Бандеровский террор: подлинная история трагедии в селе Гута Пеняцкая

Продолжается противостояние между Варшавой и Киевом, связанное с так называемой войной памятников. Недавно руководитель канцелярии польского президента Кшиштоф Щерский, комментируя возможность восстановления в стране демонтированного памятника бандеровцам в Грушевичах, заявил, что «место памяти там, где есть человеческие кости». Таким образом чиновник дал понять, что восстановление монумента «героям УПА» не представляется возможным, так как под ним нет захоронений человеческих останков. В аналогичном ключе высказался и сам президент Анджей Дуда, который подчеркнул, что воссоздание памятника осуществимо только после установления личностей и дат смерти похороненных под ним.

Подобные заявления вызвали возмущение на Украине. В частности, глава Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович заметил в ответ, что мемориал полякам, убитым в Гуте Пеняцкой, тоже является символическим, так как под ним нет могил.

Памятник погибшим полякам в селе Гута Пеняцкая во Львовской области

Кроме того, он также добавил, что памятник является нелегализованным с точки украинского законодательства. Фактически глава ИНП пригрозил полякам, что на Украине могут демонтировать мемориал в Гуте Пеняцкой, если Варшава не примет мер к восстановлению монумента «героям УПА» в Грушевичах.

Следует отметить, что массовое убийство поляков, совершенное в Гуте Пеняцкой коллаборационистами из дивизии СС «Галичина», и мемориал в честь этой трагедии уже давно являются камнем преткновения между Польшей и постмайданной Украиной, так как стороны совершенно по-разному оценивают события, произошедшие в этом населенном пункте в 1944 году.

Некоторое время назад польское интернет-издание kresy.pl констатировало, что на Украине создают «новую историческую правду о трагедии в Гуте Пеняцкой». В редакционной статье издания был проанализирован нарратив, который формируют украинские СМИ по поводу этого преступления.

Было обнаружено, что украинские журналисты предлагают своим читателям совершенно иную версию событий. Так, известный западноукраинский портал Zaxid.net сообщает, что в 1944 году в Гуте Пеняцкой «гитлеровские войска» уничтожили все дома и убили всех жителей. И добавляет, что «пропагандистские» источники обвиняли в массовом убийстве поляков дивизии «Галичина», однако украинский «исследователь» Андрей Боляновский «доказал», что ни одно из подразделений дивизии в этой акции не участвовало.

Информационное агентство УНИАН также пишет о «памятнике убитым полякам, которые погибли от рук гитлеровских войск». Слова про «гитлеровские войска» дублирует польско-украинский портал polukr.net и добавляет, что «никаких источников», подтверждающих участие в этом преступлении дивизии «Галичина», не выявлено.

Некоторые украинские СМИ вообще не упоминают о том, кем было совершено преступление. Так, сайт киевской газеты «День» просто пишет о памятнике «трагически погибшим в 1944 году полякам».

На украиноязычном портале «Радио “Свобода”» приводятся слова украинского чиновника Святослава Шеремета о том, что «в Польше долгое время раскручивалась и пропагандировалась тема, что среди немцев, убивших поляков, были украинцы из дивизии “Галичина”, но украинские ученые опровергали это».

Однако необходимо подчеркнуть, что такой подход украинских СМИ к освещению этой трагедии совершенно не устраивает поляков. Это связано с тем, что в Польше принято совсем по-другому оценивать произошедшее в Гуте Пеняцкой.

Польские историки уже давно дали соответствующую оценку «подвигам», совершенным украинскими националистами по отношению к полякам во время Второй мировой войны (18+).

В Польше на этой теме, в частности, специализируется историк Ева Семашко. Она опубликовала множество работ о геноциде поляков на Волыни и в Галиции и считается авторитетным экспертом в этой области.

Что касается трагедии в Гуте Пеняцкой, то Ева Семашко еще в 2009 году опубликовала статью под названием «Подлинная история геноцида в Гуте Пеняцкой».

Подлинная история геноцида в Гуте Пеняцкой


В 1931 году в селе Гута Пеняцкая было 172 хозяйства и 760 жителей, только поляки (там жила всего одна украинская семья и несколько смешанных), но во время войны по разным причинам население уменьшилось, и, по переписи 1943 года, там было 478 постоянных жителей. В селе прятались евреи, а его расположение в центре большого лесного массива благоприятствовало «визитам» групп и формирований советских партизан.

Этот район соседствует с Волынью, где перед этим весь 1943 год ОУН и УПА вместе с поддерживающим эти организации украинским населением устраивали геноцид против поляков. Волынская резня во второй половине 1943 года начала распространяться на области, лежащие к югу от Волыни, в том числе Тернопольскую. Из приграничных районов Волыни — Дубенского и Кременецкого — сюда стекались польские беженцы. Многие волыняки нашли убежище в Гуте Пеняцкой.

Страх перед нападениями украинских националистов, которые с самого начала немецкой оккупации проявили враждебность по отношению к польскому населению, мобилизовал жителей Гуты на организацию самообороны. В селе также действовала конспиративная группа Армии Крайовой (АК), командиром которой был инженер Казимир Войцеховский.

Украинские националисты из ОУН и УПА долгое время пытались ликвидировать центр польскости, которым была Гута. С декабря 1943 года до конца февраля 1944 года они трижды нападали на деревню, но каждый раз ее удавалось отстоять.

С конца 1943 года от рук украинских националистов в соседних селах начали погибать поляки. В начале 1944 года местные боевики были поддержаны пришедшими с Волыни отрядами УПА. Так, 13 февраля значительные силы УПА напали на польскую деревню Гучишко Бродске, где, несмотря на отчаянную защиту местной самообороны и партизанского отряда АК, убили 55 человек.

В сложившейся ситуации поляки из окрестных сел, где они были в меньшинстве по сравнению с украинцами, начали перебираться в Гуту Пеняцкую в надежде, что при нападении большая польская община сможет справиться с боевиками. На момент трагедии в селе находилось около 1000 поляков.

В феврале 1944 года немцы направили в Бродский повят части коллаборационной 14‑й SS-Schützendivision-Galizien, сокращенно называемой «дивизия СС “Галичина”», сформированной из украинцев, задача которой состояла в том, чтобы уничтожать диверсионные советские подразделения. Таким образом, ОУН-УПА, в дополнение к украинской полиции, получили крупного союзника в уничтожении поляков.

«Галицкие СС-ы идут в бой!» — Плакат дивизии с гербом дивизии СС Галичина и речью Гитлера

В феврале в Гуте в течение некоторого времени находился советский десант из нескольких сотен человек, который также посетил в поисках продовольствия находящееся поблизости село Майдан Пеняцкий. Это не ускользнуло от внимания украинской полиции и членов ОУН-УПА. На второй день после ухода Советов из Гуты, т. е. 23 февраля, к селу приблизилось небольшое подразделение СС «Галичина». Дошло до стрельбы, потому что самооборона не хотела впускать подразделение в село, будучи убежденной, что это боевка УПА. Оборона оказалась настолько успешной, что было убито несколько украинцев.

В то же время в Майдан Пеняцкий после ухода десанта 24 февраля из-за украинских доносов пришла немецкая полиция и арестовала 136 человек, которых увезла в Броды. Неизвестно, как сложилась бы их судьба, если бы не вмешательство немецкого старшего лесничего, который адекватно оценил ситуацию. В результате семеро задержанных были направлены на работу в Рейх, а остальные были освобождены.

Стычку самообороны Гуты Пеняцкой с СС «Галичина», в которой погибли украинцы, украинские националисты не простили. И донесли о пребывании там советского отряда немецким властям. Это было серьезным аргументом, поэтому немцы решили отправить в Гуту карательную экспедицию. О запланированной акции было проинформировано предположительно и руководство УПА, потому что к намеченному сроку были подтянуты подразделение УПА с Волыни и сотня УПА «Сыроманцы» Дмитрия Карпенко («Ястреба»), к которым также присоединились местные члены ОУН или крестьянских боевок, так называемых сельских отделов самообороны.

27 февраля (воскресенье) разведка Армии Крайовой передала самообороне в Гуте, что в окрестностях Золочева подразделение дивизии СС «Галичина» готовится к нападению на Гуту. Это предупреждение сопровождали различные противоречивые комментарии, и самый главный из них — что ничего не произойдет, если в селе не будет вооруженных людей. Таким образом, молодые люди с оружием скрылись в лесу, а в деревне осталась небольшая группа самообороны.

В тот же день в соседних Пеняках, где большинство составляли украинцы, украинская боевка похитила и убила приходского священника Юзефа Пикоту.

28 февраля примерно в 6 часов утра отряд СС «Галичина» из 200 человек (несколько немцев и украинцы), который привели на место украинцы из близлежащих сел, включая одного старосту, окружил село. Подоспели боевки УПА. По сигналу цветных ракет село со всех сторон было обстреляно из автоматического оружия и минометов, что вызвало панику среди жителей и попытки спрятаться. От пуль и гранат загорелись несколько домов. Нападающие из СС «Галичина» и УПА вместе вошли в село, вытаскивали людей из домов, поджигая строения. Упиравшихся и пытавшихся убежать расстреливали.

Незначительная самооборона некоторое время пыталась сопротивляться, но была сразу подавлена. Небольшую группу привели на кладбище и там расстреляли. В то время как остальных, то есть почти всё село, отвели в часовню, по пути избивая, расстреливая и унижая. «У тебя есть своя Польша», — так понял крестьянин Бернацкий крик боевика УПА, который ударил его в лицо.

Собранных в часовне последовательно делили на группы, которые затем вели в дома, амбары и сараи, где стреляли в людей, а после завершения расправ поджигали строения, не обращая внимания на то, что некоторые из жертв еще оставались в живых. В часовню привели женщину, готовящуюся стать матерью, вместе с акушеркой Уршулой Кирепковой, которая опекала ее с предыдущего дня.

Когда женщина родила на ступеньках алтаря, украинский эсэсовец схватил ребенка, бросил на пол и растоптал, а протестующую акушерку и мать ребенка застрелил. Особенно жестоко был убит командир группы AK инженер Войцеховский. Сначала перед часовней его избили, затем пытали, а в конце облили бензином и подожгли. Кроме этого, убили его семью, жену-еврейку и ее дочь, и трех скрывавшихся у него евреек.

В таких условиях тем, кто мгновенно погиб от пули, досталась легкая смерть, потому что часть жертв зверски мучили, рубили длинными ножами и сжигали заживо. Какая-то женщина с горящими волосами и одеждой выскочила из окна и — вероятно, уже в невменяемом состоянии — заскочила в огонь обратно.
Небольшому количеству людей (около десятка) — раненым или тем, кого не нашли каратели, — посчастливилось выбраться из горящих зданий и, несмотря на стрельбу, удалось бежать. Как рассказал один из выживших таким образом свидетелей, 10‑летний Тонцио Бернацкий, украинцы специально оставили в горящем сарае двух примерно 5‑летних детей, которые бегали в пламени среди расстрелянных и кричали: «Мамочка, забери нас».

С утра до 14–15 часов по всему селу стояли крики боли и отчаяния, стоны сжигаемых, рев и вой животных, треск огня горящих строений и стрельба и посреди этого земного ада сновали мародерствующие украинцы-эсэсовцы, боевики УПА и люди из соседних сёл. Забирали инвентарь, скот, предметы домашнего обихода, одежду, обувь — всё, что еще не поглотил огонь.

В течение восьми часов Гута Пеняцкая прекратила свое существование. Вместо советских партизан, с которыми должна была воевать СС «Галичина», было убито 700–800 жителей села — женщин, детей, стариков и безоружных мужчин. Выжило около 200 человек.

Кроме членов самообороны и АК, которые за день до этого скрылись в лесу, и единиц, которым удалось вырваться от палачей и сбежать, спаслись три основные группы: в подвале школы, в башне и в подвале часовни — эти два здания не были подожжены в тот день. Список жертв, составленный через несколько десятилетий после уничтожения села, включает в себя 400 фамилий. В нём есть только один советский партизан, который лечился в Гуте от ран.

Оставшиеся в живых нашли убежище в соседних польских селах Гута Верхобуска и Майдан Пеняцкий. 2 марта в Гуту Верхобуску прибыл из Золочева священник Ян Циенский с разрешением от немецких властей на захоронение жертв. Когда он совершал в тамошней часовне заупокойную мессу, началась паника, потому что появилась информация о движущейся в этом направлении следующей экспедиции СС «Галичина». Люди сразу же побежали в лес, осталось несколько человек со священником. При окружении села застрелили трех отставших беглецов. Немец — командир экспедиции допросил присутствующих и разрешил пойти в Гуту.

В Гуте приступили к похоронам убитых. Захоронение такого большого количества жертв требовало времени, а священнику необходимо было вернуться. После его отъезда погребение продолжилось, были организованы по крайней мере две общие могилы, но из-за угрозы очередного нападения эта работа была прекращена. Вскоре после этого местные украинцы завершили ликвидацию села: сожгли часовню, школу и несколько домов на краю поселения, которые ранее не были задеты огнем.

Гута Верхобуска недолго была убежищем для беженцев из Гуты Пеняцкой. 22 марта несколько сотен боевиков УПА напало на село. Большинству жителей удалось сбежать. Было убито 40 человек. Село разграбили, а дома сожгли.

Статья польского историка разоблачает ложь украинских пропагандистов


Как видно из статьи Евы Семашко, распространяемая на Украине версия о том, что преступление в Гуте Пеняцкой было совершено «гитлеровскими войсками», является ложью. В материале однозначно утверждается, что геноцид был осуществлен украинскими коллаборационистами из дивизии СС «Галичина» при участии подразделений УПА и местного украинского населения. Что касается причастности немцев к этой акции, то в публикации упоминается лишь «несколько немцев», под которыми, по всей видимости, подразумеваются немецкие офицеры, командовавшие украинцами.

Статья опровергает и еще одну ложь, которую продвигают украинские пропагандисты. Так, директор Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович утверждает, что село было уничтожено из-за «провокации советских партизан». Но, как видно из материала Евы Семашко, советские партизаны в тот момент вообще никаким образом не контактировали ни с немецкими войсками, ни с коллаборационистами из СС «Галичина».

Украинские «историки» вроде Вятровича нередко заявляют, что советская пропаганда фальсифицировала факты, чтобы опорочить светлый образ украинских националистов. Однако в данном случае ложь украинских пропагандистов разоблачает не советский или российский журналист, а известный польский историк. Кстати, Еву Семашко очень сложно заподозрить в симпатиях в России. Ведь, помимо разоблачения геноцида ОУН-УПА, она также занималась исследованием преступлений НКВД на Кресах.

Что же касается недавних заявлений Вятровича по поводу «нелегализованности» памятника в Гуте Пеняцкой, то они уже вызвали негодование польских интернет-пользователей. Так, комментаторы на портале kresy.pl предложили в ответ тоже считать Украину «нелегальным образованием», которое «никогда не имело права появиться».

В целом же можно констатировать, что поляки не забыли о деяниях бандитов УПА и коллаборационистов из СС «Галичина», которые расстреливали и сжигали живьем их соотечественников в Гуте Пеняцкой. Поэтому все попытки украинских фальсификаторов переписать историю этой трагедии обречены на провал.

Сергей Широколобов