Конституционный позор: вопрос в бюллетене составлен с грубой ошибкой

Бюллетень по голосованию по поправкам содержит вопрос, сформулированный в нарушение самоочевидных, повседневных и общеизвестных норм русского языка: «Вы одобряете изменения в КонституциЮ Российской Федерации?»

Нынешние одичалые, похоже, даже не подозревают, что это не по-русски.

По-русски будет «изменения в КонституциИ» либо «изменения, вносимые в КонституциЮ». Пропуск слова ведёт к изменению грамматической конструкции, — но это, похоже, понятно лишь для тех, кто учился в нормальной средней школе, а не подвергался системному выжиганию мозга либерастами при помощи пресловутого ЕГЭ.

Нет сомнения, что сейчас поднимется дикий вой о том, что только так и можно хаварыт па-рюсски, а кто учился в школе и, если и одичал, то не полностью, — тот враг народа, агент госдепа и провокатор. Услышали же мы в последние дни официальные заявления о том, что люди, экспериментально выявившие возможность как минимум двукратного голосования по вопросу поправок, будут преследоваться как административные правонарушители, а возможно, и уголовные преступники — при полном игнорировании, насколько можно судить, правовой оценки деятельности тех, кто на деньги народа России создал необходимые предпосылки для подобного беспредела.

Полностью обесценивающего, кстати, саму идею «всенародного волеизъявления», которое в результате становится все труднее отличить от вульгарного шулерства.

Так или иначе, но грамматическая ошибка в столь значимом для этой власти документе свидетельствует о степени ее одичания даже более наглядно, чем коронабесие и вся либеральная политика истребления любых профессионалов как таковых — и, в конечном счете, уничтожения самой России.

Можно предположить, что в принципе невозможно проводить политику в стиле «Россия не для русских (понимая их именно по культурной принадлежности)» и не дичать.

Похоже, данная ошибка предельно наглядно демонстрирует цену самих поправок, — в частности, цену поправки о русском языке (да и других, даже самых замечательных поправок, с которыми официальная пропаганда носится буквально как с писаной торбой).


Если одичалые просто отдали выделенные на подготовку голосования деньги «под распил», так что в итоге текст бюллетеня составляли полуграмотные первокурсники провинциального вуза (а первый курс в вузах последнее десятилетие обычно посвящают изучению необходимого минимума школьной программы), — это еще не беда.

А вот если господа чиновники и вправду забыли русский язык (разумеется, кроме слов, написанных крупным шрифтом на купюрах)…

Беда, что теперь это теперь станет нормой русского языка, — вернее, того, что от него останется. Другого выхода для одичалых я, по крайней мере, просто не вижу.

Но представить себе, что эти люди способны сделать что-либо хорошее и всерьез, становится все труднее — буквально с каждым днем…

Михаил Делягин