Бандеровцы – кровавые псы Абвера (1 часть)

«Вбивание большого и толстого гвоздя в череп.
Прокалывание детей колами насквозь.
Разрывание рта от уха до уха.
Отрезание женщинам груди и посыпание ран солью.
Перепиливание живьем туловища пополам плотницкой пилой.
Вырывание жил от паха до стоп.
Разрезание живота и высыпание вовнутрь корма, так называемой кормовой муки, для голодных свиней, которые этот корм вырывали вместе с кишками и другими внутренностями.
Прибивание ножом к столу языка маленького ребёнка, который позже висел на нем.
Закапывание в землю живьём по шею и срезание позже головы косой».


Ну и так далее. Всего сто сорок вариантов, и приведённые не самые страшные из них

Это не сценарий фильма ужасов и не жизнеописание известных маньяков. Это стандартный инструментарий, которые использовали украинские националисты при повседневной работе с «поляками, жидами, москалями, большевиками, партизанами и прочими недочеловеками».

Подвиги бандеровцев и прочих украинских националистов по кровавости и жестокой беспощадности далеко превосходит самые античеловечные поступки Талибана и Халифата. Почему так происходило? И отчего они всё не успокоятся?

Пресловутая ОУН — Организация украинских националистов — выросла и окрепла на территории Польши. И в какой-то мере её появление было закономерным и, может быть, даже справедливым.

Революция 1917 года. Распад единой Российской Империи. В числе первых с воплями ликования уходит в свободное плаванье амбициозная, ненавидящая Россию всеми фибрами души Польша. Через некоторое время начинается российско-польская война 1919-1921 годов. Тогда панов активно подпитывали оружием и деньгами Англия и Франция, мечтавшие о поражении советской власти. И вот польские войска в 1920 году стоят в Киеве, намереваясь больше оттуда не уходить никогда. Начинает воплощаться давняя мечта шляхтичей о Польше от моря до моря – это такой забористый ментальный наркотик, на котором на протяжении многих веков висели польская верхушка и интеллигенция.

Поляки получают от большевиков по зубам. Отступают из Киева. И вот Красная армия уже под Варшавой. Однако на этом успехи заканчиваются — оставшиеся без резервов, ушедшие далеко вперёд русские войска попадают в ловушку, спасибо гению Тухачевского. В плен попадают несколько десятков тысяч советских бойцов, и там их практически всех замучили голодом, побоями и массовыми казнями. Сегодня поляки только томно закатывают глаза, когда им об этом напоминают – мол, неприлично поднимать такие темы, то ли дело Катынь со злобными палачами-чекистами и подлыми берёзами-убийцами.

По итогам той войны по Рижскому мирному договору советская сторона возвращала противнику военные трофеи, все научные и культурные ценности, вывезенные с территории Польши начиная с 1 января 1772 года, а также обязалась уплатить в течение года тридцать мильёнов золотых рублей за вклад Польши в хозяйственную жизнь Российской империи, передать имущества на сумму восемнадцать миллионов золотых рублей. Ну и главное — Польше отошли территории Западной Украины и Западной Белоруссии. Так галичане уже в который оказались в цепких лапах польских панов.

Самое ласковое слово, которым с древних времён именовали поляки западных украинцев, было «быдло», то есть «скот». Кто не верит, почитайте воспоминания польских дворян: «Мы рыцари, а против нас русские – фактически животные, и они нас побеждают. От такого удавиться можно с горя, но очень жить хочется». Вот как-то в таком разрезе.

Российская Империя полякам угнетать украинцев не шибко давала. Наоборот, тогда пытались развивать национальные школы, готовить местную интеллигенцию. Для развития окраин цари делали немало. И вот теперь те самые «рабы и быдло» достались Польше, которая после войны была нищая, с зажравшимися помещиками и дохнущими от голода селянами. На ком можно отыграться и за чей счёт? Ну как обычно – на украинцах. Вот и начали поляки давить их по всем фронтам.

«В Польше украинцев было пять миллионов человек, или пятнадцать процентов населения. В 20-е — 30-е годы польское правительство переселяло на украинские земли отставных солдат и офицеров (так называемых «осадников»), таким образом меняя национальный состав населения в свою пользу. Закрывались сотни православных храмов. Из 440 украинских школ в 1912 году к 1937 году осталось 8. Интеллигенция составляла только 1% западноукраинского населения».

Нормой стал бесстыдный грабёж украинских крестьян, бытовые притеснения. Так что идеи о самостоятельной Украине находили горячий отклик у всех слоёв украинского населения. Именно поляки своим заоблачным чванством, тупым высокомерием, жадностью вырастили жабу западенского национализма.

В этих исторических условиях из бывших австрийских, польских и украинских офицеров возникла в 1920 году Украинская военная организация – УВО. Её лидером стал склонный к авантюрам и насилию бывший петлюровский полковник Евген Коновалец. Ядром стали его соратники по оружию. Прославились они в числе прочего засылкой банд на Советскую Украину.

Главными многовековыми врагами украинского народа УВО считала Польшу и Россию. Главное орудие борьбы – террор. В 1921 году Коновалец организовал покушение на главу Польши, такого же прирождённого террориста Пилсудского. Правда, к сожалению, неудачное. После этого Коновалец руководил своей конторой из самого города Берлина, где приобрёл массу полезных связей.

В 1929 году на националистическом съезде на базе УВО и ячеек студенческой молодёжи, духовенства и интеллигенции, так любящей подливать в огонь безнзинчик вне зависимости от географии и эпохи, была создана пресловутая Организация украинских националистов – ОУН.

Ставка на террор никуда не делась. ОУН очень бойко в Восточной Галиции и на Волыни осуществляла сотни акций саботажа. В активе её боевиков поджоги имений польских землевладельцев, бойкоты государственных школ и польской табачной и водочной монополии, жестокие убийства, десятки экспроприационных нападений на правительственные учреждения с целью получения капиталов для своей деятельности — то есть на благо партийной кассы (в просторечии — общак). Кстати, в этом деле преуспел будущий командующий УПА Роман Шухевич. Кроме планирования налётов, он лично участвовал как минимум в трёх бандитских нападениях: на конную почтовую повозку на дороге из Перемышля до Бирчи, на такой же почтовый транспорт на дороге из Калуша до Печенежина, в ограблении народного банка в Бориславе.

Оуновцы подбивали народ на бунты, неповиновение чиновникам. Поляки в ответ без особых затей подкатывали к бунтующим сёлам пушки и расстреливали из них всех, от мала до велика. Резня шла основательная и обоюдная.

В этой бойне быстро поднялся на самую верхушку ОУН бывший студент львовского политехнического института и сын священника Степан Бандера, обладавший не только организаторскими талантами, но и сильно языкастый, а также упрямый, жестокий и авантюрный.

После убийства в 1934 министра внутренних дел Польши Перацкого полиция повязала всю эту бандитскую хавиру – и Шухевича, и Бандеру. Последнего приговорили к смертной казни, но потом из соображений гуманизма помиловали. И гуманизм этот всем потом икался ещё долго.

Естественно, постепенно всё руководство Организации свалило из Польши, руководило террором из-за границы. При этом благосклонно получая помощь со всех сторон, в том числе от бурно развивающейся Германии, нацеливавшейся на захват Европы и озабоченной приобретением агентуры везде и всюду.

С 1932 года верхушка ОУН стала плотно сотрудничать с военной разведкой фашистской Германии Абвером и другими нацистскими спецслужбами. При этом украинские националисты получали от немцев щедрое финансирование. Это не мешало немцам при потеплении отношений с Польшей выдать туда нескольких находящихся в розыске оуновцев.

Определив стратегической целью построение независимой Украины в каких-то нереально широких границах, Организация украинских националистов лезла всюду, в том числе и на территорию СССР. На Советской Украине её посланники по-хозяйски обустраивали подполье, совершали теракты, вербовали сторонников. Достали они Советскую власть всерьёз – счёт к ним был крупный ещё со времён Петлюры. Это сегодня нас надуманно и нагло обвиняют во всяких терактах, к которым мы близко не стояли. Тогда ситуация была противоположная. Нас никто по дипломатическим каналам особо не обвинял, но приведение в исполнение приговоров за рубежом – это для СССР была обычная практика. В 1938 году сотрудник НКВД Павел Судоплатов в Роттердаме подарил Коновальцу коробочку конфет со взрывчаткой.

Место вождя ОУН стало вакантным, и началась, понятное дело, грызня за власть в добрых украинских традициях – теперь я главный, а вы мне ботинки чистить будете и шаровары гладить. Лидером ОУН в августе 1939 года на съезде в Риме был провозглашён бывший офицер австрийской и петлюровской армий и близкий друг немцев Андрей Мельник. Он и Коновалец были женаты на родных сестрах, так что должность перешла, можно сказать, по наследству.

При захвате гитлеровцами Польши в 1939 году оуновцы неплохо поработали на Абвер в сборе разведывательной информации, создании условий для оккупации. Немцы такого не забывали, и сразу по пришествии освободили томящихся в застенках борцов за светлое украинское будущее, в том числе Бандеру. Что привело к кровавой схватке за власть в ОУН.

При опоре на наиболее отмороженных и боевитых соратников, проверенный в деле террорист Степан Бандера на конференции в Кракове в феврале 1940 года был провозглашён лидером ОУН. В результате Организация раскололась на ОУН (М) – мельниковцев, и ОУН (Б) – бандеровцев, его ещё называли (Р) – революционный, то есть вобравшая ополоумевших радикалов, готовых на все.

В лучших украинских традициях перетекания зрады в перемоги началась взаимная резня, в которой за год было убито 400 человек на территории Польши. При этом ОУН (Б) явно побеждал, потому что перетянул на свою сторону главную спецслужбу Организации – Службу безопасности, так называемую Безпеку. Характерно, что после развала СССР освободившаяся от тоталитарного москальского гнёта Украина свою контрразведку снова назвала так же – СБУ, Безпека. Вот она, сила традиции и самые добрые воспоминания о предшественниках, прославившихся героическими зверствами. Но сердцу не прикажешь.

Немцы пытались эту взаимную резню прекратить. Германии ОУН нужен был совсем не для кровавых внутренних распрей. Но растащить в стороны эти две фракции, сцепившиеся как бешенные собаки, они так и не смогли – все равно те втихаря резали друг друга.

Присоединение Западной Украины к СССР в 1939 году вызвало дикий ажиотаж у украинских националистов — для них, в основе своей буржуев и буржуйчиков, власть над Украиной коммунистов виделась куда зловреднее, хуже польской, она подрывала основы привычного мироустройства. Гитлер держал прямой курс на скорую войну в СССР, и ОУН стал для немцев отличным инструментом ведения разведывательной деятельности, а также дестабилизации обстановки на западе советской страны путём саботажа и открытого террора. С территории Польши постоянно забрасывались на Западную Украину прошедшие подготовку в школах Абвера функционеры ОУН, создавали свои агентурные сети, резидентуры. И по привычке, даже когда это было лишним, убивали, убивали, убивали. Советских деятелей, партийных работников, просто сочувствующих СССР.

«Убили председателя колхоза, отрезали голову и унесли с собой» — это было в порядке вещей в сводках тех времён.

Советская власть сумела прилично подчистить только что присоединённые территории, напичканные враждебными элементами и агентами спецслужб противника. Были изъяты сотни тысяч единиц оружия, прихлопнуты антисоветские организации. По отчётам НКВД, только в сентябре-декабре 1940 г. ликвидированы «закалённые и весьма агрессивные» 519 банд и групп. В западных областях Украины с января по июнь 1941 г. было уничтожено 38 политических и 25 уголовных банд (273 участника). Кроме того за апрель-май 1941 г. задержано 747 нелегалов и выселено 1865 активных членов ОУН.

Постоянно происходили стычки с приходящими из Польши бандами, уничтожались и арестовывались сотни ломящихся в СССР диверсантов, шпионов и агитаторов. Но со всеми наши органы справиться не могли. И ОУН продолжала раскидывать своим сети, притом достаточно широко. Настолько, что с весны 1940 года на полном серьёзе планировала вооружённое восстание на Западной Украине — во Львове, Луцке, Черновцах, а также в Киеве, Одессе, Харькове, Днепропетровске и Кубани.

Хотя наиболее рационально мыслящая часть Организации понимала прожектёрство этих идей, но наступать на горло украинской песне не хотелось. Поэтому выходило по анекдоту: «пациент, я говорю вам, приходите завтра, а вы все сегодня приходите и сегодня». В общем, это завтра длилось больше года, пока немцы не сообщили, что ребята могут отдохнуть – планируется нападение на СССР, и восстание будет преждевременным.

К нападению на Союз ОУН готовился с таким же азартным нетерпением и радостью, как и немцы. Уже не первый год в военных лагерях на территории Польши и Германии Абвер готовил украинских бойцов, диверсантов, переводчиков, необходимых для помощи во вторжении. В мае 1941 года в Польше были сформированы дружины украинских националистов под крышей Вермахта общей численностью до пятнадцати тысяч человек. Это карательный батальон «Роланд» и отряд «Нахтигаль» при полке специального назначения «Бранденбург», которому надлежало с началом войны нанести ряд диверсионных ударов в тыл Советской Армии. Насколько они были эффективны – до сих пор историки спорят. Но, так или иначе, 22 июня 1941 года проверенные оуновские бойцы, одетые в фельдграу, пересекли границу СССР и направились маршем на столицу Западной Украины Львов.

* * *


То, что творилось во Львове в первые дни оккупации, скромно обходит своим вниманием не только украинская пропаганда. С целью не сеять раздор между народами молчала об этом и пропаганда советская. А вместе с тем все это можно выразить словами – кровавое бессмысленное зверство.

Красная Армия сдала Львов без боя. Немцы и отряд «Нахтигаль», заместителем которого был всё та же правая рука Бандеры — новоиспечённый капитан Вермахта и бывший налётчик на банки Роман Шухевич, гордо вошли в город. Толпы местных жителей встречали «хероев» овациями и букетами цветов. На радостях подзуживаемые оуновцами, а то и под их руководством, украинцы устроили жесточайшую резню.

Во Львове было много евреев. Украинцы тут же обвинили их в пособничестве москалям и в том, что якобы НКВД расстреливало в тюрьме украинских патриотов, в чем тоже почему-то виноваты евреи, ну а заодно большевики. И начались жесточайшие погромы.

«Украина для украинцев», «Паметай, народ, — Москва, Польша, жидова — твои враги, уничтожай их без пощады» — такими плакатами украсили бандеровцы «освобождённые» украинские города.

Сейчас свидомые отстранённо улыбаются, когда им напоминают об этом – мол, москальская пропаганда. Вот только остались свидетельские показания. И фотографии, которые делали немцы в восторге от такого бурного проявления народного самосознания. На этих фотках видно, как раздевают женщин догола и заставляют ползать по тротуару, а потом забивают насмерть. Как люди вытаскивают соседей, бывших знакомых, с которыми жили бок о бок, и забивают насмерть. Как людей волокут на территорию бывшей тюрьмы НКВД и забивают насмерть. Как всем этим верховодят вышедшие на свет активисты львовской Организации украинских националистов, которых в подполье скрывалось более тысячи. Теперь, с ружьями на плече и белыми повязками на рукавах, они вдруг стали бойцами украинской национальной милиции. Её главной задачей было все то же – искать большевиков и москалей и убивать, убивать, убивать. По некоторым свидетельствам в это резне активно принимали участие и воины «Нахтигаля», под дулами автоматов сгоняя на расправу людей.

Народная кровавая инициатива, на которую снисходительно взирали немцы, погрузила Львов в кровавый хаос. За три дня руками местных жителей и оуновцев по разным оценкам было уничтожено от четырёх до семи тысяч человек.

А потом прибыла специальная бригада СД, и началось планомерное изничтожение евреев и большевиков. Опять же, свидомые пропагандисты теперь открещиваются от этого, но в затеянной зачистке Львова рука об руку с бойцами полевой жандармерии и СД участвовал «Нахтигаль». На территорию превращённого в тюрьму воспитательного дома имени Абрахамовичей свозили приготовленных к ликвидации людей – евреев, русских, неблагонадёжных представителей львовской интеллигенции. Во внутреннем дворике в свете прожекторов расстреливали несчастных. Или до полусмерти били в кабинетах, потом выбрасывали с высоты на асфальт, а там добивали.

Советскими органами госбезопасности было доказано участие оуновцев и бойцов отряда «Нахтигаль» в уничтожении львовской университетской профессуры. Активные члены ОУН, в числе которых были студенты, заранее составили список неблагонадёжных прокоммунистисческих и еврейских профессоров. По этому списку немцы и бойцы «Нахтигаля» арестовали их в первые дни оккупации вместе с семьями – более сорока человек, главную львовскую интеллектуальную элиту. А потом положили всех.

Бандера говорил: «Наша власть должна быть ужасной». Она и стала ужасом для миллионов людей…

ОУН неоднократно клялся немцам в верности. Но тут Бандера взбрыкнул – по хохляцкой упёртой привычке решил проехаться на дурака и чего-то урвать в суматохе, надеясь, что прокатит.

30 июня во Львове с подачи Бандеры был провозглашён Акт создания Украинского государства (говорят, на нём подделали подписи официальных немецких лиц) и сформировано Украинское Государственное Правление. Ну и там всякая приятная нагрузка – создание собственной армии, гимн и клятвы в верности Великой Германии.

Ярослав Стецко заявил сразу же после утверждения его главой виртуальной державы:

«Политику мы будем проводить без всяких сантиментов. Мы уничтожим всех без исключения, кто станет на нашем пути… Наша власть будет политической и военной диктатурой ОУН, для врагов страшной и неумолимой».

«Украинская держава будет тесно сотрудничать с национал-социалистической Великой Германией, которая под руководством Адольфа Гитлера утверждает новый порядок в Европе и в мире… Украинская армия будет бороться вместе с союзной немецкой армией за новый порядок во всем мире».

Об этом было объявлено и по радио. После этого националисты с опасением стали ждать реакции хозяев. Хотя на торжественном заседании и присутствовали представители Абвера, решать будет кое-кто повыше — благословенный всеми галицийскими демонами Адольф Гитлер.

Показательно, что «мельниковцы» от этой затеи благоразумно дистанцировались – они вообще были куда более осторожны.

Пару слов о самой идее украинской незалежности. Слышал мнение, что это такое национально-освободительное народное движение по созданию собственного государства. На самом деле это из другой оперы. Это сладостные мрии, мечты о великом галицийском граде на холме. Маниловщина, которая никогда не выдерживает столкновения с реальностью. А в реальности быстро приходит понимание, что маленькое селюковское царство невозможно в жерновах истории, перемалывающих огромные страны и народы. И что надо приткнуться к кому-то сильному — к Австрии, Германии. Сделав это, украинские мечтатели опять погружаются в святые мечты – как Германия и СССР перебьют друг друга, а на их руинах возникнет Великая Украина. Как США и СССР перебьют друг друга, а на радиоактивных пустошах воцарится Великая Украина. Как нефть будет по пять долларов, Россия рухнет, её территорию захватит Великая Украина, и тогда все запануют. И вообще «Америка с нами!» И полное непонимание, что они лишь ржавый инструмент политики, а никак не субъект. И вся их вожделенная свобода может привести их лишь к роли международной шлюхи, продающийся за транши и неустанно клянчащий у всех деньги под видом борьбы с вечным инфернальным врагом — москалями. Вот и вся суть незалежной идеологии – несбыточные мечты о невозможном величии. И не менее странные мечты о великом прошлом, когда они создавали цивилизацию на земле и рыли Чёрное море. Наркоманская псевдореальность, вот только приводящая к большой крови.

Вернёмся к нашим баранам и козлам. В результате немцы пару дней пытались понять, чего это было. А потом стукнули кулаком по столу – фиг вам, а не самостийность. В результате Западная Украина была включена в немецкое генерал-губернаторство.

Когда бандеровцы пытались вякнуть — мол, мы тоже кровь проливали, а где обещанная швабода, немцы в привычной им манере поставили часть руководящего состава ОУН (Б) к стенке, а ещё часть рассовали по лагерям. При этом в лагере Заксенхаузен надёжно обосновался лично пан Бандера. Впрочем, поговаривают, сидел он там неплохо, его время от времени выпускали прогуляться по городу, а также дать инструкции оуновским диверсионным группам, забрасывавшийся на советскую территорию.

Главной причиной этих карательных мер стало даже не объявление самостийного государства, хотя это и привело немцев в бешенство. Дело было в том, что бандервоцы отметились очередной резней в отношении мельниковцев, несмотря не предостережения немцев. А «мельниковцы» были под крышей Гестапо и СД.

Есть ещё одна версия, которая подтверждается показаниями сотрудников Абвера. Бандере дали значительную сумму денег на развитие движения и борьбу с большевиками, которые он успешно присвоил, а потом снова стал клянчить бабки. Самое смешное, что Мельник получил примерно такую же сумму, тоже её успешно спёр, но когда цыкнули, послушно вернул обратно. А Бандера зажилил. Это ничего не напоминает из суверенных реалий? Ну там транши МВФ и великую украинскую стену имени пана Яценюка?

На нервяке немцы прихлопнули и все органы украинского самостийного самоуправления, равно как и украинскую милицию, а командира её поставили к стенке за буйный нрав. Зато стали массово нанимать в свои полицейские подразделения украинских националистов.

Во вспомогательной полиции на август 1942 года по некоторым данным служило до ста пятидесяти тысяч украинцев. И запылали города и хаты. Иногда немцы сами изумлялись зверствами своих шавок. Но держали – кто ещё с таким удовольствием будет делать такую мерзкую работу? Палач хорошему господину необходим как воздух.

«В городе Золочеве евреев в июле 1941 г. строили по рядам, и отряды СС совместно с украинской полицией проходили по рядам с нагайками, железными ломами, палками и избивали людей. После им приказывали рыть ямы только ногтями рук, а лопатой пользоваться не разрешали. Вокруг ямы всем предлагалось раздеться догола, после чего производился расстрел с автоматов, бросанием в яму гранат, а также применялись винтовки и пулемёты. Таким образом было истреблено около семь тысяч человек… 3 апреля была ликвидация еврейского гетто. Началось истребление только одних детей, которых накладывали в мешок и зарывали в яму в живом виде, и так было истреблено около трёх сотен малышей. Остальных, взрослых мужчин и женщин, вывезли в город Еликовичи, где раздели наголо и расстреляли — около трёх тысяч человек».

По некоторым подсчётам украинские полицаи, бандеровцы и прочие националисты за период войны под умелым руководством немцев расстреляли, сожгли заживо, казнили только евреев около восьмисот тысяч. Они были главными исполнителями в Львовских лагерях смерти, где убито сто двадцать тысяч евреев. Из полутора тысяч карателей в Бабьем Яру под Киевом тысяча двести были из украинских националистов, в основном мельниковцы, ими расстреляно сто пятьдесят тысяч человек, при этом сорок тысяч детей. Это они устраивали рейды по «партизанским деревням», оставляя после себя лишь пепелища и трупы. Это такие твари, которым нет и не может быть никакого прощения.

Создавая агентурные сети, подпольные властные структуры, бандеровцы умудрились опутать ими практически всю территорию западной Украины. Самыми активными бандеровцами, по оценке немецкой полиции, были учителя.

«Аресты снова показали, что учителя составляют большинство самых активных элементов бандеровской организации. Круги украинской интеллигенции испытывают страх выступать против ярко выраженных националистических элементов». Ничего не меняется – и сегодня интеллигенция подбивает народ орать «москалей на ножи» и трындит об историческом превосходстве украинского народа.

Идя за немецкими войсками, бандеровцы входили в деревни и создавали свои органы власти. В первые же дни оккупации они установили власть свою в двухстах пятидесяти населённых пунктах. В деревнях были смотрящие от них, собиратели налогов, а также законспирированные наблюдатели службы безопасности, которые присматривали за верностью населения идее самостийности. Кстати, Безпека прославилась особой жестокостью как в отношении врагов Свободной Украины, так и в отношении соратников, вычисляя там постоянно каких-то предателей, а на деле борясь за власть.

Отношения немцев и бандеровцев были достаточно странные. С одной стороны ОУН (Б) был якобы запрещён, и в начале 1942 года официально ушёл в подполье. С другой — под крылышком немцев во Львове и окрестностях лидеры подпольного бандеровского крыла совершенно спокойно проводили свои съезды и совещания, вырабатывали политику. Почему это происходило? Очень просто. Потому что крышей их был Абвер. И значительная часть руководства были проверенными в деле агентами немецкой разведки.

Так и получалось. СД, Гестапо – это полицейские органы, чей фетиш орднунг, поэтому они вылавливали и ставили к стенке беспокойных бандеровцев, занимавшихся грабежами, вымогательствами и дезорганизующих ситуацию. Ну а в Абвере были игроки стратегического уровня. И они отлично понимали, для чего нужен ОУН.

Кто бы что не говорил, а у западных украинцев с каждым месяцем отношение к немцам портилось, переходя от доброжелательного к враждебному. Немецкие налоги опустошали амбары селян. Семьи оставались без кормильцев, которых угоняли в Германию на принудработы – фактически в рабство. Всего угнали более двух миллионов человек. И ОУН должен был послужить руслом, которое не столько погасит энергию национального недовольства, сколько направит его в нужное немцам русло.

Находящиеся якобы в контрах с немцами бандеровцы, так пострадавшие от произвола Гестапо, на самом деле выполняли важнейшую функцию. Они обеспечивали лояльную немцам власть в каждой деревне. С первых дней оккупации они зачищали села от большевиков, партизан. Они убивали или выдавали немцам советских солдат, которые не вышли из окружения. Боролись с парашютистами.

«Пунктуально выполняя бандеровский призыв «Наша власть должна быть страшной!» и приказ от 1 июля 1941 г. о «Введении коллективной ответственности (семейной и национальной)» националисты особенно издевались над семьями красноармейцев из местных украинцев. Членам семей выкалывали глаза, отрезали уши, нос, вырывали половые органы, душили колючей проволокой, разбивали головы камнями, новорождённых топили в лужах воды. «За измену матери Украине» всех сочувствующих Красной Армии бандеровцы приказывали уничтожать (включая женщин и детей), женщинам рекомендовалось после гостеприимной встречи обваривать красноармейцев кипятком, выжигать глаза и сдавать бандеровцам. Девушек, встречавшихся с «восточниками», стригли, сажали на бутылки, вешали за косы и убивали. Беспощадное уничтожение НКВДистов, сексотов, жидов и поляков шло под девизом «Мы – организованный народ и наша борьба святая!»

Одна из основных задач, поставленных перед бандеровцами – не дать повторить опыт Белоруссии, когда на значительной части территории власть была не немецкая, а партизанская. Борьба с партизанами и советскими диверсионными группами стала задачей боевых подразделений ОУН (Б). Не дать партизанам себя чувствовать спокойно в лесах. И, главное, не дать перерезать транспортные коммуникации, как это происходило в Белоруссии.

Надо сказать, Абвер при помощи бандерлогов эти задачи решил. Бандеровцы успешно справлялись с мелкими русскими диверсионными и партизанскими группами. На Западной Украине ничто не мешало передвижению германских эшелонов с техникой и солдатами для фронта. Деятельность бандеровцев таким образом сильно осложняла Красной Армии борьбу с немецкими войсками, поскольку не удавалось хотя бы немножко приостановить снабжение Вермахта, а снабжение в войне есть важнейшее условие успеха. Так что бандеровцы отлично поработали на немцев.

После ареста Бандеры встал вопрос, что делать с «Нахтигалем». Заместитель его командира Шухевич даже написал телегу командованию, что украинцы обижаются на арест их драгоценного лидера, и им даже как-то западло теперь служить под немцами. В августе 1941 года «Нахтигаль» передислоцировали в Жмеринку, там разоружили и отправили в Краков. Но без дела их не оставили. С каждым из бойцов контракт на год, в том числе с Шухевичем, и отправили воевать в Белоруссию, создав 201-й охранный батальон. За год батальон уничтожил две тысячи мирных жителей, чьи деревни банедровцы в серой форме азартно и жестоко жгли. Кстати, об этом не грех напомнить белорусским нацикам, которые мечтают вместе с украинскими братьями бороться против коварных московитов.

Но через год украинские бойцы контракт подписывать заново отказались. Не думаю, что немцы, не страдавшие лишним либерализмом, покорно дали им соскочить. Ведь националисты были фактически марионетками Абвера, такими и остались, только в новом качестве. Кто-то поступил в полицейские части. Кто-то подался в леса. Но все оставались верными Третьему Рейху.

* * *


Идея создания Украинской армии витала в воздухе. В Акте о провозглашении свободной Украины от 30 июня 1941 года этот вопрос был поднят, но так и не решён.

У бандеровцев было полно боевых ячеек – так называемых боёвок, отрядов самообороны. Они были сформированы якобы против зловредных поляков, партизан и москалей с евреями. Но на деле представляли собой террористические группы.

Так или иначе в начале 1943 года ОУН (Б) было принято принципиальное решение о создании своей армии. Фактически снабжение и содержание повесили на сельских жителей, каждое село отныне кормило и снабжало соответствующее подразделение. Так же обеспечивали личным составом – было введено понятие призыва.

После принятия решения о создании УПА полицаи из бандеровцев с оружием и в форме в начале 1943 года ушли в несколько точек сбора в лесах, где создавалась УПА. Эти несколько тысяч человек и стали боевым ядром новой армии. А потом туда привлекали кого только могли. Там были не только украинцы. Даже татары, узбеки и казахи были, но они первыми попадали под раздачу, когда начинались чистки рядов.

Бадяга с формированием УПА длилась почти весь 1943 год. Наконец, несмотря на вполне разумные возражения определённой части руководства ОУН, твердившей, что такая армия сейчас нужна, как козе баян, и что лучше сосредоточиться на создании подпольных силовых и политических структур, этот монстрик УПА начал активную жизнь. Всего, по некоторым оценкам, численность украинской армии в некоторые периоды доходила до ста тысяч человек.

В начале 1943 года в неё насильно включили отдельные националистические отряды, не подчинявшиеся до того никому. Поубивали несговорчивых командиров и объявили – вы теперь нам подчиняетесь. В сентябре 1943 года ОУН (Б) объявил принудительную мобилизацию крестьян в УПА.

Была разработана структура, состоящая из нескольких Генеральных округов, округов, куреней – батальонов, сотен — рот. Должности и звания повторяли австрийскую структуру. Разработана система наград. Были созданы школы подготовки командного состава, учебки. Даже политуправление, пресса – кстати, говорят, её печатали немцы в подконтрольных им типографиях.

Первым Главкомом 1 мая 1943 года стал заслуженный бандеровец В. Ивахив. Впрочем, правил он недолго. Через пару недель его грохнула Безпека, свалив всё на немцев и наградив посмертно Золотым Крестом – такие у них там братские нравы были. В конечном итоге УПА стал руководить польский политзаключённый, известный налётчик и бывший капитан Вермахта Роман Шухевич.

Сейчас самостийные историки бредят, что эта силища была создана для борьбы против немцев. Мол, патриоты ушли в леса бороться против оккупации тевтонскими рыцарями Ридны Украины. И это совершенно наглое вранье. Неоднократно отмечалось в приказах по УПА, что главный враг – это большевики, евреи и поляки. А Вермахт трогать нельзя, поскольку он воюет против коммунистов. Были указания под страхом жесточайшего наказания ни в коем случае не совершать нападений на немецких солдат.

Однако украинская историография пестрит описания эпических битв между украинцами и немцами, когда воины УПА героически сдерживали напор немецких дивизий, в то время как Красная Армия беспомощно копошилась под Москвой и в Сталинграде. На самом деле некоторые столкновения были. В основном, оголодавшие бандеровцы грабили германские обозы и склады, потом превращавшиеся в их фантазиях в военные бронеколонны и неприступные крепости — ну типа как у режиссера Никиты Михалкова.

При немецкой пунктуальности в их отчётах отсутствуют сведения о солдатах Вермахта, павших от рук оуновцев. Видимо, редкость была невероятная, как снежного человека повстречать. Хотя, может быть, какие-то боестолкновения и даже победы были – ситуации ведь бывают и нетипичные.

Немцы с изумлением вспоминали, как на их обозы нападали воины УПА, грабили, но при этом расшаркивались в извинениях и тут же предлагали идти к ним на службу на офицерские должности.

УПА, десятки тысяч бойцов. Куда девать такую силищу? Нельзя же давать ей застояться без дела. И не на немцев же переть – те хоть и терпели неудачи на фронтах, но перемолоть славную украинскую армию им труда бы не составило.

Попробовали бандеровцы зубы на партизанах. Отдельные партизанские группы они уничтожали без труда, не давая им пускать под откос немецкие эшелоны. И вот силами нескольких батальонов, при подавляющем превосходстве в живой силе, решили разобраться с парой партизанских соединений. И тут же поняли, что для открытой войны не заточены – ну прямо как их потомки из ВСУ. Под руководством профессиональных офицеров НКВД партизаны так дали оуновцам по зубам, что те забыли, что такое лезть в партизанские леса напрямую.

Нужна была какая-то объединяющая и поднимающая боевой дух задача. И она была найдена. В начале 1943 года началось освобождение Волынской губернии от польских захватчиков.

ПРОДОЛЖЕНИЕ…

Комментарии (оставлять комментарии можно только в полной версии сайта)

    • оставлять комментарии можно только в полной версии сайта