«Отдельный казанский противотрамвайный» авиационный полк

В Казани, 26 ноября 1980 года, на перекресток улиц Восстания и Декабристов рухнул новейший для того времени вертолет Ка-27.

Ка-27 был разработан в 1970-е годы и предназначался для обнаружения, отслеживания и уничтожения подводных лодок противника, которые следовали на глубине до 500 метров. Серийное производство машин началось в 1977 году на вертолетном заводе в башкирском городе Кумертау.

26 ноября 1980 года на заводском аэродроме в Кумертау были подготовлены к вылету 3 новых Ка-27 для их передачи в Североморск, в место постоянного базирования. Вертолеты должны были добраться до пункта назначения своим ходом.

Первой перевалочной площадкой должен был стать вертодром Казанского вертолетного завода. Однако по какой-то причине техники, которые заправляли вертолеты, дозаправили лишь головную машину и то не полностью. Два других вертолета дозаправлены не были и в баках находились лишь остатки топлива после заводских испытаний.

Также по неизвестной причине пилоты вертолетов перед вылетом не проверили количество топлива в баках.

Когда группа вертолетов подлетала к Казани, то в ведомом Ка-27 под управлением майора Ольховика сработал датчик аварийного остатка топлива, о чем тот немедленно доложил командиру.

В свою очередь командир группы не стал настаивать на аварийной посадке в аэропорту Казани, полагая, что до вертодрома остается менее 20 километров.

Ольховик с разрешения командира группы запросил экстренную посадку в аэропорту Казани, но получил отказ. Группа вертолетов влетела в воздушное пространство над Казанью.

ЧП случилось, когда машины летели над территорией Московского района. На высоте 200 метров вертолет майора Ольховика заглох, не дотянув до вертодрома всего 4 километра. Остановились оба двигателя.

Не имея практически никакого выбора места для посадки, Ольховик все же выбрал самый удачный вариант для падения своего вертолета на перекрестке улиц Восстания и Декабристов.


На огромной скорости вертолет врезался в асфальт, порвав корпусом и лопастями провода электрических сетей и телефонной станции. Уже двигаясь по инерции, машина закрутилась и запуталась к кабелях, опрокинулась на левый борт и зацепила лопастью стоявший на светофоре трамвай.

Второй ведомый вертолет под управлением майора Малинко, в баках которого также заканчивалось топливо, совершил аварийную посадку на газоне стадиона «Тасма», который был расположен в двух кварталах от крушения другой машины.

До вертодрома дотянул лишь командирский вертолет. Но и он, едва приземлившись, заглох из-за выработки горючего.

Сразу после падения вертолета на месте крушения собралось огромное количество зевак. Однако милиция из Московского РОВД, которое находилось всего в 300 метрах отсюда, быстро выставила оцепление, чтобы не допустить к месту крушения новейшего вертолета посторонних лиц.


Все последствия катастрофы были устранены, буквально, в течение нескольких часов. Аварийные службы восстановили электрические провода и телефонные коммуникации, дорожники залатали асфальт, а поврежденный трамвай был отбуксирован в ближайшее депо.

Сам вертолет был быстро разобран казанскими специалистами и, включая мелкие обломки, был транспортирован на Казанский вертолетный завод. Уже спустя несколько дней на перекрестке улиц Восстания и Декабристов ничего не напоминало о происшествии.

Среди жителей города быстро поползли слухи о том, что власти провели быстрые ремонтные работы, чтобы не привлекать внимания к катастрофе, в которой якобы погибли десятки человек. В частности, пассажиры трамвая.

Однако эти слухи не нашли подтверждения. Крушения вертолета посередине оживленного перекрестка не повлекло за собой никаких жертв. Трамвай был пустой и двигался в депо, а окружающие здания и подземный переход не получили ни малейших повреждений.


Так как вина завода была очевидна, дело замяли и спустили на тормозах. И работники предприятия, и пилоты отделались лишь дисциплинарными взысканиями и лишением премиальных. Правда, остряки с тех пор стали именовать 830-й противолодочный вертолетный полк, не иначе как «отдельный казанский противотрамвайный».

Через девять лет произошел еще один инцидент с вертолетом К-27. На этот раз более трагический. И опять сработал человеческий фактор. 22 июля 1989 года в Приморье экипаж старшего лейтенанта С.С. Шевченко из хулиганских побуждений отклонился от маршрута, вышел на автодорогу и снизился на предельно малую высоту.


На скорости 220 км/час винтами стала рубить верхушки деревьев. А здесь навстречу высокий междугородний автобус. Летчик попытался уйти от столкновения, но задев автобус, был отброшен на 6-метровую металлическую ферму. После чего рухнул на проезжавший «москвич» и взорвался. Погибли три члена экипажа и ехавшая в автомобиле семья из четырех человек, в том числе двое детей.