Честь («Правда» от 14 октября 1938 года)

26 июля 1937 года в рабочем листке слесаря-стахановца одного из московских заводов тов. С. Фильчакова была обнаружена подделка. Начальник цеха тов. Ленкин тут же вызвал к себе Фильчакова.

— Ты подделал листок? — спросил Ленкин.

— Нет, — отвечал Фильчаков, — у нас в цехе рабочие листки валяются на столе у конторщицы. Любой мог это сделать…

— Ладно, — сказал Ленкин, — ты член партии, пусть парторг Соколов и расследует это дело.

В чем заключалось расследование — неизвестно. Но 9 августа на открытом партийном собрании Ленкин заявил, что Фильчаков занимается подделкой рабочих листков. А уже 11-го был подписан приказ об увольнении Фильчакова. Тем временем подделанный листок куда-то пропал.

Фильчаков обращался в заводскую газету, в завком, в партком. «Везде, — пишет он, — я пытался доказать свою правоту, отстоять свою честь». Заводские, организации отнеслись к этому равнодушно.

Фильчаков жаловался инспектору труда, в президиум ЦК союза рабочих авиапромышленности, дважды обращался в бюро жалоб ВЦСПС. Но и здесь оказались черствые люди. Никто из них не задумался над тем, что дело касается чести советского гражданина, чести стахановца.

Наступил 1938 год. Фильчаков все еще нигде не работал. Жена и товарищи уговаривали его бросить бесполезные хождения, но Фильчаков не сдавался. Он побывал у секретаря ВЦСПС тов. Москатова. Лишь после этого президиум ЦК союза постановил: считать факт подделки Фильчаковым рабочего листка не установленным, восстановить его на работе, а дело о подлоге передать в суд. Это было 21 февраля 1938 года.

Дирекция завода, однако, отказалась принять Фильчакова. Судья Ленинградского района Удалов, возомнив себя, очевидно, великим психологом, решает: рабочий листок мог подделать только сам Фильчаков, а потому в иске ему отказать.

Кассационная коллегия Московского городского суда в составе Ляховецкого, Бушуева и Репина ограничилась тем, что проштамповала это нелепое, необоснованное решение. Помощник прокурора гор. Москвы тов. Бардин также «не нашел оснований для пересмотра вопроса об увольнении Фильчакова».

Понадобилось вмешательство Прокурора СССР, чтобы положить конец этой волоките. Сейчас Фильчаков восстановлен на работе. Ему уплачено за вынужденный прогул.

Но он не работает на старом месте. Помощник директора тов. Александров послал его почему-то в другой цех. Вокруг Фильчакова — атмосфера недоверия, он по-прежнему «человек с изъяном».

* * *


Стахановец Фильчаков упорно и настойчиво боролся за восстановление своей чести. Профработники же лишь охраняли «честь своего мундира», не желал признать грубой своей ошибки. Честь мундира оказалась для них выше чести советского гражданина.

Понимают ли работники ЦК союза рабочих авиационной промышленности, какую ошибку они совершили, не став на защиту чести неповинного и оскорбленного рабочего-стахановца?!

Б. ПАГИРЕВ.