Олигархи оборзели: Абрамович захотел приватизировать русский лес

Что нужно для того, чтобы вырастить лес? Землю подходящую выбрать, саженцы завести, высадить их с учетом того, какие места деревца и кустики предпочитают, ну, и, конечно, приглядывать за посадками.

Но Константин Лашкевич, глава RFP Goup (58% ее акций принадлежит Роману Абрамовичу и Александру Абрамову) считает, что для выращивания леса его необходимо приватизировать. Пока он хочет немного: 2−3%. И озаботился он этой проблемой, потому что на Дальнем Востоке качественной древесины, пригодной для промышленной вырубки, становится все меньше и меньше.

Лес просто не успевает восстанавливаться: для того, чтобы на месте вырубки естественным образом выросли новые, пригодные для экспорта деревья, ведь для этого нужно от 80 до 120 лет.

А RFP Goup — крупнейший лесопромышленный холдинг Дальнего Востока — кровно заинтересован в том, чтоб отечественные леса были обширными, а деревья в них — здоровыми и крепкими. Лашкевич даже готов вкладываться в их восстановление, но только в том случае, если за холдингом будет закреплено право собственности на землю, или хотя бы, на зеленые насаждения.

Иначе — зачем вкладываться? Ведь прибыль через 120 лет будут получать другие! А денег нужно немало: до того момента, когда зеленые насаждения смогут расти самостоятельно, потребуется вложить порядка пяти тысяч долларов на гектар.

Вот только сейчас холдинг вырубает и экспортирует то, что росло веками без малейшего участия его собственников. Матушка-природа постаралась. И она не требует компенсации за затраченные усилия. По крайней мере, пока.

«Согласно статьи 8 Лесного Кодекса России «Лесные участки в составе земель лесного фонда находятся в федеральной собственности». Кроме того, в Конституции Российской Федерации указано, что «Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории». Поэтому никакой речи о приватизации государственного лесного фонда не может быть. Это экологическая система, которая охраняется государством», — пояснили в пресс-службе Минприроды России.

И эта позиция, похоже, находит полное понимание у общественности:

— Леса должны оставаться только в федеральной собственности, — убежден эколог Владимир Рудомаха. — Все всегда начинается с малого: вроде бы, приватизация лесов, предназначенных для промышленной вырубки, напрямую интересы граждан не затрагивает.

2−3%, о которых зашла речь, для государства, на первый взгляд, не великая потеря. Но разрешение на приватизацию даже на таких условиях создаст прецедент, и остановить этот процесс передачи лесов в частные руки будет очень сложно. Мы и опомниться не успеем, как леса окажутся в чьей-то собственности, в том числе и те, которые служат для отдыха людей.

Одним Дальним Востоком дело не ограничится. Поэтому, подчеркиваю: идти на приватизацию леса нельзя ни в коем случае.

В России уже было немало случаев, когда на территории лесных массивов вдруг разворачивалась строительство, как правило, потому что земля «приглянулась» какому-нибудь бизнесмену или городским властям приспичило возвести новый объект именно в этом месте. С этим, например, столкнулись жители Ставрополя. Городские власти задумали, вроде бы, благое дело — строительство перинатального центра (объект необходимый, с этим не поспоришь), но вот возвели это сооружение на бывшей лесной территории.

— Даже сейчас, когда лес в федеральной собственности находится, его очень трудно защитить от посягательств, — считает житель Ставрополя Вячеслав Маркин. Он был в числе активистов, требовавших запретить строительство на территории реликтового Таманского леса.

— Примерно три с половиной гектара земли было выведено из состава леса (и часть придомовой территории захватили, но это — другая история). На этой территории перинатальный центр и большую парковку.

Мы пытались остановить строительство, обращались в суд, проводили пикеты, но правды так и не добились. Часть леса была вырублена под строительство, несмотря на то что на этой территории росли растения, занесенные в Красную книгу. Потом-то нашли нарушения в ходе строительства, кого-то даже посадили (компания строительная была не местная).

Парковка почти пустая стоит, потому как прямой дороги от нее к больнице нет, нужно идти в обход с полкилометра, причем — вдоль унылого забора. И людям неудобно, и лес уже не восстановить… А если он будет в частных руках, то защитить его будет еще сложнее.

Мы ведь знаем, какими варварскими методами вырубают лес на Дальнем Востоке, и СМИ об этом пишет, и на Ютубе роликов много. На частные компании и сейчас-то нет управы.

А какая управа может быть на холдинг, который является одним из лидеров экспорта российской древесины? Это предприятие арендует участки с разрешенной вырубкой 3,7 миллионов кубов древесины в год, и частично принадлежит Роману Абрамовичу.

Абрамович — бизнесмен не простой. То его яхта заплывет в район, где проходят учения ВМФ наших заклятых друзей, то он планирует приобретение части побережья одного из европейских государств. В общем, бизнес поставлен на широкую ногу, причем с воображением. Для нас это уж точно не комильфо.

Вера Жердева