Два революционера

13 августа был день рождения сразу нескольких выдающихся революционеров XX века. Судьбы их различны и по-своему поучительны. Первый — Фидель Кастро (1926—2016). Прожил долгую жизнь… Но если вспомнить, сколько было у команданте покушений на него, сколько ему угрожало опасностей, то жизнь его не покажется такой уж безоблачной. Как говорил сам Фидель, «если бы способность выживать после покушений была олимпийской дисциплиной, я бы имел по ней золотую медаль».

По данным кубинских спецслужб, при разных президентах США было составлено следующее количество планов по убийству Кастро:

38 — при Дуайте Эйзенхауэре,
42 — при Джоне Кеннеди,
72 — при Линдоне Джонсоне,
184 — при Ричарде Никсоне,
64 — при Джимми Картере,
197 — при Рональде Рейгане,
16 — при Джордже Буше-старшем,
21 — при Билле Клинтоне.

Ещё один революционер, чей день рождения приходится на 13 августа — Карл Либкнехт (1871—1919). На этот год пришлось и столетие его смерти… Убит врагами. Хотя и «не совсем» врагами, а с ведома вчерашних как бы товарищей — социал-демократов. Один из них — Густав Носке, которому принадлежит крылатая самохарактеристика — он назвал себя «кровавой собакой», заметив иронически: «должен же кто-то быть кровавой собакой». Об убийстве Либкнехта и Розы Люксембург он вспоминал так: «Когда я утром явился в министерство, то нашёл своих подчинённых совершенно подавленными этим происшествием. Я смотрел на это гораздо спокойнее… Кто-то должен был сделать безвредными этих нарушителей всеобщего покоя».

Майданные «кровавые собаки» 2014 года подхватили эстафету своих германских коллег столетней давности — с ненавистью стёрли память о Либкнехте на Украине.

Уничтоженный памятник Либкнехту в Кривом Роге:


Итак, один революционер окончил жизнь победителем, окружённый уважением и почётом. Другой был убит… Хотя, наверное, в силу рискованности самой этой профессии судьбу Либкнехта следует считать правилом, судьбу Кастро — скорее исключением. Как говорила погибшая вместе с Либкнехтом Роза Люксембург, «я надеюсь умереть на своём посту — на улице или в тюрьме»… Да и Кастро едва ли поверил бы, если бы ему сказали в молодости, что он умрёт на 91-м году жизни в своей постели…

Александр Майсурян