Португальский военный переворот 1974 года

Посетителям советских магазинов 1975 год запомнился тем, что на прилавках неожиданно появились два новых товара: настоящий португальский портвейн и португальская томатная паста. Портвейн был хорош, а вот «помидорка» как-то «не пошла». Этими гастрономическими впечатлениями, собственно, и ограничилось влияние португальской «революции гвоздик» на жизнь простых советских граждан.

В 1975 году СССР находился на пике могущества, не только военного, но и экономического. Но никто не подозревал, что Леонид Ильич уже подписал смертный приговор «красному проекту», как раз в тот момент, когда проект этот был вроде бы близок к стратегической победе.

Ключом к той победе была маленькая страна, Португалия. Там в апреле 1974 года после банального военного переворота началась самая настоящая революция – с аграрной реформой, национализацией промышленности и ростом влияния левых радикалов (включая коммунистов). Возможность появления на Пиренеях «новой Кубы» выглядела вполне реальной.

В ту пору обстановка в Португалии обострилась до предела. С одной стороны, «прокоммунистическое» правительство «красного генерала» Васку Гонсалвиша ушло в отставку, а с другой – в армии усиливалось брожение в среде «капитанов апреля», желавших двинуть революцию дальше, к построению социализма. Об этом прямым текстом сказано в «Манифесте революционных офицеров».

Кумиром левых офицеров был начальник лиссабонского гарнизона генерал Отело Саравайо ди Карвалью. И когда новое правительство его с этой должности сняло, левые офицеры 25 ноября 1975 года подняли мятеж. И могли бы победить, если бы только «генерал Отело» не отправился в одиночку на переговоры с президентом Португалии, где и был арестован… «Красный ноябрь» не состоялся. Хотя никогда ещё с 1945 года ни в одной стране Западной Европы не была так реальна возможность установления марксистского режима.

В Португалии в то время была довольно сильная компартия, совершенно «правильная», без всяких отклонений в сторону «еврокоммунизма». На выборах в Учредительное собрание коммунисты получили около 12% голосов, но в «красном поясе Лиссабона» их влияние было куда более существенным.

Казус в том, что едва не приключившаяся «социалистическая революция» застала коммунистов врасплох. К выступлению «красных капитанов» они никакого отношения не имели и, скорее всего, о предстоящем мятеже вообще не знали. А так вышло именно потому, что коммунисты эти были слишком «правильными», просоветскими, и ориентировались на советы из Москвы.

А советы были однозначными: «организовать работу в массах» и «не ввязываться ни в какие авантюры». Причина таких ориентировок была проста: Брежнев очень не хотел «испортить впечатление» после своего недавнего «дипломатического успеха» в Хельсинки. То есть «помочь революционному процессу» путем закупок португальских товаров он ещё мог, но ввязываться в новую конфронтацию со «свободным миром» из-за какой-то там Португалии…

Вот коммунисты в авантюры и не ввязывались. «Красные офицеры» предпочли с ними вообще не контактировать, а скооперироваться с небольшой маоистской группировкой «Революционная партия пролетариата». Там люди были поазартнее, но большим влиянием они не пользовались. Максимум, что смогли сделать португальские маоисты, так это подогнать к казармам одной из восставших частей несколько десятков добровольцев для рытья окопов, которые не понадобились.

В общем, 26 ноября 1975 года революция закончилась ко всеобщему удовольствию. Коммунисты не подверглись репрессиям (поскольку реально были «не при делах»), умеренные социалисты и буржуазные партии вздохнули спокойно. Даже американский президент Джеральд Форд порадовался; он как раз вёл избирательную кампанию и «португальский ноябрь» смог представить как успех американской внешней политики, которая под его мудрым руководством не допустила прихода коммунистов к власти…