Как вы думаете, оправдаться за геноцид возможно?

Власть стала искать разные способы смягчить откровенный грабеж пенсионной реформы. Минюст РФ разработал проект приказа, который исключит возможность списания со счетов должников социальных выплат.

Получается, что, говоря о необходимости защиты пенсионных накоплений, власть пытается как-то оправдаться за ту же пенсионную реформу, которая обрекла на обнищание и преждевременную смерть огромное количество наших граждан? Получится ли это? Возможно ли вообще как-то компенсировать ущерб от этих людоедской пенсионной реформы?

Ну и конкретика, почему подписанный президентом закон не работает? Почему вдруг Минюст вынужден вмешиваться и принимать дополнительные нормативы?

Не стоит думать, что резон тут гуманитарный. Государство выплачивает пособия, и без того нищенские, тем, кому реально не на что жить. И вдруг эти деньги уходят куда-то за долги, а социальная проблема — накормить нищих — не решается. Наоборот, копится недовольство. Конечно, государство не намерено из своего кармана обеспечивать интересы кредиторов. Хотя, если честно, я вообще не понимаю, как в упорядоченном государстве вообще может легально существовать совершенно средневековая система выколачивания долгов.

Закон, запрещающий списывать со счетов должников социальные выплаты, президент подписал ещё в феврале, но он не работает, раз приходится принимать дополнительные решения. И потом, если посмотреть шире — президент, если не обсуждать моральные стороны его правления, вполне разумен, даже рационален. А вот система, которая под ним сформировалась, не разумна и нерациональна, она вообще склонна к самоликвидации. Это суицидальная власть, которую надо постоянно кому-то оттаскивать от края пропасти, в которую она с маниакальной настойчивостью стремится прыгнуть, принимая то пенсионную реформу, то еще что-то.

Банки и судебные приставы обязаны проверять источники дохода, чтобы не допустить списывания с социальных выплат. На практике же это происходит по-разному. Где-то проверяют, где-то нет. Это ж в основном Сбербанк, а это по сути не один банк — каждый филиал в субъекте Федерации по существу отдельный, вполне самостоятельный банк со своими ставками и процентами, правилами и порядками. Ваши деньги с вашего лицевого счета в Москве могут идти на ваш же лицевой счет в Московской области до пяти рабочих дней! О чем говорить?

У нас страна из 80 субъектов Федерации, в каждом, в соответствии с федеративным устройством государства, своя власть, свой законодательный орган, соответственно, свои законы, нормы и правила. Так что масштаб этого явления значительный — в размерах одной седьмой части земного шара.

Существует такая схема: когда у пенсионера на карте накопилось много денег, их считают не пенсией, а накоплениями. И в этом случае списания разрешены. Но что интересно, замечали как пенсионеры в день получения пенсии выстраиваются в очередь к банкомату, чтобы снять все деньги наличными? Как думаете, это они такие глупые, не умеют карточкой расплачиваться? Нет, это часто очень бедные люди, перед которыми встает дилемма: оплатить коммуналку или поесть. И голос желудка часто побеждает, а долги копятся. Поэтому для этих людей вообще оставлять какие-то деньги на счету — это риск потерять их и остаться без средств к существованию, и без того скудных.

Для изменения этой ситуации нужно, во-первых — категорически запретить перепродажу долгов, цессию. Во-вторых — запретить как таковую коллекторскую деятельность. В-третьих — закрыть Пенсионный фонд России и платить пенсии непосредственно из бюджета, через казначейство. И в-четвертых — привести размер пенсий к реальной потребительской корзине, с которой можно жить, а не выживать. И вся ситуация просто исчезнет.

Если кто считает, что государство пытается оправдаться за пенсионную реформу, то глубоко заблуждается. Как думаете, оправдаться за геноцид возможно? А так называемая «пенсионная реформа» — это геноцид целого поколения, моего, кстати. Поколения Путина не коснулось, они даже выиграли какие-то копейки. А мне вот не повезло… Вот как вы полагаете, мне эти оправдания негодяев помогут выжить в ближайшие годы, до моей среднестатистической смерти через восемь лет?

Анатолий Баранов