закона о сословном разделении! А не глушить за здорово живешь в ответ на недовольство видного магната кучу сайтов, повторивших нежелательную для него новость.

Да, сайтов этих развелось сейчас не счесть – но потому я и повторяю уже звучавшую не раз мысль, что надо поделить их на СМИ и не-СМИ, дабы не возиться с каждой мелочью.

Причем не может быть никакой разницы – обидел кто-то вашу безвестную матушку или аж самого синьора Костина: феодальная матрица с ее сословным разделением пока в РФ официально не заведена.

Теперь о малотиражных сайтах, страницах в соцсетях и прочей мелочи. И тут тоже не надо изобретать велосипед. Записи там следует приравнять к надписям на заборе и устным выражениям. Содержат в себе признаки недопустимых оскорблений – опять же ноги в руки и марш в суд с веб-адресом охальника или со скриншотом, чтобы тот не смог спрятать концы в воду. И по статье за хулиганство штрафовать или даже сажать особо злостных.

И не надо тут наводить тень на плетень – дескать сейчас этих страничек миллионы, за всеми не уследить. Да, миллионы и даже десятки миллионов – но обычно частные сообщения не расходятся слишком широко. Едва ли мерзость про вашу маму станут массово тиражировать в сети. Поэтому осудить по всей строгости закона ее автора – и дело с концом, и всем сразу неповадно будет.

А с другой стороны, смог же Роскомнадзор сыскать и наказать сотни сайтов, обидевших обидчивого Костина. Да, он фигура не в пример видная – но это не юридическая категория. Выдвигаясь на вид, будь добр, во-первых, блюсти честь личную и мундира – а во-вторых терпеть неизбежные издержки своей славы. Именно потому во многих продвинутых странах общественные и государственные деятели не подлежат по закону защите от любой напраслины. Взялся за публичный гуж – не говори, что не дюж!

А все эти спецзаконы об Интернете, имеющие явной целью вывести высший слой в отдельное непререкаемое сословие – чистый воды феодализм, вводимый у нас, что называется, явочным порядком.

Александр Росляков