Только для богатых и очень богатых: лекарство за $1 млн

Биохимики представили копию препарата для генной терапии. Данное лекарство является самым дорогим в мире и стоит миллион долларов. Оно получило название Glybera и стало первым одобренным FDA средством для лечения наследственных заболеваний. Группа биологов заявила, что разработала более простой и недорогой прототип этого лекарства.

Группа биологов заявила, что разработала более простой и недорогой прототип этого лекарства. Исследователи планируют обратиться к ученым, чтобы помочь им проверить разработку и испытать его на животных.

Пока что их версия генной терапии стоит меньше 7 тысяч долларов, когда оригинал около одного миллиона долларов.

Напомним, что в этом году швейцарская фармацевтическая фирма Novartis показала еще одно лекарство для генной терапии, которое помогает в лечении мышечной атрофии позвоночника и стоит $2,1 млн.

* * *


Ну вы понимаете, что лекарство за миллион вам никакое государство не оплатит ни по какой страховке. Да и более «дешевые» лекарства вроде противоопухолевых препаратов по 10 тысяч долларов за ампулу — тоже. И по тысяче долларов за ампулу не будет оплачивать. То есть спасти жизнь и здоровье могут только богатые или очень богатые.

Фармакологические компании, конечно, озверели. Причем на рынке они ведут себя просто как бандиты, всячески препятствуя выходу дешевых и эффективных препаратов и методик — в пользу дорогих и очень дорогих.

И теперь вот появились «биохакеры», фактически предоставляя пиратские копии недоступных лекарств. Трудно осуждать такое пиратство…

Вообще, откуда взялись пираты в области высоких технологий? Да исключительно из-за сверхзавышенных прибылей.

К примеру, в книгоиздании, где доля автора редко составляет больше 5 процентов, а доход издательства 12 процентов, пиратства фактически нет — зачем, если проще и выгодней зарабатывать легально?

А вот в области компьютерных технологий, где прибыль по отношению к реальным затратам составляет 90 процентов и более, пиратство процветает! Да и в области хай-тека или, к примеру, производства швейцарских часов.

Ну а сколько «наваривают» фармкомпании, видно на приведенном примере: 1 миллион долларов и 7 тысяч — есть разница?

Потом можно, конечно, рассуждать о качестве, но какая мне разница, насколько качественное лекарство за миллион, если у меня даже на обертку не хватит? 7 тысяч долларов тоже дорого, очень дорого, но это, по крайней мере, можно как-то купить — машину продать, и купить. А за миллион что продашь? Разве что душу? Но современный Мефистофель и за души простых граждан жмется. Другое дело — души руководителей фармкомпаний. Тут ценник ого-го! И все продано на сто лет вперед.

Анатолий Баранов