Композитору Геннадию Гладкову 80 лет

Сегодня исполняется 80 лет композитору Геннадию Гладкову, автору музыки более, чем к ста игровых и анимационных фильмов. Среди них «Бременские музыканты», «Малыш и Карлсон», «Джентльмены удачи», «Двенадцать стульев», Обыкновенное чудо», «Собака на сене», «Человек с бульвара Капуцинов» и другие.

— Геннадий Игоревич, работая над мультфильмом «Бременские музыканты», вы предполагали, что будет такой успех?

— Нет, я никогда не мог предусмотреть, что получится из произведения. Меня всегда учили: делай свое дело, как можно лучше, а там уж судьба распорядится, или наградит или пожурит. Мы никакой особенной цели не ставили, просто хотелось сделать мультфильм веселым, задорным, чтобы было приятно и интересно смотреть. Вот такая была задача. Поэтому и получилось, что это было легко и от души.

— Недавно, листая каналы, попал на фильм «Собака на сене» и не смог оторваться от экрана. Как вы искали музыкальную тему?

— Во-первых, сама вещь очень душевная и всем понятная, несмотря на то, что много времени прошло. А какие там актеры! Миша Боярский пел замечательно. Маргарита Терехова, грандиозная актриса, великолепный Николай Караченцов, Игорь Дмитриев… Соцветие таких актеров дало такой мощный энергетический взрыв. Режиссер Ян Фрид очень музыкальный человек, поэтому с ним было так интересно и весело работать. Мы с ним сделали несколько картин — «Благочестивая Марта», «Дон Сезар де Базан», «Тартюф», где Миша Боярский играл совершенно гениально. И Аня Самохина очень хорошо играла – это была одна из последних ее ролей. Ян Борисович Фрид дружил с Аркадием Исааковичем Райкиным, и мне посчастливилось писать ему музыку для фильма «Люди и манекены».

— Не могу не спросить вас о работе с Андреем Мироновым в фильмах «Обыкновенное чудо», «Двенадцать стульев», «Человек с бульвара Капуцинов». Это правда, что он не обладал абсолютным музыкальным слухом?

— Да. Кому-то музыкальность дается легко, а Андрюше это давалось с трудом. Но он был очень упорным. И папа ему помогал, всегда за ним следил, приходил даже на запись. И говорил: если будет что-то не так, заставляй его делать еще дубль. Когда мы разучивали «Белеет мой парус такой одинокий…», Андрюша сказал: «Верхней ноты я вообще не пою». Пришлось его обманывать. Поскольку он не обладал абсолютным слухом, я говорил, что будет низкая нота, а сам писал высокую. А потом, в оркестровке, он уже не мог разобрать и пел эту ноту спокойно. Я говорил: «Вот видишь, тебя музыка заставила спеть эту ноту». Он человек очень остроумный, веселый и работать с ним было одно удовольствие.

— Геннадий Игоревич, вы ведь не только композитор, но и поэт. Ария «Уно моменто» в фильме Марка Захарова «Формула любви» целиком написана вами?

— Деваться было некуда: надо было срочно сочинить неаполитанскую песенку. А мы в консерватории изучали итальянские термины, и я запомнил выражение «уно моменто». Ну и стал на эту тему сочинять музыку. Захаров покатывался от смеха. Получилась шуточная песенка. А в титрах написали: стихи Гладкова и народные. Очень смешно пел Саша Абдулов. Кстати говоря, у него в начале со слухом было еще хуже, чем у Миронова. И мы думали, что он не споет ничего. Но вдруг из него пошло, я вижу, парень прорывается. А потом он уже сам исполнял эстрадные песни и очень хорошо, поскольку к актерскому исполнению прибавилась еще и музыкальность. И Коля Караченцов пел великолепно.

— У него очень необычный тембр голоса…

— Да, тембр удивительный. Я один раз в шутку сказал: «Ну какой, у него голос, один хрип». Там дамы закричали: «Да вы что, у нас мурашки по спине бегают, когда мы слышим его голос». Высоцкий тоже обладал хриплым голосом, но все от него балдели. И у моего друга Василия Ливанова хриплый голос. Скажет пару фраз голосом Карлсона — все сразу узнают.

— Все сразу узнают и вашу мелодию к фильму «Джентльмены удачи»…

— Потому что она с юмором. В нашем дворе жили прообразы таких «джентльменов удачи», я с этой шпаной общался в детстве. Наигрывал им на аккордеоне всякие мелодии, «Мурку». И эта тема у меня еще оттуда осталась, с детства запала в душу. Она не придумана, а с конкретными людьми была связана. Я начал импровизировать и сыграл.

— Какую музыку вы сами слушаете?

— Последнее время я слушаю только классическую музыку – симфоническую, оперную и балетную. Когда я учился в консерватории, кое-что пропустил мимо. И вот сейчас догоняю. Современная эстрада меня совершенно не привлекает. Если деньги в стране начинают играть главную роль, то и музыка под это подделывается. Для многих сегодня важнее всего успех, чтобы народ ходил, поэтому поют песни, похожие друг на друга, с определенным уклоном.

— Геннадий Игоревич, поздравляем вас с круглой датой. Как будете отмечать юбилей?

— Спасибо за поздравление Я вам скажу честно: не могу поверить, что мне восемьдесят лет. Как будто это про кого-то другого говорят. 19 февраля будет юбилейный концерт в зале Чайковского, там будут отрывки из моих фильмов и мультфильмов. Ну а потом, конечно, соберу друзей в каком-нибудь кафе, посидим, пообщаемся.

Песня бременских музыкантов: