Капитализм без твердого закона – зверь без клетки. И у нас как раз такой

Я не люблю капитализм вообще. Хотя, будучи объективным, не могу не признать многочисленные заслуги этого строя перед человечеством.

Но наш, российский капитализм я не люблю гораздо более, чем любой другой из мне известных.

Западный капитализм на 50% созидателен и на 50% разрушителен.

Наш разрушителен на все 100%. Он ничего не создаёт. И он уже никогда и ничего не создаст.

Потому что он с самого начала встал не на те рельсы. И вместо «светлого будущего» едет в тупик.

В отличие от многих «патриотических горлопанов», знакомых с Америкой по передачам Киселёва и юморескам Задорнова, я эту Америку знаю на собственном опыте. Она совсем другая. Не лучше и не хуже, чем живописует её художник слова Киселёв. Просто другая.

В ней есть настолько отвратительные явления, что о них невозможно говорить без содрогания. Но есть и настолько положительные, что о них приятно вспоминать даже спустя 10 лет.

И вот эти самые хорошие вещи, свойственные Америке, Великобритании, Германии или любой другой развитой современной державе, оказались возможными из-за одного-единственного качества тамошней жизни: законности!

Суды, адвокаты, полиция, государственные органы – все они работают там по закону. Да, иногда с перегибами или, наоборот, с недочётами, но по закону.

И такой ситуации, когда вы, будучи гражданином своей страны, сталкиваетесь с вопиющим произволом и оказываетесь беззащитным перед ним, там быть не может.

Чтобы эти слова стали понятными, поясню на всем известном примере.

Улюкаев – безусловно вор. Взяточник. Это не подлежит сомнению. У меня лично он вызывает самые мерзкие чувства. Сечина я не люблю точно так же. Это – два сапога пара. Но вся ситуация с ними в проклятой Америке закончилась бы однозначно в пользу Улюкаева. Его освободили бы в зале суда после первой же неявки Сечина в качестве свидетеля.

Оперативники знают такое выражение: «Нет тела – нет дела !» Нет потерпевшего – нет и преступления. Таков закон.

* * *


Все помнят несчастную бабулю под сто лет, чей домик рухнул от ветхости на припаркованные автомобили и повредил их, в результате чего суд наложил на бабулю полумиллионный штраф.

Там эта ситуация решилась бы так. Сначала пострадавшие автовладельцы обратились бы в страховую компанию и получили бы оттуда полное возмещение. Затем пошли бы к адвокату и написали коллективное исковое заявление.

Адвокат в течение двух дней выяснил бы хозяина здания и ответственного за его техническое состояние. И если бы оказалось, что нет никого на свете, кроме несчастной старухи, кто смог бы ответить за происшествие, она бы всё равно не пострадала ни на грош. И вовсе не из-за того, что адвокат – гуманист! Нет, он бандит с большой дороги, и у него нет ничего святого. Просто с неё нечего взять!

И адвокат пошёл бы искать виновных, с которых можно взять! И нашёл бы их! Например в лице государственных технических органов, надзирающих за состоянием жилья. Или строителей, проводивших работы по соседству. Обвинил бы их в преступной халатности на миллионы. И сам бы заработал, и помог автовладельцам, и несчастной бабушек тоже!

Помните знаменитое выражение: «У любой ошибки есть фамилия, имя, отчество»? Вот это и есть Закон на Западе.

Человеку, не знакомому с реалиями тамошней жизни, трудно поверить в это. И ещё труднее понять, почему закон там настолько эффективен и оперативен.

А ответ прост. Капитализм – система, основанная на животных инстинктах. О том, что ради денег капиталист способен пойти на любое преступление, там знают давным-давно. И знают, что если этого капиталиста не оградить двойным или тройным забором ограничений и запретов, он разнесёт страну в щепы! За пару дней! Закон действует на Западе, не потому что Запад – культурен и цивилизован. А потому что он дальновиден и расчётлив.

Закон не служит ни богатым, ни бедным. Он служит задаче сохранения государства.

Более того, Закон и сам судья, который этот закон олицетворяет, и есть государство. Его цели, его лозунги, его ценности. Поэтому фигура судьи на Западе – священная. К нему относятся с величайшим почтением. Он – последняя инстанция. И за неуважение к судье и суду наказывают предельно сурово.

За грубое слово в его адрес на самом мелком процессе вас немедленно накажут большим долларом или сроком в тюрьме. Я сам был свидетелем такого случая, когда попал в суд за нарушение ПДД и пытался отбить штраф в 120 долларов. Негритянка, пришедшая за тем же, грубо упрекнула судью в некомпетентности. И тут же получила 500 долларов штрафа с предупреждением, что за ещё одно подобное слово будет арестована прямо в зале.

* * *


К чему все эти слова?

К тому, что те, кто затевал нашу перестройку и перевод страны на капиталистические рельсы по Западным образцам, всё это знали раньше и лучше меня.

Все эти «чикагские мальчики», прошедшие Йель и Гарвард, прекрасно знали, что такое Закон и как он работает на Западе. Но принесли в Россию не юридические институты и процедуры, не традиции соблюдения законности, а судью Хахалеву, финансовые пирамиды, афёры с подставными фирмами, оффшорную экономику и мошенническую приватизацию.

Это продолжалось все годы ельцинского правления. И я был убеждён, что с приходом нового лидера начнётся и новый этап в судьбе российского капитализма, прежде всего – введение Закона, одинакового и неумолимого для всех.

Но этого не случилось. За все 17 лет.

И причины здесь тоже понятны. Они те же, что и на Западе. Но со знаком «минус».

Если там устои общества охраняет действующий закон, то у нас – бездействующий.

Если там массово начнут не соблюдать закон – рухнет государство. А у нас оно рухнет, если закон начнут соблюдать.

Мы построили антикапитализм, антиобщество, в котором всё – анти! Антимораль, антизакон, антиэкономика, антиценности и антипатриотизм.

Я прекрасно понимаю, что капитализм предполагает наличие в обществе богатых и очень богатых людей. И я не против даже олигархов, зависти к которым не питаю. И мне абсолютно не интересно, как проводят они своё время, о чём говорят, где живут и с кем спят.

Мне интересно только одно: что создали эти люди? Какой вклад в общественное богатство и процветание внесли? Что дали стране?

Я знаю, что именно создали Ларри Пейдж и Сергей Брин. Билл Гейтс и Ларри Эллисон. Илон Маск и Стивен Джоббс. Энцо Ферррари и Коко Шанель. Соичиро Хонда и Катсуаки Ватанабе.

А что создал Сулейман Керимов? Михаил Прохоров? Владимир Потанин? Алишер Усманов? Роман Абрамович? Кто все эти граждане? Зачем они? Какой в них прок?

И почему у нас нет Билла Гейтса или Илона Маска? Почему вместо того у нас говорят, какой плохой Илон Маск?

А Виктор Вексельберг – хороший? Если да, то чем? А если нет, то почему борются не с ним, а с Маском?

* * *


Я очень люблю спорт, которому отдал многие годы. Искренне симпатизирую спортсменам. Но это ничуть не мешает мне оставаться объективным.

Я хорошо помню инициативу Президента по возвращению соотечественников на Родину. Помню, с какой помпой принимался этот закон. Помню шумные прения в Госдуме, выступления чиновников, наперебой клявшихся в искреннем желании и возможностях принять и трудоустроить всех, кто захочет это сделать. И я тогда был рад, что наконец в новую Россию начнут возвращаться учёные, писатели и художники и просто честные люди, волею судьбы оказавшиеся за тридевять земель от дома. Те, кто сегодня изо всех сил развивает чужие экономики, чужие науку и искусство.

Но вместо них к нам поехали второсортные тренеры, латиноамериканские футболисты за многомиллионными зарплатами, затухающие кинозвёзды и предпенсионные спортсмены, испытывающие проблемы с русским языком и не имеющие никаких других проблем.

Я не против спорта! Но разве эти люди сегодня нам важнее инженеров, учёных и врачей, имеющих многолетний опыт работы на Западе? Разве Депардье или Стивен Сигал имеют больше прав на Россию, чем многие русские жители ЛДНР, не имеющие вообще никаких шансов на получение гражданства РФ?

Количество русскоязычных сотрудников в крупнейших зарубежных хайтек фирмах сегодня настолько велико, что им даже разрешено официально общаться внутри компании на русском языке.

Почему они там, а не здесь?

И почему на фоне всего этого и многого другого со всех экранов мне, взрослому человеку, немало повидавшему в жизни, изо всех сил пытаются внушить, что даже дерьмо пахнет розами, если оно наше, и даже розы пахнут дерьмом, если они чужие?

Всё это – не патриотизм. Не идеология. И не уважение к своей стране.

Это ложь, которая давно стала официальной государственной политикой.

А ложь ещё никому не помогла выстроить государство. Зато не раз помогала его разрушить. В том числе – наше собственное.

Валерий Мироненко

Комментарии (Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.)

    • Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.