О пользе маразматиков

Жил в Париже в бедном рабочем квартале один старый, понемногу выживающий из ума армянин — отец бакинского коммуниста Сурена Спандарьяна. Самого Сурена арестовали на родине и посадили в одиночку в апреле 1912 года, сразу после Пражской конференции большевиков. Старик остался совершенно без помощи. Ленин лично заезжал к нему и оплачивал его счета — старик по-французски не особо говорил. Ну а чтоб дед совсем не зачах, Ильич и Крупская решили пристроить его к делу — дед переписывал по-армянски и грузински письма кавказским товарищам и отправлял спецкурьером по конспиративной линии. Дед временами путал в письмах, но товарищи относились с пониманием, хотя Крупской раз пришлось переписывать корреспонденцию.

Сына его, Сурена, сдали провокаторы: Роман Малиновский и Аля Алексинский, которые присутствовали на Пражской конференции и пока оставались нераскрытыми. Делегатов и эмигрантов срисовали всех, программу партии и предстоящие шаги — тоже. У охранки не было только адресов конспиративных явок в России. Зато там знали, что адресная книга — это сама Крупская.

Для охоты за адресами, в усиление к первым двум, еще до начала конференции, послали в Париж провокатора Брендинского. Для создания легенды его с шумом арестовали в Двинске, разбили морду и выпустили «под надзор». Брендинский попросил местную организацию нелегально переправить его за границу. Тогда же, через Двинск, ехал в Париж за мандатом для конференции Филипп Голощекин (тот самый). Он навел справки о «попутчике» и узнал, что тот живет не по средствам. Свои подозрения он выложил Крупской. Надежда Константиновна провела беседу с «беженцем от режима» и, с помощью нехитрых вопросов-ловушек, расколола его. Однако, виду не подала, а дружелюбно рассказала о предстоящей конференции. В Бретани. Сказала, что Ленин и остальные туда уже выехали. Вот Вам деньги на билет и попутчик — товарищ Бурцев (глава «контрразведки» революционеров, специалист по выявлению и допросу провокаторов).

В Прагу Брендинский не приехал. Да и в Бретань тоже.

Малиновский и Алексинский в Праге поняли, что Брендинского раскололи и придется самим как-то подбираться к Крупской. А от охранки ими была получена крупная сумма — 40.000 франков(это уже потом сама Надежда Константиновна в архивах в 20-е выяснила) и бюджет надо было как-то осваивать.

Крутились бы долго, но большевиков подвела аккуратная бухгалтерия (деньги-то из партийной кассы брали) — кроты узнали про деда. А тут еще Ильич написал в Берлин хорошей знакомой Сурена Воски-Иоанисиан с просьбой организовать армянскую эмигрантскую диаспору на помощь одинокому старику. У Воски стали пастись и слово за слово узнали, что дед пишет письма на Кавказ. Вот они — адреса!!!

С дедом тоже познакомились и выяснили, что с памятью у него того… Узнали когда отправляется почта. Чтоб самим не палиться, выписали из России двух молодцов, которым объяснили пароли и что к чему. Молодцов сразу заподозрили старые товарищи, но дело было уже в скорости. Те пришли всего за пару часов до курьера. Просто забрали запечатанные пакеты и ломанулись на поезд. Бурцев чуял неладное и был уже у них на хвосте. Но тут задание выполнено, можно на все наплевать и валить.

ЦК большевиков было в отчаянии — сейчас снова разгромят. Однако, ничего не случилось. Вообще ничего. Я бы дорого дал, чтобы посмотреть на рожи агентов в поезде, когда они пакеты распечатали.

Дед забыл на конвертах адреса написать.

Комментарии (оставлять комментарии можно только в полной версии сайта)

    • оставлять комментарии можно только в полной версии сайта