Сын «дорогого Никиты Сергеевича»

В США 18 июня скончался Сергей Никитич Хрущёв (1935—2020) — сын «дорогого Никиты Сергеевича», а также — известный учёный-ракетчик, Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской премии. На бывших соотечественников Сергея Никитича в 90-е годы произвело весьма неблагоприятное впечатление даже не то, что он поселился в США — в конце концов, какая разница, где жить, в буржуазной России или в буржуазной Америке — а то, что он принял американское гражданство со всеми положенными в этом случае клятвами. С памятью о его отце, при всех его выходках, но и с обещанием «закопать» буржуйскую Америку, это не особо вязалось.

Сергей Никитич принял активное участие в публицистике периода «перестройки», когда попытался реабилитировать имя своего отца, сделав его в печати одним из «отцов перестройки». И это ему удалось, но… граждане бывшего СССР довольно быстро разлюбили перестройку, так что в конечном счёте это тоже не пошло памяти Никиты Сергеевича на пользу.

Однако следует признать, что человеком Сергей Никитич был довольно ярким и интересным. В его интервью, которые он давал много и довольно охотно, можно найти немало неожиданных мыслей и рассуждений. Например:

«— А Сталина ваш отец правильно вынес из Мавзолея?

— Я думаю, что нет. Потому что и вынос Сталина, и ХХ съезд — это поступок человека, искренне верящего. Не политика, а человека эмоционального. А когда люди привыкли к диктатору, привыкли к поклонению… Вот критиковать Сталина и выносить его — это всё равно, что вот эти девочки в церкви танцевали. Я тоже могу прийти в церковь и сказать — Бога нет. Ну, и меня выкинут из церкви, потому что они-то верят, что Бог есть.

— То есть, Сталина нельзя было выносить?

— Нельзя или можно, это уже сослагательное наклонение. Но вот китайцы поступили куда более правильно. Они Мао Цзэдуна до сих пор оставили...»


О Карибском кризисе:

«Мы были в 20 минутах от войны. Ведь современных кодов для ядерного оружия тогда не существовало, а коммуникации были слабые. Даже прямой телефонной линии не было, Хрущёв с Кеннеди переговаривался по телеграфу, из Москвы текст шёл в Лондон, а там послание стояло в очереди среди других сообщений. Командиры советских подводных лодок с ядерными торпедами имели указание — если будет нападение на наши корабли, применить ЛЮБОЕ оружие. Три человека принимали решение о ядерном ударе — командир, замполит и первый помощник. Так вот на одной такой подлодке двое были «за», а один «против». Были бы трое одного мнения — начали б ребята ядерную атаку».

Если это рассуждение верно, то, получается, судьбу человечества определило голосование, причём голосование при считающейся недемократичной советской системе. А Бисмарк, выходит, ошибался с его мнением, что «великие вопросы решаются не постановлениями большинства — а железом и кровью».

Тем не менее Сергей Хрущёв был несомненный, выражаясь по-старомодному, классовый враг. Это ясно видно из такого, например, его высказывания:

«– В 1964 году хрущёвские реформы положили на полку, а с 1964 по 1991 год прошли те же 25 лет. Вот мы и получили новую революцию. [...] Государство, которое существует 25 лет без реформ, в итоге получает революцию и развал. Это универсальная закономерность. Россия или Америка – может развалиться любая страна. [...] Советский Союз умер по естественным причинам, точно по таким же причинам умерла и Российская империя. [...] Никакого коммунизма в Советском Союзе не было. Основная идея коммунизма состоит в том, что все люди должны быть равны, а это противоречит основному закону природы, закону восходящего развития, который зиждется на конкуренции. Когда Ленин после революции 1917 года начал строить коммунизм, у него ничего не получилось, экономика развалилась. Поэтому он в 1921 году принял решение вернуться к старому, назвав это «новой экономической политикой». На самом деле он вернулся к рынку, и после этого никакого коммунизма у нас уже не было».

© Александр Майсурян