Каратели из НТС

Георгий Сергеевич Околович — нацистский военный преступник, убивавший мирное население на Смоленщине. Сегодня он воспевается в России как борец за свободу России. Воспевается преступной организацией НТС, точно такой же как и на Украине, ОУН-УПА (запрещённой в РФ), воспеваются Бандера и Шухевич.

Многие данные про него в Википедии вымышлены и про его военные преступления ничего не говорится!

Свидетельства о периоде оккупации нацистскими войсками Смоленской области раскрывают сотрудников НТС как непосредственных участников военных преступлений.

Директор Аналитического центра ветеранов Госбезопасности «Вымпел» Сергей Кривошеев, подготовил книгу под названием «КГБ против НТС», составленной на основе воспоминаний и других материалов о деятельности агентов Народно-трудового союза российских солидаристов (НТС), которые он почерпнул непосредственно из имеющихся в его распоряжении подлинников документов. Ниже представлены воспоминания русского эмигранта Н. Климова.

* * *


«Я с детства неплохо владел немецким языком и именно по этой причине оказался среди сотрудников аппарата германских оккупационных властей, который немцы создали через некоторое время после отступления Красной Армии. И, как нередко бывает в жизни, знание немецкого языка оказалось не достоинством, а, наоборот, сыграло роковую роль в моей судьбе. Впрочем, может быть, это и не так — возможно, виной тому моя беспечность и недомыслие, но мне до сих пор кажется, что, не обладай я тогда этим преимуществом, не сошлась бы моя жизненная тропа с немцами и их нтсовскими приспешниками. И в конце концов не оказался бы я в тысячах километров от Родины, здесь, в Австралии. Но что поделать, так уж получилось.

Автор «Записок следователя гестапо» С. Владимиров, естественно, в силу своего служебного положения у немцев не мог знать всех подробностей и фактов, связанных с «деятельностью» нтсовцев в Смоленске. Он дал лишь общую и очень правильную оценку этой, с позволения сказать, «деятельности» шайки предателей и изменников Родины, добровольно пошедших в услужение к немцам и выполнявших их самые омерзительные поручения. Мне хотелось бы напомнить лишь отдельные детали и дополнить воспоминания С. Владимирова отдельными штрихами и фактами. Кто знает, может быть, они и не будут лишними в восстановлении подлинности событий давности. Тем более, что некоторые из действующих в то время лиц еще укрываются за границей, в частности в Австралии.

Начну по порядку.

В один из ненастных ноябрьских дней 1941 года в Смоленск из Берлина прибыли человек тридцать в штатском. Они говорили по-русски. Всеми распоряжался Околович Георгий Сергеевич.

К удивлению сотрудников городской полиции, «берлинцев», как окрестили прибывших наши остряки, сразу же назначили на руководящие должности в аппарате германских оккупационных властей. Как мы вскоре убедились, «берлинцы» обладали широкими полномочиями: каждый имел при себе документ, выданный начальником «Абверкоманды-203» подполковником Геттингзеебургом, на право задержания и выяснения личности любого советского гражданина. Разумеется, одним, даже столь грозным документом за подписью самого Геттингзеебурга, не задержишь ни одного человека, особенно в то время, когда каждый честный советский гражданин оставался патриотом своей Отчизны. Поэтому люди Околовича всегда имели при себе оружие. Одни носили его в заднем кармане, а другие, как Околович, в кобуре под левой рукой.

Вскоре стало известно, что Околович возглавлял отдел «закрытой» работы НТСНП — «Национально-трудовой союз нового поколения». Так громко именовался тогда нынешний НТС. Официально же он занимал должность заведующего транспортным отделом смоленской городской управы. Это позволяло Околовичу оставаться как бы в тени и маскировать свою руководящую роль в тех преступлениях против советских граждан, которые учиняли нтсовцы на смоленской земле. Используя «инспекции» и «командировки», Околович встречался в разных местах с членами своей группы, разбросанными по всей области, контролировал их «деятельность», инструктировал и давал указания.

Хорошо помню многие факты, проливающие свет на истинный характер «деятельности» нтсовцев. Вот некоторые из них.

Летом 1942 года мне пришлось принимать участие в подготовке и проведении в Смоленске совещания старост и начальников полиции районов области. На нем присутствовало человек двадцать нтсовцев, включая начальника окружной полиции Дмитрия Космовича и его заместителя Витушко Михаила Афанасьевича. Целью совещания было принятие провокационного воззвания к партизанам и всем советским гражданам, поднявшимся на борьбу с фашистско-немецкими захватчиками.

Но главным в «деятельности» энтсовцев было проведение карательных операций. Например, в августе 1942 года группа энтсовцев под руководством Комбалова Г. А. и Качанова П. И. — сотрудников окружной полиции — ворвалась в деревни Самодурово и Воскресенское Духовищинского района, сожгла несколько домов и дочиста ограбила многих жителей. Затем мародеры направились в соседние деревни Колотвино и Ботино и расстреляли там двух женщин и одного подростка за то, что они якобы помогали партизанам.

Можно привести немало случаев грубых требований энтсовцев выполнения населением распоряжений немецких властей по сдаче сельскохозяйственных продуктов на нужды германской армии, составления и передачи в гестапо списков лиц, которые саботировали выполнение указаний оккупантов. Нужно сказать, что, лакейски угодничая, энтсовцы ни в жестокости, ни в звер ствах в отношении населения оккупированной территории ничуть не уступали гитлеровцам.

С группой Околовича в Смоленск прибыл Илья Кириллович Безденежный. Рассказывали, что до войны он был одним из руководителей НТСНП в Бельгии. Этот-то «идейный вдохновитель» и был назначен по указанию гестапо старостой Спас-Липецкого района. В октябре 1942 года Безденежный с группой карателей собрал жителей деревни Мазальцево и пытался выявить лиц, которые оказывают помощь партизанам. Его требование назвать имена этих патриотов было встречено гробовым молчанием толпы. Тогда Безденежный лично отобрал 32 человека и на глазах у всех расстрелял четверых за «дерзость и неповиновение». Остальные были отправлены в Смоленск в распоряжение начальника секретно-политического отдела городской полиции Алферчика. Тот расстрелял еще одного человека за «демонстративный отказ отвечать на вопросы». Оставшиеся в живых 27 человек были отведены по приказу Алферчика на вокзал для отправки в фашистскую неволю. Перед самым отходом поезда к ним подошел энтсовец, сотрудник редакции местной газеты, Гаукевич Владимир Семенович и стал их уговаривать вступить в НТСНП, обещая заступиться и попросить Алферчика освободить их. Однако все 27 с презрением отвергли предложение Гаукевича, который, конечно, проделал этот трюк с ведома и по указанию Алферчика.

Хорошо помню еще двух энтсовцев — братьев Красовских, Владимира и Николая, скандальная слава о которых разошлась по всей Смоленщине. Первый был назначен старостой и начальником полиции Ново-Деревенского района, второй — старостой Захарьевского района. Эти два «друга русского народа» ничем не отличались от жестокого помещика, выведенного Пушкиным в образе Троекурова, если не превосходили его: они налагали на крестьян непосильные штрафы за малейшую провинность, устраивали публичные порки. Дело дошло до того, что группа местных жителей, доведенных до отчаяния В. Красовским, обратилась на него с жалобой к заместителю начальника окружной полиции Витушко, приезжавшему для проверки работы полиции. Изложенные крестьянами факты были столь красноречивы, что Витушко ничего не оставалось сделать, как перевести В. Красовского в другой район.

Да что там говорить о Красовских, если в зверском обращении с населением наибольшее усердие проявлял сам начальник секретно-политического отдела городской полиции Смоленска, член НТСНП Николай Федорович Алферчик, бывший одним из самых близких и доверенных лиц Околовича. Он являлся одним из крупных провокаторов гестапо, пользовался большим доверием гитлеровцев, которые именно по этой причине покрывали его буквально садистские приемы палача и убийцы. Он лично принимал участие и руководил массовыми арестами и расстрелами. При его непосредственном участии была уничтожена большая группа цыган и жителей еврейского гетто в 1943 году, за что он получил свой первый гитлеровский орден. А когда советские войска подошли к Смоленску, он расстрелял всех арестованных, томившихся в тюрьме. Алферчик возглавлял и специальную диверсионную группу, созданную для уничтожения одного из старейших русских городов — белокаменного красавца Смоленска».

Н. Климов