Война за Зою

После того, как в 1991 году из числа официально признанных ценностей в бывшем СССР оказалась выброшена Октябрьская революция, а спустя небольшое время, около 1993 года, и Февральская, следующим логичным рубежом для «борьбы за историю» стала Великая Отечественная война. Кто там был прав, а кто неправ: маршал Жуков, Александр Матросов и Зоя Космодемьянская или, прошу прощения, генерал Власов с атаманом Красновым? А, может быть, ни те, ни другие, а Бандера со всякими своими «лесными братьями»? И на этой линии битвы продолжаются и сегодня: то памятную доску Маннергейма торжественно повесят, то напор общественного возмущения снесёт её вон. То с портретом царя Николая II выйдут на марш Бессмертного полка, то, наоборот, запретят такие скандальные выходки. Такая же борьба происходит, и это немудрено, вокруг памяти Зои Космодемьянской, подвигу которой сегодня, 29 ноября, исполняется ровно 80 лет.

«Святые девяностые» и двухтысячные были временем лобовой атаки на Зою, как и на других героев войны. Выходили, например, весёлые комиксы, призванные от начала до конца высмеять подвиг Зои — такое трудно умозрительно представить, но факт остаётся фактом. В 2010-х стали действовать тоньше, изощрённее. Основной тезис теперь был: Зоя, конечно, героиня, но… В 2016-м карикатурист и бывший психиатр Андрей Бильжо произвёл много шума статьёй о том, что Зоя Космодемьянская была, мол, психически больной.

Ну, а в последние годы атака на Зою приобрела совсем уж изобретательный характер, диалог из художественного фильма «Зоя» (2020), якобы призванного прославить её подвиг — у Зои в плену спрашивают:

— Ради чего ты здесь?

А она отвечает:

— Ради брата, ради мамы, ради трамвайчика от Сокольников до Стрешнево, ради булочки ржаной, горячей, прямо из печки.

Блогер BadComedian резко высмеял такое опошление образа Зои.


Что, в свою очередь, вызвало резкую отповедь бывшиего министра культуры Владимира Мединского, который в 2016-м устанавливал памятную доску Маннергейма, а теперь, что вполне естественно, является главным апологетом теории «булочки и трамвайчика»: «Измываться над данным фильмом – всё равно что измываться над памятью о Зое». Нет, г-н Мединский, это авторы фильма измываются над памятью о Зое, вкладывая в её уста слова, которых она не произносила и не могла произносить…

Что ещё сказать? Разумеется, война за Зою будет продолжаться. И рано или поздно эта война либо вернётся на прежние рубежи – то есть к защите главных советских ценностей, Октября 1917 года, за которые и отдала свою жизнь реальная Зоя, либо от «булочки и трамвайчика» покатится ещё дальше по наклонной – к хрусту французской булочки и прекрасному баварскому пиву, которым мы бы её запивали, если бы не помешала Зоя и такие, как она…

Кукрыниксы. Таня. 1942—1947

В.Г. Щукин. Зоя Космодемьянская

Таиса Жаспар (Шанхай, КНР). «Таня»

Константин Щекотов. Зоя Космодемьянская перед казнью. 1947—1949

Виктор Иванов (1909-1968). Патриотка (Зоя). 1944-1947

© Александр Майсурян