Удивительные факты из жизни Н. Морозова — народовольца, учёного, воина Великой Отечественной...

7 июля исполнилось 165 лет со дня рождения Н.А. Морозова (1854-1946).

1. Революционер, народоволец, участник покушений на царя Александра II Николай Морозов (1854-1946) прожил 92 года, в тюрьмах из них провёл 29 лет, причём 25 из них без перерыва. Отбывал заключение в Петропавловской (1882−84) и Шлиссельбургской (1884−1905) крепостях. Освобождён по амнистии 1905 года.

2. Из 15 осуждённых народовольцев, которые избежали казни, за 2 года умерли от «хороших» условий заключения 11 человек. Морозов тоже заболел цингой и туберкулёзом, который тогда считался практически неизлечимым, тем более в условиях тюрьмы. В 1883 году тюремный врач Вильямс докладывал Александру III, что Морозов умрёт через трое суток. Но Морозов сумел сам себя вылечить от болезни благодаря придуманной им системе тюремной гимнастики. Через полгода тюремные врачи, к своему глубокому изумлению, установили при обследовании, что заключённый Морозов не только жив, но и полностью здоров.

3. За время заключения Морозов написал 26 томов научных работ по астрономии, космологии, физике, химии, математике, геофизике, метеорологии, воздухоплаванию, авиации, истории, философии, политэкономии, языкознанию. Сделал важные открытия в ряде наук. Изучил 11 языков (французский, английский, немецкий, итальянский, испанский, латинский, греческий, древнееврейский, древнеславянский, украинский и польский).

Шлиссельбургская крепость. Одна из камер, где отбывал заключение и писал свои труды Морозов

4. Илья Репин написал портрет знаменитого шлиссельбуржца, но столкнулся при этом с одной проблемой, о которой написала жена Морозова Ксения Алексеевна: «Илья Ефимович выразил желание написать портрет Николая Александровича, и тот приезжал к Репину на сеансы в Куоккале на его дачу Пенаты. Портрет был написан маслом и изображал Николая Александровича, сидящего за столом. Внешнее сходство было безусловное, но Репин остался недоволен своим произведением. Как можно было судить по его словам, он заранее составил себе представление о Николае Александровиче как о несчастном исстрадавшемся узнике, больше половины своей жизни прожившем в неволе. Между тем он видел перед собой необыкновенно жизнерадостного, подвижного человека, полного душевной молодости и ясности, по лицу которого никак нельзя было догадаться о всех перенесённых им испытаниях. Как слить художнику в одно целое уже живший в его воображении образ с реальным? Какими неуловимыми штрихами передать редкий пример душевной стойкости?..»

И.Е. Репин. Портрет Николая Морозова

5. В годы революции Морозов пользовался уважением у самых разных партий и групп, и все они стремились привлечь прославленного революционера на свою сторону. В 1908 году он был посвящён в масонскую ложу «Полярная звезда». В Учредительное собрание 1918 года Морозов избирался от партии кадетов. Идеи социалистической революции не одобрял, считал её преждевременной в крестьянской стране. Но позднее поддерживал Советскую власть, впрочем, как и многие бывшие кадеты (например, друживший с ним Владимир Вернадский).


В 30-е годы на анкетный вопрос «Партийность» Морозов отвечал «Член партии «Народная воля». Общественная позиция Морозова в 30-е годы привлекала общественное внимание, к ней прислушивались. На это указывает, например, то, что известный большевик Фёдор Раскольников в обличительном письме Сталину в 1939 году писал: «Вам не поможет, если награждённый орденом, уважаемый революционер-народоволец Н.А. Морозов подтвердит, что именно за такой «социализм» он провёл пятьдесят лет своей жизни под сводами Шлиссельбургской крепости». (На самом деле, как сказано выше, не 50 лет, а вдвое меньше).

6. После революции Морозов шутливо называл себя «последним русским помещиком». И действительно, так оно по сути и было: в 1923 году наследственное имение Борок постановлением Совнаркома СССР было передано Морозову в пожизненное пользование. В 1946 году, после его смерти, там открылся мемориальный дом-музей.

Памятник Николаю Морозову в Борке

7. Морозов был автором интересных научных идей, например, в области периодической системы, что высоко оценивал сам Менделеев. Он же предложил прообраз космического скафандра — высотный герметический костюм. Но в то же время некоторые теории Морозова наука не приняла. Так, он был идейным предтечей небезызвестного математика А.Ф. Фоменко в области «новой хронологии». В своём скандально знаменитом семитомном труде «Христос» (1924—1932) Морозов подверг сомнению существующую хронологию истории. Древний мир, по его мнению, соответствовал средним векам и т.д.

Скандально известная серия книг Н. Морозова «Христос» с идеями «новой хронологии»

8. В 1939 году Н.А. Морозов в возрасте 85 лет окончил снайперские курсы Осоавиахима. И, несмотря на свой преклонный возраст, через три года на Волховском фронте добровольцем участвовал в военных действиях против немецко-фашистских захватчиков, лично пристрелив из снайперской винтовки нескольких гитлеровцев… По приказу Гитлера гестапо внесло имя Морозова в список особо опасных для рейха советских людей, приговорённых заочно к смертной казни, за непримиримое отношение к германскому фашизму.

9. Николай Александрович дожил до дня Победы. Вот текст его письма Сталину, написанного уже после Победы.

«Дорогой Иосиф Виссарионович,

Я счастлив, что дожил до дня победы над германским фашизмом, принесшим столько горя нашей Родине и всему культурному человечеству и поставленным на колени исключительно благодаря Вашей мудрой твёрдости и гениальной прозорливости, проявившихся от начала и до конца Отечественной войны.

Присоединяюсь от души к приветствию моих сотрудников по Ленинградскому Гос[ударственному] Естественно-Научному Институту, как его директор, я прилагаю к нему также и своё восхищение, привет и поздравления.

День 9 мая останется навсегда для России днём незабываемой славы, связанной с Вашим именем, как именем замечательного вождя.

Почётный академик Николай Морозов (бывший шлиссельбуржец)»
.

10. Морозов был ещё и поэтом. В 1910 году он выпустил сборник своих стихотворений «Звёздные песни», который получил резко отрицательный отзыв Николая Гумилёва. «Одно великолепное презрение к стилю, — писал Гумилёв, — издевательство над требованиями вкуса и полное непонимание задач стиха, столь характерные для русских поэтов-революционеров конца XIX столетия, да разве ещё шаблонность переживаний, тупость поэтического восприятия и бесцеремонность в обращении с вечными темами — вот стихи Морозова».

Кстати, правительство оценило поэтическую книжку Морозова совершенно иначе — ему пришлось за неё провести ещё почти год за решёткой.

Возможно, отвечая на критику Гумилёва, Морозов в 1918 году написал:

Моих стихов невнятны звуки
Живущим тускло в наши дни:
В них мир таинственной науки,
В них неба вечные огни.

Мои слова — иероглифы:
Их разберёт грядущий век.
И что прочесть не смогут скифы,
Узнает новый человек.


Вот начало другого известного стихотворения Морозова:

Мы умираем только для других.
О смерти собственной умерший не узнает.
Ушёл он в новый путь, он мёртв лишь для живых,
Для тех, кого он оставляет...


И в заключение — ещё одни стихи Морозова на ту же тему, озаглавленные «Завещание» (1880):

Когда для большего порядка
На бедной родине моей
Я от полиции украдкой
Переселюся в мир теней,

Друзья! Мой прах похороните
Без погребальных громких слов,
На гроб цветов мне не кладите
И не носите мне венков, —

Но вройте жердь в сырую глину
Надгробной насыпи моей
И, свив верёвку, на вершину
Жандарма вздёрните на ней!

Пусть будет вихрь, в полях играя,
Его одежду развевать,
Пусть будет буря, завывая,
Холодный труп его качать!

Лишь только скрипнет шест высокий
Могилы скромный мавзолей,
Я каждый раз в земле глубокой
Благословлю моих друзей!


Александр Майсурян