Признание гражданина иностранным агентом - это почти обвинение в государственной измене

В российском обществе продолжается горячая дискуссия о допустимости вступления в действие закона, наделяющего граждан статусом «иностранного агента», инициированного сенатором Андреем Клишасом. Предлагаемые для защиты государства и общества меры могут войти в противоречие с базовыми юридическими принципами, а также стать поводом для злоупотреблений.

Принятый в трех чтениях Госдумой и одобренный Советом Федерации законопроект вот-вот будет подписан президентом.


Вообще-то признание гражданина страны «иноагентом» — это почти обвинение в государственной измене, санкция за которую — вплоть до 20 лет лишения свободы. Границы критериев между «иноагентом» и «изменником родины» настолько размыты, что очень легко перепутать. И, полагаю, будут путать часто. Но даже если нет — сама угроза оказаться на скамье подсудимых по самой тяжкой статье УК РФ за простую публицистическую деятельность возбуждает воспоминания о самых тяжких временах нашей истории.

Вы подумали, что, говоря про «самые тяжкие времена» я буду вспоминать Сталина? Так вот, во время массовых нарушений социалистической законности все же для признания изменником родины нужны были некие действия, пусть и мистифицированные — реальная работа на иностранную разведку, а не написание статей и заметок. Ну, и процент оправдания в сталинских судах был в 20 раз выше, чем в нынешних. То есть у нас, если попал в оборот, то практически без шансов.

Вот что у нас понимает Уголовный кодекс под государственной изменой: «Государственная измена, то есть совершенные гражданином Российской Федерации шпионаж, выдача иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации».

Вот скажите, можно ли трактовать статью острой направленности или расследовательский журналистский материал как оказание «консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации»?

У нас – запросто!

И потом доказывай, что излагал собственное мнение, на которое вроде бы имеешь право.

Фактически это запрет для российских граждан сотрудничать с иностранными СМИ в любом качестве.

Следующим этапом должен стать статус «иноагента» с перспективой посадки за госизмену за чтение или просмотр иностранного контента. Youtube вполне подойдет. А уж Би-би-си – это сразу 10 лет без права переписки…

Анатолий Баранов