Лекарство может оказаться хуже болезни

Глава Центра имени Гамалеи Александр Гинцбург сообщил для СМИ, что у 10-15% переболевших в тяжелой форме вырабатываются антитела к интерферону, которые блокируют не то что вторичный иммунный ответ, а даже и врожденный иммунный ответ.

Он также прокомментировал сообщения СМИ о том, что в Нидерландах был зафиксирован первый в мире случай повторного заражения коронавирусом, закончившийся летальным исходом.

Гинцбург не исключил, что при первичном инфицировании в организме образуются особые антитела, которые при вторичном инфицировании в итоге усиливают эффект заражения .

* * *


То есть так получается, что и при массовом вакцинировании у значительного процента привитых может произойти выработка антител к интерферону, и вместо защиты от инфицирования они получат риск тяжелейшего течения заболевания, в том числе и с летальным исходом? Так это нужно понимать?

Неожиданный побочный эффект, ничего не скажешь…

Причем если у переболевших коронавирусной инфекцией эффект образования антител к интерферону, как следует из слов Гинцбурга, возникает в основном при тяжелых формах течения заболевания, то логично предположить, что тяжело перенесенная привика, скажем, с подъемом температуры, ухудшением самочувствия и т.п. тоже может приводить к такому эффекту? Ну или выработка антител к интерферону будет вызывать тяжелый послепрививочный эффект — это неважно.

В любом случае, вопрос требует тщательного исследования, и ни о каком массовом прививании граждан не должно быть и речи до выяснения возможных последствий эффекта, описанного Гинцбургом!

Оно, конечно, хорошо, что мы впереди планеты всей, но есть риск, что лекарство может оказаться хуже болезни. Приоритет — это замечательно, но вакцина от COVID-19 — это не спутник, и Гинцбург не Гагарин. А с непроверенной вакциной можно слишком далеко улететь…

Анатолий Баранов