Губят прекрасные машины («Правда» от 26 сентября 1938 года)

Захар, «дворовый человек» Ильи Ильича Обломова, не любил убирать комнату.

— Ты мети, выбирай сор из углов, — учил его Обломов.

— Уберешь, а завтра опять наберется, — говорил Захар.

— Не наберется, — перебивал барин, — не должно.

— Наберется, я знаю, — твердил слуга.

Неизвестно, сознательно ли начальник Транспортного управления Моссовета тов. Гоберман, управляющий трестом «Мостаксомотор» тов. Федоров и директор второго таксомоторного парка тов. Потапов взяли гончаровских героев за образец или это — стихийное родство душ, но автомашины у них содержатся не лучше, чем комната у Обломова.

Группа инженеров автозавода имени Сталина недавно побывала в таксомоторном гараже, что на Рязанской улице. Там сосредоточено большое количество такси «ЗИС-101», выделенных правительством для обслуживания москвичей. Один из участников этого посещения инженер автозавода пишет:

«Тяжело и стыдно рассказывать о том, что мы видели, но рассказать следует, чтобы это послужило укором и уроком тем, кто заведует этим большим и дорогим хозяйством.

Подготовка машин к выезду на линию ограничивается тем, что кузов, крылья и стекла обтираются сухой тряпкой и машины подметаются внутри обыкновенным домашним веником».

Захар, как известно, тоже ограничивался тем, что подметал изредка середину комнаты да стирал пыль с обеденного стола. Остальное он убирал только к святой неделе. Поэтому в комнатах у Обломова всегда была пыль и грязь, по стенам — паутина, спинка у дивана — и та изломана.

— Не век же ей быть, — рассуждал Захар, — надо когда-нибудь изломаться.

А вот какую картину можно наблюдать в таксомоторном гараже: «У машин, как правило, выхлопная труба погнута. Поэтому газ не успевает выйти, мотор шумит, полного сгорания горючего в моторе нет — работают 5, максимум 6 цилиндров. Машины не смазаны, на шасси все масленки либо сбиты, либо заросли грязью. В масленки смазка не нагнетается, в картере масло не проверяется.

В результате машины, которые вышли с завода в марте этого года, наездили не более 35 тысяч километров, выглядят так, как будто они прошли но меньшей мере 120 тысяч километров. При таком «обслуживании» машины уже к весне 1939 года придут в полную негодность».

Жителя красной столицы не потерпят такого отношения к их имуществу. Барской распущенности должен быть положен конец.

Б. ПАГИРЕВ.