Северная война: шведская армия брала в плен всех, кроме русских

Академик Е.В. Тарле писал: «В битве при Фрауштадте обнаружилась непонятная, истинно звериная жестокость шведов именно относительно русских… Шведская армия брала в плен всех, кто не был убит и не успел бежать. Всех, кроме русских!».

Седьмого августа 1720 года произошло морское сражение со шведским флотом при Гренгаме, у Аландских островов.

Отмечу: эта битва имела гораздо большее значение и более серьезные военно-политические последствия, нежели Гангутское сражение, произошедшее день в день за 6 лет до этого – 7 августа 1714 года.

Хотя официальный День воинской славы России – день победы в Гангутском сражении – отмечается не 7-го, а 9 августа. Почему на 2 дня позже? А потому что ввели праздник в 1995 году, когда разница между юлианским и грегорианским календарями составляла 13 дней. И федеральный закон «О днях воинской славы России», видимо, принимался в спешке и без привлечения хотя бы одного, самого завалящего историка. Он бы сказал чиновникам: разница между календарями в XVIII веке составляла не 13 дней, а 11-ть… Ну, ладно. Уж как есть…

Гангутское сражение

После Гангутского сражения Британия, озабоченная возросшим могуществом России, почла за благо вступить в военный альянс со Швецией. Объединенная англо-шведская эскадра демонстративно приблизилась к Ревелю. Современная аналогия – учения флота НАТО на Балтике.

Но Петр І не поддался на провокацию и в переговоры вступать не стал.

Поняв, что давление не сработало, англо-шведская эскадра ушла к берегам Швеции. К тем самым берегам, у которых впоследствии десятилетиями тщетно будут искать советские, а потом российские подлодки.

Это что! Совсем недавно, в июне, финские пограничники столкнулись на Балтике с русским трехглавым «монстром». Впрочем, горячим финским «погранцам» недолго пришлось паниковать. Вскоре выяснилось, что наша яхта, оформленная под древнерусскую ладью, направлялась на фестиваль в Осло. Отдышавшись, один из командиров финской береговой охраны в интервью местным СМИ назвал этот случай забавным.

Петр I направил к Аландским островам флот под командованием князя Михаила Михайловича Голицына в составе 61 галеры. Шведский флот, имея большое превосходство в артиллерии, решил внезапно атаковать русских. Нам пришлось спешно отступать на мелководье. Шведы – за нами. И напрасно! На мелководье более маневренные русские галеры перешли в контратаку и успешно взяли на абордаж 4 фрегата. Шведы были шокированы и деморализованы. Их оставшиеся в строю корабли в спешке отступили.

Бой при Гренгаме 1720 г.

Гренгам стал последним крупным сражением Северной войны и означал конец господства шведов на Балтике. Через год будет заключен Ништадтский мир, закончивший Северную войну.

И не надо, как это делают в самой Швеции, да и в Европе, считать шведов невинными агнцами, которые были отданы на заклание «жестокой» России. Шведы в ходе Северной войны совершали военные преступления, нарушали общепринятые для того времени правила ведения войны.

Академик Е.В. Тарле писал в своем труде «Северная война и шведское нашествие на Россию»: «В битве при Фрауштадте обнаружилась непонятная, истинно звериная жестокость шведов именно относительно русских. Ведь в этой сборной армии саксонского генерала Шуленбурга, потерпевшей такой разгром, были и саксонцы, и поляки, и даже французы, служившие в саксонской армии, и, наконец, русские». После своей победы (3 февраля 1706 года) шведская армия брала в плен всех, кто не был убит и не успел бежать. Всех, кроме русских! «Россияне також многие побиты, а которые из солдат взяты были в полон, и с теми неприятель зело немилосердно поступил, по выданному об них прежде королевскому указу, дабы им пардона (или пощады) не давать, и ругателски положа человека по 2 и по 3 один на другого кололи их копьями и багинетами» (цитата приведена Тарле из «Журнала Петра Великого»). Таким варварским способом шведы истребили 4 тысячи обезоруженных русских пленных после боя.

Портрет Петра I. Яков Хоубракен, 1718 г.

Очевидец вспоминал: часть русских пленных, пытаясь избежать казни, выворачивали свои мундиры наизнанку, красной подкладкой наружу, пытаясь слиться с красными мундирами саксонцев, но это не помогло: «узнав что они русские, генерал Реншильд велел вывести их перед строем и каждому прострелить голову; воистину жалостное зрелище!». Другой очевидец событий рассказывал: около 500 русских пленных «тут же без всякой пощады были в этом кругу застрелены и заколоты, так что они падали друг на друга, как овцы на бойне».

Эта поистине варварская жестокость шведов поражала даже таких представителей европейского общественного мнения, как Вольтер, который вообще был очень расположен к шведам.

И еще цитата из Тарле: «Шведские историки откровенно признают, что, например, пленных русских, захваченных в 1700 г., еще отправляли в Швецию на работы (и держали там, прибавим, в таких условиях голода и жесточайших побоев, что выживали очень немногие), но уже взятых впоследствии в Польше, а особенно попадавших в руки шведов во время нашествия на Россию в 1708–1709 гг., в плен очень часто не брали, а просто убивали после сражения. Слишком много возни, очевидно, было отправлять их так далеко, за море, в Швецию».

Трофейное знамя, отбитое русскими войсками у шведских захватчиков в Северной войне 1700-1721 гг.

Об этом нам не стоит забывать. Ну а для шведов – это как Каинова печать, родовая отметина. Теперь им как в плохом голливудском триллере мерещатся души предательски убитых русских солдат в образе «летучих голландцев» – мифических российских подлодок. А что? «Швеция, которая взрывала подводные лодки». Жаль, что Стиг Ларссон так рано умер.

Владимир Бычков