Французская карательная психиатрия добралась до «акциониста» Павленского

В тоталитаризме и отсталости по части соблюдения прав человека десятилетиями упрекают Россию «люди со светлыми лицами». Но если не принимать на веру громкий визг либералов, а изучать матчасть, то оказывается, что в тех же США до сих пор казнят людей, притом – варварскими методами, а во Франции активно используют карательную психиатрию. И в свете последнего факта возникает вопрос: почему не возродить эту эффективную практику в России?

Мало что веселит наших сограждан настолько, как наблюдение за мытарствами отечественных креаклов, решившихся на практике проверить реальность собственных воззрений о «сияющем Западе».

Помните городского сумасшедшего по фамилии Павленский, который минувшей зимой внезапно разочаровался во французской демократии?

Теперь разочарование креакла стало ещё глубже. И связано это с тем, что суд постановил отправить «акциониста» на принудительное лечение.

«Пётр Павленский рассматривает письмо, полученное от французских властей «как прямую угрозу». В письме от имени следственного судьи ЛАзергеса ЛОуренса идёт речь о выполнении им обязательств в рамках судебного дела.

В его отношении открыто дело за «нарушение неприкосновенности личной жизни» и «распространение записей с содержанием слов и изображения сексуального характера без согласия человека». Речь идёт о БЕнжамене ГривО, который собирался баллотироваться в мэры Парижа. ПавлЕнский также подозревается в «отягчающих обстоятельствах» после драки 31 декабря 2019 года во время «вечеринки», организованной его другом, адвокатом ХуАном БрАнко».


Вы представляете, насколько Павленский чокнут, что ухитрился обгадиться даже на тусовке у собственного друга, который вдобавок защищал его в суде? А теперь этот явный клиент карательной психиатрии возмущён тем, что власти намерены его лечить.

«Прошу вас подтвердить выполнение вами обязательств по психиатрическому лечению, которое вам прописали в рамках судебного дела», — говорится в письме от имени следственного судьи, которое получил Павленский. В письме также говорится, что Павленский обязан предоставлять подтверждение того, что он проходит лечение каждые два месяца. Если же он не выполнит этого требования, его могут заключить под стражу».

Нет даже нужды напоминать вам, какой вой поднялся бы среди либералов в России, вынеси аналогичное предписание в адрес Павленского отечественный суд. Во Франции же местные «борцы с режимом» словно воды в рот набрали. Негодует преимущественно сам пациент.

«Павленский возмущён тем, что в этом письме судьи утверждается, что у него есть психическое заболевание. Он считает, что тем самым ему навязывают принудительное психиатрическое лечение, и подчиняться этому он не собирается. Для него эта ситуация значит гораздо больше, чем простое процедурное требование, которому он бы просто не захотел следовать по собственной прихоти.

Павленский сравнивает эту ситуацию с судьбой жертв тоталитарных режимов, когда всё, что не соответствовало идеологии, считалось признаком заболевания и требовало исправления, изоляции, очищения, выдворения или ликвидации. Он приводит в пример Германию 1930-х годов, Советский Союз и США 1851 года, где «рабам, которые пытались бежать, ставили психиатрический диагноз мании к бегству и отрезали пальцы».


Совсем из ума выжил – США в пример приводить. Да любой креакл, услышав такое, мгновенно переключится в режим «Это Другое!» Видимо, больной на голову, но очень хитрый Павленский старается сравнением с применявшимися рабовладельцами практиками привлечь к себе внимание BLM-активистов.

Надеется, наверное, что его признают афрофранцузом и освободят от лечения. Но лично я думаю, что даже если такая надежда у беглого креакла есть, то номер не пройдёт. Потому что во Франции существует правоприменительная практика, и подобное лечение в её рамках – обыденность.

«Несмотря на сопротивление Павленского, принудительное лечение — психиатрическое или лечение от алкоголизма и наркомании — остаётся весьма распространённым в судебной системе Франции.

Адвокат Петра Павленского ЯсИн БузрУ считает психиатрическое лечение бессмысленным и оскорбительным. «Мой клиент отказывается подчиниться этому предписанию». В письме также говорится, что Павленский обязан предоставлять подтверждение того, что он проходит лечение, каждые два месяца».


Такая вот она, французская демократия. Надеюсь, в ближайшее время с ней столкнётся не только недолеченный Павленский, но и другие российские «борцы с Режимом», ранее сбежавшие во Францию. Например – писатель Акунин, который Чхартишвили, а также вождь мамкиных революционеров – пюрер Мальцев.

Ничто так не приводит в чувство насчёт демократичности западной демократУры, как близкое знакомство с нею. И потому, я считаю, познакомиться со всеми этими правозащитными практиками – вплоть до американской смертной казни – просто обязан на личном опыте столкнуться каждый «человек со светлым лицом».

И тогда они ещё попросятся назад, в Россию, чтобы погрузиться в человечные объятия возрождённой отечественной карательной психиатрии. Но – будет поздно…

Руслан Осташко