Из истории спецслужб: кровавый рейс

В этой статье речь пойдет о малоизвестном происшествии, которое случилось в ноябре 1983 года. Активное участие в нем приняла группа «А» («Альфа») КГБ СССР.

Итак…

17 ноября 1983 года состоялась пышная свадьба Тинатин Петвиашвили и Германа Кобахидзе. Царило веселье, вино лилось рекой, однако новобрачные и их друзья почти не пили – они готовились к решающему мероприятию, которое должно было произойти на следующий день…

Уроженец Тбилиси Гега (Герман) Кобахидзе считал себя избранным человеком, любимцем судьбы. Его отец был известным в то время режиссером, мать — актрисой. В их загородном доме часто собирались представители богемы, прочившие ему блестящее будущее. Уже в 20 лет он получил роль в культовом кинофильме «Покаяние».

Его окружала такая же «золотая молодежь» — 25-летний художник студии «Грузия-фильм», сын профессора Сосо Церетели, 25-летний студент Тбилисской академии художеств и сын управляющего строительным трестом «Интуриста» Давид Микаберидзе, 26-летний Каха и 30-летний Паата Ивериели — оба врачи, окончившие Московский университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы (их отец был профессором, заведующим кафедрой Института усовершенствования врачей). Немного странным в этой компании казался 32-летний, трижды судимый за грабеж и угон, Григорий Табидзе, однако если принять во внимание, что его отец — директор проектного бюро «Госкомпрофтех», он также вписывается в компанию.

Признанным авторитетом этой компании был молодой священник Грузинской церкви Теймураз Чихладзе (на фото). Собственно, это именно он и подтолкнул их к мысли бежать на Запад.

Однако обычными перебежчиками советские мажоры быть не хотели. Побег на Запад им виделся как акт неповиновения властям, и угон самолета выглядел идеальным способом.

Был составлен план, который подразумевал, что заговорщики приобретут билеты на самолет, а священник под рясой пронесет на его борт оружие и гранаты.

Однако когда у Чихладзе появилась возможность уехать за кордон по церковной линии, он стал тянуть с решением и в конце концов было принято решение делать все без «слабовольного попа». Они просто скопировали план захвата самолета из служебного фильма «Набат».

21-летний Гега и его возлюбленная 19-летняя Тинатин вскоре должны были играть свадьбу. В числе приглашенных на ее празднование была сотрудница Тбилисского аэропорта Анна Варсимашвили. Как раз ее новобрачные упросили сделать им «зеленый коридор». Анна работала дежурной международного сектора аэропорта и могла без досмотра пропустить отдельных пассажиров.

Утром 18 ноября Гега и Тинатин вместе с друзьями — Давидом Микаберидзе и Сосо Церетели — приехали в аэропорт и прошли в самолет без спецконтроля, пронеся на борт оружие: два пистолета ТТ, два револьвера системы Нагана и две гранаты. Гранаты были учебными, но с боевыми запалами, однако террористы об этом не знали.

Братья Ивериели и рецидивист Табидзе прошли на борт как обычные пассажиры. Вместе с террористами в Ту-134А, который следовал по маршруту Тбилиси — Батуми — Киев — Ленинград, летело еще 50 пассажиров и 7 членов экипажа.

Штурман Владимир Гасоян рассказывает:

«Борт уже заходил на посадку в Батуми, как вдруг мы получили команду возвращаться на запасной аэродром Тбилиси из-за погодных условий. Мы развернулись.

Преступники этого не знали — они видели, что самолет снизился, и решили, что он садится. А от Батуми до Турции рукой подать! В этот момент начался захват самолета».

При «посадке» террористы решили нейтрализовать тех, кто показался им сотрудниками спецслужб. Пассажир по фамилии Соломония вызвал у них подозрение своим синим костюмом. Один из бандитов ударил его по голове, а второй выстрелил в ухо.

Также были тяжело ранены пассажиры Плотко и Гвалия.

Когда на крики в салон вышли стюардессы Ирина Химич и Валентина Крутикова, то террористы взяли их в заложники.

Тинатин Петвиашвили и Герман Кобахидзе

Услышав требование: «Летим в Турцию», — Химич попыталась сообщить о нем по внутренней связи пилотам, однако Микаберидзе вырвал у нее трубку и ударил пистолетом по голове.

Табидзе и Паата Ивериели, приставив к голове Крутиковой пистолет, повели ее к кабине пилотов. Летчики открыли ей дверь, и внутрь ворвались двое террористов.

В кабине Табидзе приставил оружие к голове командира экипажа.

— Какая Турция? Самолет не сможет совершить такой перелет! — ответил за него бортинженер Анзор Чедия.

В ответ террорист несколько раз выстрелил ему в грудь.

Следующим от пуль бандитов пал штурман-инспектор Завен Шабартян.

Вдруг раздались выстрелы с другой стороны и Табидзе, получив пулю в голову, упал. Его сообщник Ивериели был ранен в плечо и скрылся.

Оказалось, что по бандитам из служебного пистолета стрелял штурман Гасоян, который сидел за шторкой на штурманском месте. Воспользовавшись заминкой, открыл огонь и командир самолета Ахматгер Гардапхадзе. В это время его помощник Станислав Габараев стал совершать маневры из области высшего пилотажа: самолет резко терял высоту и раскачивал крыльями. Нагрузка на конструкцию лайнера в три раза превысила допустимую, однако он выдержал. А террористы, сбитые с ног, не могли вести прицельную стрельбу.

Схватив стюардессу Химич, Ивериели стрелял по пилотам из-за ее плеча. После того, как в магазине кончились патроны, террористы отступили к багажному отделению. В это время вторая стюардесса Валентина Крутикова пришла в себя и, оттащив в сторону труп Табидзе, смогла закрыть дверь в кабину пилотов. За минуту до этого они втащили туда раненого Шабартяна.

«Смотреть на него было жутко: пуля во лбу, из горла хлещет кровь, глаз вытек, — вспоминал командир самолета. — Он хрипел от боли, протягивал деньги: «Передай моей жене». Понимал, что умирает, а мы говорили: «Держись, сейчас придет подмога”».

Не реагируя на угрозы террористов, командир передал сигнал тревоги и взял курс на Тбилиси. В ответ бвндиты устроили беспредел в салоне. Они застрелили пассажира Абояна и ранили еще пять человек. Двух бортпроводниц били и таскали за волосы.

Женщине, у которой кричал малыш, они сказали:

«Пусть он замолчит, иначе мы отрежем ему уши и заставим тебя их съесть».

Наконец в 17:20 самолет коснулся шасси бетонки Тбилисского аэропорта.

«Я открыла запасной люк и прямо на ходу выпрыгнула, — рассказала на следствии стюардесса Химич. — Не знаю, как осталась жива. Помню только, что по мне стреляли».

Следом за ней бросилась и Валентина Крутикова, однако ее цинично расстрелял Микаберидзе. Увидев в иллюминатор знакомый аэропорт, бандюга пустил пулю себе в лоб.

Однако прочие террористы не намеревались сдаваться, требуя перелета в Турцию. В противном случае преступники угрожали взорвать лайнер с пассажирами.

Переговоры с бандитами на первых порах вел замначальника Управления гражданской авиации Грузии Кадзаная. Позднее приехали глава республики Эдуард Шеварднадзе, а также представители КГБ и прокуратуры.

В аэропорт были доставлены родители террористов, но те не захотели с ними общаться.

Той же ночью в Тбилиси прилетел борт с сотрудниками группы «А» («Альфа») КГБ СССР. Пилоты вылезли наружу через форточку кабины и так же туда проникли спецназовцы.

Развязка драмы в аэропорту Тбилиси

19 ноября в 6:55 начался штурм самолета. За несколько минут «Альфа» мастерски обезвредила пятерых террористов. Причем бескровно.

Следствие по делу угона Ту-134А шло девять месяцев. За это время в СИЗО умер лидер угонщиков Сосо Церетели. Оставшихся — Каху и Паату Ивериели, Кобахидзе, а также священника Чихладзе суд приговорил к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 3 октября 1983 года.

Тинатин Петвиашвили была осуждена на 14 лет тюрьмы, но в 1991 году получила помилование президента Звиада Гамсахурдиа и вышла на свободу.

Комментарии (оставлять комментарии можно только в полной версии сайта)

    • оставлять комментарии можно только в полной версии сайта