Бандеровцы – кровавые псы Абвера (2 часть)

…НАЧАЛО

Помимо застарелых счетов у украинцев к панам накопились уже и новые. Немало поляков служили у немцев в полицаях и предавались излюбленному занятию – гнобить украинцев. Кроме того, немцы с готовностью назначали их на должности надзирающих за государственными землями, и опять же – чем заняться на этой работе? Правильно – гнобить украинцев, ибо нет ничего слаще для истинного пана.

Первая значительная проба сил в этом направлении была у бандеровцев ещё до официального создания УПА.

«9 февраля 1943 г. бандеровцы из банды Петра Нетовича под видом советских партизан вошли в польское село Паросле близ Владимирца Ровенской области. Крестьяне, ранее оказывавшие партизанам помощь, радушно встретили гостей. Вдоволь наугощавшись, бандиты начали насиловать женщин и девушек. Перед убийством им обрезали груди, носы и уши. Потом стали мучить остальных жителей села. Мужчин перед смертью лишали половых органов. Добивали ударами топора по голове.

Двум подросткам, братьям Горшкевичам, пытавшимся позвать на помощь настоящих партизан, разрезали животы, отрубили ноги и руки, обильно засыпали раны солью, оставив полуживых умирать в поле. Всего в этом селе было зверски замучено 173 человека, в том числе 43 ребёнка.

Когда на второй день в село вошли партизаны, они увидели в домах сельчан груды обезображенных тел, лежавших в лужах крови. В одном из домов на столе среди объедков и недопитых бутылок самогона лежал мёртвый годовалый ребёнок, голое тельце которого было прибито к доскам стола штыком. В рот ему изверги засунули недоеденный квашеный огурец».


Взаимная межнациональная дружба достигла своего пика. И летом 1943 года полякам был направлен ультиматум ОУН – за двое суток свалить с Волыни куда угодно, потом будут приняты меры.

Большинство поляков склонялись к тому, что и правда пора сваливать. Жить им спокойно не дадут. Как и умереть безболезненно. Но тут вмешалось правительство Польши в изгнании – оно смылось в Лондон ещё до того, как польские войска сдали немцам Варшаву. И теперь эти дезертиры считались руководителями Польской Республики.

На Волыни действовали польские эмиссары, отряды Армии Крайовы – польских военных структур. Они и приходили к селянам:

— Оставаться на месте. Иначе потеряем Волынь.

Тогда поляков начали убивать. Чтобы предотвратить резню, к бандеровцам прибыл на встречу представитель польского правительства Ян Румель. Тут, надо сказать, бандеровцы немножко погорячились и слегка нарушили дипломатические процедуры — привязали посла живьём к лошадям и разорвали на части.

А после этого началось массовое истребление. Утром кровососы заходили в село, где крестьяне собирались в костёле. И вырезали всех. Людей перепиливали пилами живьём. Маленьких детей насаживали на колья забора.

Откровения банедровки:

«Мы все ходили в бандерах, днем отсыпались по хатам, а ночью ходили и ездили по сёлам. Нам давались задания душить тех, кто укрывал пленных русских и самих пленных. Этим занимались мужчины, а мы, женщины, перебирали одежду, отбирали коров и свиней у погибших людей, скот резали, все перерабатывали, тушили и укладывали в бочки. Однажды за одну ночь в селе Романове задушили 84 человека. Старших людей и старых душили, а детей маленьких за ножки − раз, ударил головкой об дверь – и готово, и на воз. Мы жалели своих мужчин, что они крепко намучаются за ночь, но за день отоспятся и на следующую ночь − в другое село.

Нам был дан приказ: евреев, поляков, русских пленных и тех, кто прячет их, всех душить без пощады. В отряды брали молодых здоровых парней, чтобы душить людей. Так, из Верховки два брата Левчукив, Николай и Степан, не захотели душить, убежали домой. Мы приговорили их к казни.

В Новоселках Ривненской области была одна комсомолка Мотря. Мы ее забрали на Верховку к старому Жабскому и давай доставать у живой сердце. Старый Саливон в одной руке держал часы, а в другой сердце, чтобы проверить, сколько ещё будет биться сердце в руке».


Мне мой дед, нарком внутренних дел Украины, говорил, который ненавидел бандеровцев люто:

— Хуже их никого нет по жестокости и коварству. Басмачи те же самые просто дети по сравнению с ними.

Глядя на их похождения, всегда задавался вопросом – почему они такие? Как они до такого скотства дошли? Как людей, которые до того занимались сельским трудом, были ремесленниками, а то и преподавателями в университетах, священнослужителями, можно было подбить на такие зверства, и чтобы они творили их с таким энтузиазмом?

Мне кажется, на них всех каинова печать исторического предательства. Как не крути, а когда-то это были обычные славяне. Вот только в ХIII веке, когда наши князя бились за православную веру, князь Даниил Галицкий отчалил в католичество, приняв из рук папы Римского титул короля Галиции, а заодно подчинил схизматикам Галицко-Волынское княжество. И эта часть славянского народа встала на путь предательства. А где предательство, там и рабство. Именно за рабов их считали поляки, а позже и австрияки, румыны.

Вот и сложился комплекс раба. С одной стороны, видимая покорность – начальство там всегда было в почёте. Человек в галстуке – уже причина бить ему поклон. А с другой стороны — копившаяся столетиями ненависть, сначала конкретная, а потом иррациональная, направленная на весь мир. Так что ночью человека с портфелем можно и повесить на его галстуке. Плюс к этому народ столетиями держали в чёрном теле, не давали допуска к образованию, да ещё хуторская ментальность, когда сосед – враг, зарящийся на твоего хряка, а вовсе не опора в трудную годину, как на Руси. А советская власть пробыла там слишком мало, чтобы они почувствовали себя людьми, которым принадлежит страна, а не забитым скотом, как при поляках и австрияках.

А ещё диковатое преломление католичества. Именно униаты всегда с готовностью резали своих православных братьев-славян. Львов был православным интеллигентным городом, пока австрияки не сказали фас, и тогда западенцы вырезали, как говорят, до двадцати тысяч русин – православных русских. И с тех пор Львов стал оплотом западенства. Наверное, это же ждёт и Одессу, если так дальше пойдёт. Западенство распространяется сейчас по Украине как чума.

Волынская резня имела оборотную сторону. Похоже, инициировали её все же немцы, которых не устраивала активность на Волыни польского подполья, военных отрядов Армии Крайовы. Когда бандеровцы начинали резню, поляки предупреждали, что на территории Польши прилетит ответка украинцам. Руководители ОУН (Б) отмахнулись – по большому счёту им было плевать на своих земляков. Их интересовала только абсолютная власть над ними.

Сколько погибло в ходе этих столкновений? Историки сходятся на цифре в восемьдесят тысяч поляков. И ещё двадцать тысяч украинцев вырезали поляки на территории Польши якобы в отместку за Волынь, а на деле больше сводя какие то старые счёты и тоже предаваясь откровенному разбою.

* * *


Отгремели бои под Сталинградом. Дела у немцев на фронтах шли все хуже. Были выбиты и пленены их лучшие дивизии. И немчура стала присматриваться к потенциальным союзникам, на которых раньше почти не обращала внимания из-за их никчёмности. Но когда припрёт, так кому-то и румын — солдат.

Тевтонский взор упал на украинцев. А что – фашизм в массе своей любят, Гитлеру преданы, так пусть воют. Вот и был объявлен летом 1943 года конкурс на вступление в созданную украинскую дивизию СС «Галичина». По всей Украине начали рассекать вербовщики.

— А що це за СС? – спрашивали кандидаты из крестьян.

— Сечевые стрельцы.

— А-а-а… Тогда пишите меня…

На двенадцать тысяч вакансий припёрлось где-то восемьдесят тысяч соискателей. Всех желающих принять на службу немцы не смогли, но, видя такой энтузиазм, оставшихся за бортом пристроили в полицейские полки при «Галичине».

В июле 1943 года во Львове по радостному поводу создания украинской дивизии СС был проведён парад, где присутствовал Митрополит униатской церкви Шептицкий. Выступили видные деятели западенской науки и культуры. Профессор Кубийович вещал с трибуны верным сынам Галиции:

— Вы должны плечом к плечу с непобедимой немецкой армией раз и навсегда уничтожить жидовско-большевистскую заразу, которая ненасытно обливается кровью нашего народа.

И отбывали новобранцы в военные лагеря в Польшу – постигать азы военного дела. Там принимали присягу, голосисто крича:

«Я, украинский доброволец, этой присягой добровольно отдаю себя в распоряжение немецкой армии. Я присягаю немецкому вождю и Верховному командующему немецкой армии Адольфу Гитлеру в неизменной верности и послушании».

Военное дело украинские эсесовцы усвоили неважно. Первое же серьёзное боестолкновение с Красной Армией под Бродами в июле 1944 года фактически выкосило дивизию.

Не умеют они воевать, не дано им это.

Зато, как всегда, отличились националисты в карательных акциях – в Польше, Белоруссии, на Украине, Югославии, Чехословакии.

В феврале 1944 года солдаты украинской дивизии СС «Галичина» по приказу немцев заживо сожгли около тысячи поляков в деревне Гута Пиняцка. 12 марта 1944 г., боевики УПА и 4-й полицейский полк дивизии СС «Галичина» совместно напали на польское село Паликровы (бывшее львовское воеводство, ныне — территория Польши). Повыгоняв жителей из домов, начали сортировать их по национальному признаку. После отделения поляков расстреляли из пулемётов. Погибло 365 человек, в основном женщины и дети.

Когда тыкаешь в морду этими фактами свидомым теоретикам, то слышишь в ответ: «А вы докажите!» Это Вам не отравление русским газом в Англии и сверхубедительное мнение Терезы Мэй в стиле «мне так кажется, значит так и есть». Тут как-то серьёзнее надо быть. Чтобы с хором живых свидетелей и с аккомпанементом экспертов-балистиков. И чтобы цифровая видеозапись происшествия с наружных скрытых камер. И чтоб на Библии все клялись и на американской Конституции. Но ведь всё это было – и никуда нашим небратьям от этого национального позора не деться.

По мере того, как личный состав «Галичины» изничтожался, и желающих встать на их место не находилось, немцы начали принудительную мобилизацию. Заезжали в село, обычно, когда все в церкви. Оцепляли. Вытаскивали оттуда молодых парней – и в учебный центр. Примерно такие же методы мобилизации использовали и бандеровцы, силой затаскивая в ряды УПА новобранцев. А отказников били шомполами. Тех, кто упорствовал, казнили. Кстати, в основном от рук банеровской нечисти гибли их земляки – украинцы. Никогда банедровцы их не жалели, целью ставили – чтобы селянин боялся их сильнее, чем немца и русского.

Немцев теснили. Вот уже взят Харьков. Киев. Советские войска подошли к Западной Украине. И тогда гитлеровцы бросили играть в мнимое противостояние с бандеровцами. Они открыто стали их готовить к борьбе с Красной Армией. Для этого начали заваливать их оружием.

По архивным данным только со складов группы армий «Юг» немцы передали УПА до сентября 1944 г. более 700 миномётов, 10 тысяч пулемётов, 26 тысяч автоматов, 20 тысяч винтовок, 100 тысяч гранат.

Когда стало понятно, что Украину немцам не удержать, бандеровцы по всей республике стали ховать схроны с оружием, боеприпасами, рыть укрытия, готовиться к подпольной борьбе. Абвер тоже вёл свою работу, прикомандировывая к отрядам бандеровцев офицеров связи, которые будут ответственных за контакты с немецким командованием и координацию действий.

И опять немцы давили на сознание руководителям ОУН-УПА: «Главное — борьба с советскими войсками и перерезанные коммуникаций. Взрывайте железнодорожные пути, уничтожайте колонны. Отрабатывайте те немалые средства, которые на вас тратит Третий Рейх».

И вот час настал. Красная армия на Западной Украине. И их там встретило организованное украинское войско.

* * *


О противостоянии Красной армии, НКВД с бандеровцами сегодня известно немало.

Советские военные столкнулись с организованным сопротивлением больших масс людей. Леса были как комарами заполнены этой нечистью. У них там и артиллерия была, и танки. Они не отваживаясь в открытую мериться силами с большими подразделениями РККА, ограничивались нападениями на колонны, маленькие гарнизоны. Но укусы их были болезненны.

Бандеровцы пускали под откос военные эшелоны, как этого требовали немцы. Да, подставлялись под ответные действия, теряли людей. Но немцам не откажешь – всё же чуть ли не каждый день над лесами пролетают их самолёты, приземляются на специальные площадки, привозят боеприпасы, медикаменты.

Красная армия шла вперёд, но за тылы было неспокойно. Нашим воинам УПА била в спину. Вся тяжесть борьбы с ней легла на войска НКВД – ВВ и погранцов.

Иногда бандеровцы наносили воистину сокрушительные удары нашим войскам. Так, попал в засаду и был убит самый молодой командующий фронтом, легендарный генерал Ватутин. Бандеровцы, расстреляв его машину, спрятались в пещерах, откуда, как считали, их не выбить Единственный случай во Вторую мировую войну применения боевой химии – из Москвы приехала специальная часть и заполнила все эти проклятые пещеры газами.

Первое время боестолкновения с бандеровцами были достаточно масштабными. И гибли «незалежники» тысячами.

21-27 апреля 1944 года во время операции в Кременецких лесах (Тернопольская область) в составе частей войск НКВД участвовало 15 лёгких танков, со стороны оуновцев применялись миномёты, пулемёты и ручное вооружение. Убито 2018 бойцов УПА, попало в плен 1570. В качестве трофеев войска НКВД захватили один самолёт У-2, 7 пушек, 5 станковых и 42 ручных пулемётов, 15 миномётов, 6 противотанковых ружей, 31 автомат, 298 винтовок, типографию с бумагой и большое количество вещевого имущества и продовольствия. Интересно, что в плен взяли более полусотни немцев, которых Вермахт оставил для укрепления союзников и присмотра за ними – чтобы от рук не отбились.

Для себя главными задачами бандеровцы считали не столько противодействие Красной армии, сколько воспрепятствование установлению советской власти, укреплению её влияния на сельское население. Они считали, что если москали и будут хозяевами в городах, то в селе должен оставаться на веки вечные хозяином ОУН.

Они успешно запугивали мирное население. Люди укрывали их, оказывали помощь. На каждом селе висело кормление подразделения УПА, да ещё была законспирированная группа СБ. Последние вычисляли «предателей украинского народа» и казнили самым жесточайшим образом, как обычно изощряясь в зверствах.

Особенно озлобление бандеровцев было направлено на присылаемых из России специалистов, которые были призваны восстановить хозяйство. Обычных строителей, которые наглядно показывали – новая власть пришла дать вам лучшую жизнь, националисты ненавидели даже больше бойцов НКВД.

Убить за раз одиннадцать специалистов из России, среди которых агрономы, механизаторы, да часть ещё и женщины, обрубить им живьём руки и ноги, а потом снести головы – это в порядке вещей. Читаешь оперативные сводки – и все нк понмиаешь, как такое могло быть. Но было же. Такова вот мрия о свободной Украине — она требует обрубания ног и голов.

Счёт жертв националистов шёл на тысячи. Убивали председателей сельсоветов и колхозов, пачками клали секретарей райкомов – не помогала часто и охрана НКВД. И принародные казни, казни, казни. Кстати, в промышленных масштабах банедровцы казнили и своих – за попытки сотрудничество с москалями, за отказ идти в УПА, много за чего. Один сотрудник СБ хвастался, что вычислил и удушил своим штатным шнурком (они были положены Безпеке) четыре сотни предателей.

В 1944 году бандеровцы поставили перед собой две главные задачи – саботаж сбора урожая и срыв призыва в Красную армию. Хрущёв предложил призвать всех западенцев – кого в боевые, кого в обслугу, чтобы выбить социальную базу националистов. И бандеровцы прекрасно ощущали опасность. Военкоматы, машины с призывниками стали их главной целью. Вырезались семьи тех, кто являлся в военкоматы. Захваченным красноармейцам перед смертью выкалывали глаза, раздевали, обливали бензином и поджигали живыми факелами, жгли огнём руки и ноги.

Описывать бесконечные зверства смысла нет – их жертвами после освобождения Украины от немцев стали десятки тысяч сотрудников правоохранительные органов, госструктур и обычных людей. Не щадили они никого. Сейчас наследники их дела и идеологии опять же пытаются корчить загадочные рожи – мол, НКВД все это творило для дезинформации притворяясь бандеровцами, а мы и не при чем. Очередные легенды острова Пасхи.

Между тем в среде украинских националистов кипела политическая жизнь. В ещё не освобождённой от немцев Львовской области в лесничестве в Самборских лесах летом 1944 года состоялся Первый большой собор Украинской главной освободительной рады – эдакого парламента незалежной Украины. Сейчас высокомудрые свидомиты с удовольствием пишут, как делегаты первого легитимного парламента Украины проявляли чудеса хитрости, прячась от немцев и соблюдая конспирацию. На деле под колпаком Абвера все это и проходило. Фотографии того мероприятия – охраняли его два роя УПА, все в форме немецких полицаев, с собаками. Националисты так мило доказывают – мол, это перешедшие на сторону свободной Украины полицаи. Правильнее будет – делегированные Вермахтом в УПА.

На этом сходняке были приняты проект конституции, присяга УПА и прочая ерундистика, призванная хоть как-то легитимизировать бандформирования. Делегаты были по большей части интеллигентными мозгляками, они должны были придать этой наркоманской тусовке лоск респектабельности. Украинские историки на голубом глазу вещают, что тогда было создано легитимное украинское государство, а москали, освободившие Украину – оккупанты.

Когда немцев наконец окончательно вышибли с Украины, они с горя выпустили из подвала Кракена – то есть Бандеру. Мол, теперь они снова друзья и партнёры, давай вместе бить русских. И ОУН начала в невиданных масштабах производить совершенно дикие политические декларации и призывы по международным и внутренним делам. Например, поляков, которых бандеровцы резали десятками тысяч, призывали забыть мелкие разногласия и единой семьёй сплотиться в борьбе с большевиками.

Худо-бедно в 1944 — начале 1945 года войска НКВД перемололи все более-менее приличные националистические банды. Бандеровцы все больше прятались по схронам и переходили к нелегальной работе. Что требовало от правоохранительных органов новых методов борьбы.

Упор советскими силовыми структурами был сделан не на масштабные операции, а на точечную агентурную работу. НКВД начало использовать КРГ (конспиративно-разведывательные группы), куда обычно входил офицер НКВД и несколько раскаявшихся бандеровцев, зарабатывавших прощение кровью. Они знали местность, бандитов, проявляли чудеса изобретательности и давили, давили, давили гидру.

Мне дед рассказывал, что когда в 1945 году переводился с поста наркома внутренних дел Украины в Москву, то подбил бабки – с 1943 по 1945 год войска и правоохранительные органы потеряли восемь тысяч человек, угрохав в ответ 140 тысяч бандеровцев. Цифры потом ходили разные, но эти мне видятся наиболее реальными.

У руководства ОУН случилась настоящая истерика. Какое-то животное чувство толкало их на призывы – убивать, убивать, убивать. Своих, чужих – какая разница. Летом 1945 года Роман Шухевич, которому через десятки лет Президент Ющенко посмертно присвоит звание Героя Украины, выдвинул установку: «УПА должна действовать так, чтобы все, кто Советскую власть поддерживает, уничтожались. Повторяю, не запугивать, а физически уничтожать. Пусть из украинского населения останется половина — ничего страшного нет». Пусть погибнет народ, но воцарится Украина. Этот потусторонний зыбкий призрак Вильны Украины забирал тысячи и тысячи жизней. Этому мороку его жрецы-бандеровцы готовы были принести в жертву большую часть своего народа. Это истинное помешательство, а не стремление к свободе. Но ведь и современных свидомитов вполне устраивает такая постановка вопроса. Они не меняются.

Между тем ситуация кардинально менялась с каждым месяцем. Крестьяне начинали считать советскую власть властью законной и сильной. Почву под ногами ОУН терял. Все крупные формирования повстанческой армии перемолоты.

Воевать бандеровцы никогда не умели. При боестолкновениях с бойцами НКВД, имевшими подавляющее превосходством в автоматическом оружии, что даёт в лесном бою победное превосходство в плотности огня, проигрывали иногда вчистую – теряли целые отряды, не убив в ответ ни одного «москаля». Зато достигли совершенства в конспирации и оперативной работе. Опутали Республику явками, схронами. Разведчиками и связными у них были пацаны начиная с десяти лет, девчонки. Кстати, президент Кучма, который двинул в массы тезис «Украина не Россия», знал, о чем говорит. Эту исконно-посконную мудрость ему поведали бандеровские старшие товарищи, у которых он ещё пацаном был связным.

Закончилась война. До 9 мая над украинскими лесами летали немецкие самолёты и сбрасывали грузы для доблестных воинов УПА. После окончания войны самолёты летать не перестали, и грузы шли все так же бесперебойно. Только самолёты стали американскими. Пиндосы буквально через день после войны поставили бандеровцев к себе на довольствие. Ну как же – незалежность без внешнего финансирования и материального обеспечения никак не катит. И без внешнего управления, кстати, тоже.

Эшелон за эшелоном – основных пособников банедровцев вывезли в места с суровым климатом. Уничтожены боевые ячейки УПА и СБ. Многие лагеря упакованы незалежниками. Число их таяло с каждым днём.

Одна за другой шли амнистии, и рассчитывавшие на прощение бойцы УПА тысячами вылезали из лесов. В результате там по большей части оставались лишь совершенно безумные фанатики. К их чести они ни во что не ставили ни свою, ни чужие жизни и бились всегда до конца.

На Украину пригнали новые силы. Практически за каждый населённый пункт отвечали войска НКВД и сотрудники милиции. Шли сплошным потоком зачистки, выявлялись схроны.

Держались бандеровцы стойко. Надо отметить, что немцы их отлично проконсультировали – была создана реально трудно выявляемая агентурная сеть. Постепенно руководство националистическим движением уходило от УПА к Безпеке — эти душегубы стали главными.

Некоторое время эта нечистая сила из лесов ещё отваживалась на отдельные вылазки. Даже на масштабные. Так, перед выборами в Верховный совет Союза в 1946 году они захватили несколько населённых пунктов, устроив там агитацию и казни, но сорвать голосование не могли. Это официально подвело черту под их легитимностью – украинский народ избрал себе власть, и Бандере в ней места не нашлось.

Постепенно наши органы передушили основных лидеров. В 1950 году убит Шухевич. В 1952 году сотрудники МГБ взяли последнего командующего УПА Кука, что считается концом вооружённого сопротивления. А в 1959 году советская разведка завалила в Мюнхене самого Степана Бандеру.

Сильно менялась жизнь простых украинцев. Один из крупных бандеровцев перешёл на нашу сторону, когда его повозили по Республике и показали, чего достигла советская власть на Украине. Сейчас это кажется пропагандой, но ведь на самом деле советская власть не просто изменила условия жизни крестьян и рабочих, а перевела на качественно иной уровень.

* * *


Союзники передали нам пленённых бойцов Русской освободительной армии. А бандеровцев не стали – мол, они боролись не за фашизм, а за своё государство.

Западные люди по сути своей холодные прагматики. И понимают, насколько важен человеческий ресурс, притом весьма специфический. Поэтому они рачительно наиболее активных украинских националистов переучили в своих разведшколах и стали пачками забрасывать в СССР для разведки и террора. А основную массу расселили по разным странам. Больше всего уехало в Канаду, поэтому оттуда сегодня столько смрадной вони по украинским делам. Это гнездо палачей, предателей и мерзавцев. Недаром в Торонто многие годы действовало правительство в изгнании Свободной Украины, которой не было никогда.

Таким образом политическая жизнь мифической, как Атлантида (хотя Атлантида реальнее) Свободной Галицийской Украины в пятидесятые годы откочевала на Запад и за лужу. Там издавались проукраинские антисоветские журналы, действовали какие-то националистические общества типа НТС, какие-то левые правительства. Лидеры непризнанной Украины за рубежом исправно ломали комедию, на полном серьёзе призывая США сбросить на Украину несколько атомных бомб, а освободившуюся землю заселить верными людьми из Канады.

Все это было игрушечно, не по-настоящему, никакого отношения к истинным проблемам покинутой националистами страны не имело. Но спонсировалось нашими врагами весьма щедро. На случай – а может все эти пыльные куклы ушедших времён ещё пригодятся. Хотя в это никто не верил. Но вот пришёл Горбатый – и проект заработал, как заржавевший, но все ещё на ходу рыдван. Сдвинулся с места. И стал разгоняться – теперь не остановишь.

Впрочем, на самой Украине возвращение живых мертвецов началось ещё раньше — после прихода Никиты Сергеевича Хрущёва к власти. Не то, чтобы он любил украинских националистов. Скорее даже ненавидел, во всяком случае, призывал НКВД в бытность свою руководителем республики к более активным расправам. Но просто вдруг неожиданно они оказались ему нужны в борьбе с тенью Вождя. Мол, Сталин такой сякой, репрессировал татар, ингушей и несчастных украинцев. А мы всех простили.

Тогда тихой сапой в парторганы, в культуру, в правоохранительную систему, даже в госбезопасность стали просачиваться люди с пробандервоскими взглядами.

У меня деду за депортацию бандеровцев дали Орден Красного Знамени № 94000. Так в начале шестидесятых была партконференция в Киеве, куда съехались партактивисты, творческая украинская интеллигенция. И таким бандеровским духом там повеяло! В те времена недобитки стали открыто выставлять претензии за гонения на националистов. Ну, и деду досталось.

— НКВД наших родных выселяло. Они преступники, — орал какой-то недоклассик украинской литературы – фамилию не помню, она утрачена в народной памяти из-за его никчемности.

А Хрущёву что сказать после его откровений о зверствах Сталина? Вот и кивал. В результате по приезду в Москву Указ издал, и у деда орден отобрали. Не в ордене дело, а в дикой постановке вопроса. И в возрождении галицийского духа.

Ну а с развалом СССР пошло-поехало. Маскировавшийся долгие годы под советского руководителя бандеровский недобиток Кравчук стал президентом. Ющенко, судя по воспоминаниям которого его папаша работал на Гестапо, стал президентом. Мошенник Порошенко стал президентом. Какая страна, такие и президенты.

Глядя на горящий Дом профсоюзов, я немножко не разделяю причитаний по этому поводу – мол, кошмар, ужас, как такое может быть? Это для нас ужас и кошмар. А для нациков – просто нормальный рабочий момент. Они всегда так поступали – смотрите Волынь и прочие места боевой славы Украинского Легиона.

Почему так получилось? Где недоработали? Где упустили?

Вообще для меня лично сама идея украинской государственности видится совершенно ущербной. Ну не было такого государства. И не надо.

Тут одна раскрученная западенская писательница-фантастка трындела о том, что для процесса исторического образования сплочённой украинской нации народа необходимо повязать всех кровью. Тогда, оказывается, возникнет такая отличная национальная самоидентификация. Интересно, кому хочется быть в таком самоидентифицированном новом народе, повязанном кровью невинных жертв и с кровавым кондитером в роли президента? Это не государство, а свирепая банда. Впрочем, всё это в русле национальной незалежной традиции.

Кстати, это квазигосударство всегда пытаются создать как противовес России, частью которой большая Украина всегда была. И всегда эти эксперименты сопровождаются грязью, кровью и тупостью. Ведь основа этого навязываемого Вселенной государства – упёртая западенская селюковская жестокость и странные наркоманские мечты, которыми они умудрились заразить даже проживающих на Украине русских. К тому же испокон веков главная внешняя опора самостийного украинства – исторические враги России, мечтающие уничтожить и нашу страну, и наш народ. Там американские, английские, немецкие фашисты и прочая сволочь. Завтра украинцы под Халифат лягут, лишь бы москалям худо было. Такая вот незалежность.

Тут возникает принципиальный вопрос ребром – а все ли подряд этнические или территориальные группы имеют право рассчитывать на собственную государственность? Мой Красносельский район Москвы непостижимым образом захватила банда умственно неполноценных либерал-депутатов. Завтра они объявят район великой либеральной державой и потребуют самостийности, отдельного языка – нет его, так выдумаем. И что, ниц перед ними упасть и подпасть под их бред? По-моему, идея о западенской независимости из этой сферы – несбыточные странные мечты.

Хотя этот вопрос достаточно спорный. Может быть, я и не прав, сгущаю краски, чего-то недопонял. Но вот в одном я уверен – слишком мягко с этими кровопийцами обошёлся товарищ Сталин и его последователи. Да, передавили их немало. Но вопроса это не решило. Говорят, Сталину предлагали переселить всех западенцев, как крымских татар, лечиться холодом, но потом вельможные украинцы уговорили – простите дураков. Простил. А зря.

Может это гены у них такие дефектные? Но ведь большинство тех западных украинцев, кого выслали с Украины, после лагерей и ссылок прижились в России, и их дети – уже нормальные люди, никого не жгут живьём и не отрезают головы. И русский, бомбящий детсады на Донбассе – это западенская бандеровская сволочь. А западный украинец, защищающий Донбасс – это русский, кто бы по крови не был.

Как бы то ни было, такой вот токсичный социокультурный код терзает много десятилетий Украину. Это не разжигание межнациональной розни, я искренне считаю, что люди от рождения все равны. А вот содержание голов, которое закладывают твои предки, и образ жизни – это отдельная песня!

И ведь во многом сломали это нацистский культурный код при Советской власти. И всё это воспряло, как какое-то чудовище из мрака, когда центральная власть ослабла. Выходит, западенское мировоззрение после войны воспроизводилось из поколения в поколение – в домах, семьях, коллективах. И вот вам результат — АТО, дом профсоюзов, разорванные детские тела на Донбассе.

Бандера вернулся. В его честь называют проспекты. Ему и его подельникам ставят памятники. Тупик Шухевича, проспект Бандеры. И памятники героям ОУН-УПА. Этого достаточно, чтобы не примирить меня с нынешней фашистской Украиной никогда.

Рано или поздно снова встанет вопрос – что делать с этим сбродом, когда нацистский режим на Украине рухнет? Для начала нужно изучать прошлое. И не повторять ошибок.

Хочется добавить, что в статье речь идёт, конечно, не об украинском народе в целом, а о его худших и мерзких представителях и самых злокачественных псевдонациональных идеях. От которых, кстати, сами украинцы – что восточные, что западные, страдали всегда больше всех.

Все этим вопросы в художественной форме затронул в своей книге Сергей Зверев «Палачи и герои».

мент