История одной фотографии

Конец апреля 1945 года. Немцы понимали, что поражение неминуемо, но продолжали отбиваться с отчаянием обречённых. Солдаты уже мысленно собирались домой, но сначала должны были окончательно добить врага. А рядом с бойцами шли военные фотографы. И у них была своя работа.

Одним из таких фотографов был легендарный Роберт Капа (псевдоним Эндре Фридмана, эмигранта из Венгрии). Он прошёл гражданскую войну в Испании и уже тогда стал живым классиком. Затем была японо-китайская кампания, а потом и Вторая мировая: бои в Тунисе и Алжире, на Сицилии и материковой Италии.

Фотографии Капы с пляжа Омаха в Нормандии облетели весь мир. Он снимал освобождение Парижа и сам прыгал с парашютом на плацдарм у Рейна.

Позже фотограф вспоминал: «Русские дрались в Берлине. Некоторые их части добрались до Одера одновременно с тем, как американцы подошли к воротам руин, называвшихся недавно Лейпцигом. Здесь состоялась ещё одна трудная битва».

Капа видел освобождённых из концлагерей, но не снимал их. Как фотограф он понимал: его снимки не привнесут ничего нового (узников уже сняли его коллеги), и к моменту его возвращения кадры будут просто не нужны ни одной редакции. Немцы его не интересовали. Фотограф мечтал встретить русского солдата и на этом покончить с войной. Эта мечта так и не воплотилась, но с полей Второй мировой он привёз настоящие шедевры.

«Я шёл с батальоном 2-й пехотной дивизии. Мы добрались до моста, ведущего в центр города. Первые отряды уже шли по нему, и мы опасались, что немцы с минуты на минуту его взорвут. На углу рядом с мостом стоял роскошный четырёхэтажный жилой дом. Я забрался на последний этаж, чтобы проверить, станет ли последняя фотография пригнувшихся к земле и рвущихся вперёд пехотинцев последней моей фотографией с этой войны».

Роберт Капа и дом, где он сделал свою последнюю фотографию Второй мировой

Квартира оказалась открыта: внутри пятеро американских солдат во главе с сержантом и капралом ставили пулемёт, чтобы прикрыть огнём наступающих через мост товарищей. Однако из окна стрелять было трудно, и пулемёт вытащили на открытый, ничем не защищённый балкон. Молодой капрал открыл огонь. Лицо пулемётчика заинтересовало фотографа, стоявшего у дверей:

Реймонд Боумен

«Последний солдат, стреляющий из последнего пулемёта, мало отличался от первого и любого другого. К тому времени, когда фотография доберётся до Нью-Йорка, никто не захочет публиковать снимок обычного солдата, стреляющего из обычного пулемёта.

Но у этого парня было чистое, открытое, молодое лицо, и его орудие продолжало убивать фашистов.

Я вышел на балкон, и, стоя в двух ярдах от капрала, навёл камеру на его лицо. Щёлкнул затвор — моя первая фотография за несколько недель. И последняя фотография, на которой этот мальчик ещё жив».

Реймонд Боумен (слева) и Кларенс Риджуэй (справа). Фото Роберта Капы. Спустя несколько секунд Боумен займет место за пулеметом и будет убит

Без всяких театральных эффектов, ещё секунду назад живой и сражавшийся боец погиб от пули немецкого снайпера:

«Напряжённое тело пулемётчика обмякло, и он упал в дверной проём. Лицо его не изменилось, если не считать маленького отверстия, появившегося между глаз. Рядом с головой появилась лужа крови, его сердце больше не билось».


Если б это было кино, боевые товарищи склонили бы головы в скорбном молчании. В жизни всё было куда проще и безвкуснее:

«Сержант пощупал его запястье, переступил через тело и схватился за пулемёт. Но стрелять не пришлось — наши уже перешли через мост. У меня была фотография последнего убитого. В последний день войны (последний день войны для фотографа; после Лейпцига Капа уехал в Англию) погибли лучшие. Но живые о них быстро забудут».

Несмотря на весь свой богатейший опыт, здесь Роберт Капа ошибся. Солдата, увековеченного на его плёнке, не забыли. 14 мая 1945 года победный выпуск журнала Life вышел с фотографией «последнего погибшего».

Кэтлин Боумен, невестка Реймонда, держит победный выпуск журнала Life, 2012 год

Интересно, что лицо пулемётчика было закрыто цензурой. Но по маленькому значку с инициалами на отвороте родные опознали солдата. Это был Реймонд Дж. Боумен, родившийся в городке Рочестер штата Нью-Йорк 2 апреля 1924 года. Боумен сражался во Франции, где 3 августа 1944 года был ранен. Затем — в Бельгии и Германии. Дослужился до рядового первого класса, был награждён «Бронзовой звездой» за отвагу в бою. Буквально за несколько дней до гибели ему исполнился 21 год…

В 2015 году жители Лейпцига проголосовали, чтобы переименовать улицу Jahnallee, на которой был убит Боумен, в Боуменштрассе (Bowmanstraße).

17 апреля 2016 года улицу переименовали. На церемонии присутствовал участник того самого боя — почти столетний ветеран Леман Риггс.

Леман Риггс на Боуменштрассе

А дом, с балкона которого американец прикрывал своих товарищей, чуть было не снесли несколько лет назад. Но горожане отстояли его в память о прошлом. И сейчас там находится небольшой мемориал в честь солдат Второй мировой.

Памятная табличка с фото на доме, где погиб Боумен

После победы Капа написал мемуары (книга называется «Скрытая перспектива»), где среди прочих эпизодов изложил и историю съёмки пулемётчика.

При этом нигде, ни единым словом фотограф не упомянул, что там на балконе снайпер мог свалить и его самого, занятого съёмкой и стоявшего рядом с убитым. «Безбашенность» Капы, спокойно лезущего в самое пекло, поражала даже опытных солдат.

После Второй мировой он снимал ещё и первую арабо-израильскую войну 1948 года.

25 мая 1954 года Роберт Капа, фотограф пяти войн, подменяя репортёра журнала Life, наступил на противопехотную мину на обочине дороги во Вьетнаме.

С 1955 года журнал Life и международный пресс-клуб Америки ежегодно вручают Премию Роберта Капы — «за лучший фоторепортаж из-за рубежа, потребовавший исключительной храбрости и инициативы».

Евгений Белаш