101 год назад. Принцип красного террора

5 сентября 1918 года, 101 год назад, в ответ на убийство Урицкого и ранение Ленина, Советская власть официально объявила красный террор. В наше время не все понимают, в чём суть красного террора и в чём его особенность — ведь тех, кто устраивает покушения, ловят и наказывают в любое время, в любой стране? И не называют это «террором»?

Мне самому эта суть стала ясна из одной фразы в советском художественном фильме «Операция «Трест». Там главный персонаж, лидер подпольной организации монархистов (и одновременно агент чекистов) Якушев в 1924 году говорит с возмущением белому генералу Кутепову примерно следующее: «Вы собираетесь устроить покушения (на Дзержинского и других), ответный террор на которые сметёт с лица земли прежде всего нас!» Иначе говоря: в обычных условиях в ответ на покушение находят, арестуют и наказывают только тех, кто покушался. В условиях красного террора отвечают иначе: арестовывают всю социально-политическую группу, из которой прозвучал выстрел. «Сметают» её всю целиком.

В директиве о начале красного террора говорилось: «Все известные правые эсеры должны быть немедленно арестованы». То есть ответ на выстрелы правых эсеров в Ленина и Урицкого — арест ВСЕХ правых эсеров. Неважно, знали они об этих выстрелах заранее или не знали, одобряли их или нет. Вот принцип красного террора в действии…

Григорий Петровский, бывший депутат Государственной Думы, был назначен на пост наркома ВД, так как большевики считали, что он, один из немногих среди них, имеет хоть какой-то опыт государственной деятельности. Тот самый Петровский, чьи памятники валили после майдана на Украине, и чьё имя стирали с карты

Это принцип военный. «A la guerre comme a la guerre». Ленин эту французскую поговорку очень любил и переводил так: «Коли воевать, так по-военному». Ведь на войне в ответ на любой выстрел со стороны неприятеля никто не ищет именно стрелявшего, чтобы «наказать» его за это. А просто, при возможности, производится орудийный залп, который накрывает всё подразделение противника целиком, полностью. «Сметая» их всех подчистую: и стрелявшего, и его товарищей по оружию, и всех тех, кто мог бы стрелять…

Демонстрация в сентябре 1918 года в поддержку красного террора

Как отметил ещё Клаузевиц, «война есть продолжение политики иными средствами». А марксисты сформулировали продолжение этой мысли, как писал, например, Мао: «Политика — это война без кровопролития, в то время как война — это политика с кровопролитием».

Конечно, красный террор образца 1918 года как военная мера — тоже отнюдь не панацея. Как и всякое оружие, он имеет пределы своей применимости. И здесь действует основной принцип войны и политики — целесообразность. Хорошо всё то, что ведёт к победе. Всё то, что не ведёт к победе, будь это избыточная жестокость или, наоборот, непомерная мягкость к врагу, нехорошо и нецелесообразно…

Страницы печати тех дней

Александр Майсурян