Шпион («Правда» от 11 ноября 1938 года)

СУД

Он обрюзг, тучен, флегматичен. Два года назад ему пошел шестой десяток. Внешне спокоен. Когда говорит, — короткие, пухлые пальцы медленно расстегивают и застегивают пуговицы пиджака. Голос — осипший. Отвечая на вопросы суда, старается быть последовательным, логичным. Ему есть о чем вспомнить.

По происхождению — помещик. Сын крупного лесопромышленника. Детство и отрочество прошли в собственных имениях, под опекой рачительных бони, гувернеров и многочисленных дядюшек и тетушек. Юность — в императорском техническом училище в Москве. Поездка за границу. Возвращение на родину. Потом — царская армия. Всю империалистическую войну отсидел в плену у австрийцев.

В 1918 году, в обмен на военнопленных, его в числе других привезли в Советскую Россию. Снова знакомые места! Октябрьская социалистическая революция вызвала в нем бешеную классовую ненависть. Инженер по образованию, он устраивается, с тайной мыслью — вредить, портить, на военный завод.

Осторожно, с оглядкой, присматриваясь к окружающим, он не сразу начинает действовать. Он очень скрытен, замкнут. Его считают специалистом, знатоком дела, и только. Даже враги, пробравшиеся на завод, не сразу узнают в нем своего единомышленника. Так проходит несколько лет.

— Расскажите о вашей вредительской деятельности, — спрашивает его суд.

— Враждебно настроенный к советской власти, ко всему, что меня окружало, возненавидев землю, на которой родился, я начиная с 1925 года занимался контрреволюционным вредительством… Руководя двумя важнейшими цехами, я делал все, чтобы сократить выпуск изделий и ухудшить их качество.

— Кем вы были привлечены к шпионской работе?

— К шпионской работе, — отвечает подсудимый, — я был привлечен Т.

— Кто такой Т.?

— Он работал у нас помошником начальника одного цеха… Сейчас он арестован…

— Как он вас завербовал?

— Т. хорошо знал, что я сын крупного помещика. Однажды в своем кабинете он предложил мне оказать ему помощь в одном деле. Я спросил его, о какой помощи идет речь… Т. начал расспрашивать меня о моих родственниках, знакомых. Затем в осторожной форме предложил собирать для него сведения о заводе… Я сразу не дал ему согласия, сказав, что подумаю. На другой день Т. снова повторил свое предложение… Я обещал ему собирать секретные сведения. Из месяца в месяц я сообщал сведения о выпускаемых заводом предметах, их количестве и качестве, о новом технологическом процессе их изготовления…

— Каким путем вы собирали эти сведения?

— Я заходил в плановое бюро того или иного отдела я по ведомостям, актам, нарядам составлял специальные сводки.

— Когда Т. арестовали, кому вы передавали шпионские донесения?

— Непосредственную связь имели две женщины — К. и Л. Меня с шив познакомил Т. задолго до своего ареста… Было условлено в случае его провала передать через них секретные сведения в иностранную разведку.

Взвешивал каждое слово, он повествует о своих шпионских делах, явках, связях, знакомых.

— Признаете ли вы себя виновным в проведении шпионской деятельности?

— Признаю, — отвечает подсудимый.

Военный трибунал Московского военного округа приговорил шпиона П. к расстрелу.

И. ЯРЦЕВ.