Рост цен на бензин является формой шантажа государства

Ситуация с ценами на бензин в России продолжает удивлять и экспертов рынка, и тем более простых покупателей. Рост рублевых цен оказался самым резким с 2009 года, когда начиналось восстановление экономики после кризиса осени 2008-го. 13% за 5,5 месяцев с 1 января по 15 июня этого года не укладываются ни в реальную, ни в прогнозную инфляцию.

Нефтяные компании России попросили правительство удвоить размер демпфирующей надбавки – государственной субсидии, которая помогает производителям поддерживать низкие цены на бензин (и дизельное топливо, но дальше для простоты будем говорить только о бензине) для внутреннего рынка. Стремительно росшие в начале года цены стабилизировались только после окрика со стороны правительства и президента, но, по мнению отрасли, это не рыночный способ воздействия на ситуацию.

На графике ниже хорошо видны скачки и спады – даже в 2009 году (левая часть графика) рост был не таким быстрым, как в 2018-м.

Основной причиной подорожания считается рост мировых цен на нефть. Действительно, за тот же период (с января до июня 2018 года) фьючерсы на сорт Brent, к ценам на который привязана стоимость нашего основного сорта Urals, подорожали примерно на столько же. При некоем свободном рынке все выглядело бы логично: продукция становится более востребованной, компания радостно поднимает цены и, соответственно, жадно подсчитывает новую прибыль. Ведь основные расходы она несет в изрядно подешевевших рублях, а основные доходы получает в долларах. Если неблагодарные россияне не хотят покупать подорожавший бензин, можно вообще остановить нефтеперерабатывающие заводы и гнать всю нефть за рубеж.

Но в России мажоритарным акционером двух из четырех крупнейших добытчиков («Роснефть», «Газпром нефть») является государство, которое вроде бы должно думать не только о прибыли, но и о развитии экономики в целом. Стоимость топлива – абсолютно критический параметр для экономики самой большой и самой холодной страны мира. Выросли мировые цены? Это прекрасно, но что мешает продавать топливо внутри страны по прежним ценам, ведь издержки остались прежними?

Порочная часть сложной системы «сдержек и противовесов» нефтяных и топливных цен состоит в том, что внутренние расценки в базовой формуле привязаны к экспортным. Получается, что государство как мажоритарный акционер нефтяных компаний рассматривает отечественных и зарубежных потребителей как совершенно равных друг другу. Повысили цены для Германии, которая поддерживает режим санкций против нашей страны, – повысим и для своих.

Это не только безнравственно – это еще и очень плохая коммерция.

Ведь если топливо дорожает ускоренными темпами (а в первой половине 2018 года цены росли в 10 раз быстрее инфляции), вслед за ним растут логистические расходы, которые в России составляют до 20% стоимости конечной продукции. При этом поднимать розничные цены сложно – реальные доходы населения и так снижаются. Соответственно, уменьшается маржа производителя и продавца. Становятся невозможными инвестиции в расширение и модернизацию производства. Валовой внутренний продукт не растет, рабочие места не появляются. Страна продолжает терять свои позиции на международных рынках. И все потому что «в кузнице не было гвоздя» – у правительства не было политической воли потребовать от предприятий, находящихся в государственной собственности, работать на благо страны, а не топ-менеджмента.

Национально ориентированная экономика предполагает установление приоритета не только для отечественных производителей, но и для отечественных потребителей. Форма этого приоритета бывает разной: прямое субсидирование цен на бензин, отсутствие платы за часть коммунальных услуг, связанную с использованием энергоносителей, зачисление части полученных от продажи национального достояния средств на личные счета граждан… В России не используется ни один из этих механизмов – только помощь добывающим и перерабатывающим компаниям. А ведь для сдерживания цен на бензин даже не нужны деньги – достаточно кое-кому поступиться частью прибыли.

Получается, что рост цен на бензин является формой шантажа государства со стороны, в числе прочего, и формально государственных, а судя по всему, уже квазигосударственных компаний. Дайте нам денег через субсидии или очередной налоговый маневр – и мы, так и быть, перестанем накручивать счетчик для потребителя.

Михаил Мельников