Агафокл — добрейшей души тиран

XX век переполнен примерами, как революционеры становились тиранами. А предтечей их всех с полным основанием можно назвать сиракузского правителя Агафокла, чья судьба интереснее и драматичнее, чем у мифических героев древнегреческих легенд.

Во второй половине IV века до нашей эры город Сиракузы на Сицилии управлялся олигархическим советом из 600 аристократов. Агафокл родился в этом городе в 361 году до нашей эры в семье гончара. Бытует легенда, что его отец Каркинос, услышав предсказание, что появившийся у него сын принесет много бед Сицилии, повелел рабу отнести его в глухое место и оставить умирать.

Но когда раб заснул, жена Каркиноса тайком унесла младенца и передала своим родственникам. Только спустя семь лет Каркинос узнал, что его сын жив. Он обрадовался, взял его к себе в дом и начал обучать гончарному делу. Эта легенда вызывает сомнение, но зато можно утверждать, что лепить горшки Агафоклу не очень нравилось и хотелось.

Историк Юстин писал, что Агафокл «был замечательно красив лицом и телом и добывал средства к жизни, служа орудием разврата». Богатый сиракузский аристократ Дамас влюбился в Агафокла. Он щедро одаривал Агафокла и сделал его хилиархом, командиром подразделения из 1024 солдат. Но, получив должность по блату, Агафокл быстро проявил себя как отважный воин. Когда Дамас умер от болезни, оставив свою собственность жене, Агафокл в 333 году до нашей эры женился на ней и стал богатым человеком.

Олигархам в Сиракузах совсем не понравилось, что в их среду влился какой-то горшечник, да еще пользующийся популярностью у простого народа. Руководители олигархической партии Сосистрат и Гераклид обвинили Агафокла в подготовке мятежа и отправили своих наемников схватить его. Ему пришлось бежать из Сиракуз, где его заочно осудили на смерть. Между тем, Агафокл со своими товарищами отправился в южную Италию, где возглавил отряд наемников. А еще говорят, что Агафокл занялся морским разбоем и грабил свою же родину.

* * *


Со своими испытанными в боях наемниками Агафокл в 317 году до нашей эры захватил Сиракузы и объявил себя правителем города. Таких самозваных правителей в то время называли тиранами. Но, став тираном, Агафокл повел себя как настоящий революционер. Первым делом он принялся «раскулачивать» олигархов. Конфисковал земли аристократов и раздал их бедным горожанам. А потом облагодетельствовал разбойников, бродяг и освобожденных из каменоломен преступников, которых взял к себе на службу. Однако требовалось еще изыскать средства на оплату этого лихого сброда и командиров из числа наемников.

Агафокл созвал на совет наиболее богатых и влиятельных граждан Сиракуз. А когда они собрались, подал сигнал своим людям, по которому те набросились на безоружных богачей и перебили всех до единого. После этой кровавой вакханалии головорезы Агафокла устремились к домам аристократов и убили всех, кто не успел бежать до их появления. Под горячую руку попали не только 600 олигархов, управлявших Сиракузами, но и их родственники и слуги. Было убито 4000 жителей города. Бродяги и разбойники Агафокла грабили дома богачей, насиловали их дочерей и жен. Их даже не пугал гнев богов, когда они врывались в храмы и резали людей, укрывшихся там в поисках спасения.

Понятно, что эти бесчинства опорочили репутацию Агафокла, как правителя. Но тот был поистине продувной бестией. Тиран вышел к народу со смиренным видом и заявил, что все, что он сотворил, он сделал для своих подданных, избавив их от врагов и предателей. А теперь, выполнив свою миссию, он слагает с себя полномочия правителя и просит избрать преемника его власти. В этот момент беднота, получившая от него землю, смекнула, что при новом правителе может ее лишиться. А те, кто нажился на грабеже, испугались расплаты. И все эти люди заголосили, что не надо им другого тирана, пусть правит Агафокл. И тот, понятно, с видимой неохотой согласился.

К чести Агафокла, тот был бессребреником и не погряз в роскоши, как многие дорвавшиеся до власти революционеры. Он тратил деньги на усиление армии и флота и на благоустройство города. Жил скромно, не держал телохранителей, все желающие имели свободный доступ к нему. С народом держался просто и снова облагодетельствовал его тем, что уничтожил все долговые обязательства.

* * *


Изгнанные или бежавшие из Сиракуз аристократы не теряли надежды вернуться на Сицилию и свергнуть Агафокла. Они собрали денег и наняли спартанского царя Акротата, чтобы он помог им. Но вышла незадача. Как известно, спартанцы не пили вина, и, возможно, на пиру сиракузские аристократы напоили Акротата, отчего у него «снесло крышу», и он во время застолья убил одного из влиятельнейших нанимателей Сосистрата, после чего вынужден был спасаться бегством.

Тогда аристократы вошли в сговор с Карфагеном, который захватил несколько городов на Сицилии и осадил Сиракузы. На второй год осады в Сиракузах начала ощущаться нехватка продовольствия. И тогда Агафокл предпринял неожиданный и отважный маневр. Он снарядил 60 кораблей, с которыми планировал прорваться через блокаду и напасть на земли Карфагена. В поисках средств для военной кампании Агафокл не церемонился. Он отнял драгоценности у женщин, деньги у опекунов сирот и забрал золото из храмов. Тем, кто выражал неудовольствие, тиран предложил выйти за стены и сдаться карфагенянам. Но тех, кто вышел, умертвили его наемники.

Пристав к африканскому берегу, Агафокл нарядился жрецом и объявил своей армии, что дал обет принести корабли в жертву богиням-покровительницам Сиракуз, Деметре и Коре. После чего начал поджигать корабли, отрезая своим воинам путь к отступлению. Именно это его деяние породило широко известную поговорку — «сжечь за собой корабли». Немногочисленная армия Агафокла с отчаянием и воодушевлением принялась захватывать и грабить карфагенские города. В Карфагене были так напуганы, что снарядили против Агафокла большое войско, а чтобы заручиться помощью богов в предстоящей битве, принесли в жертву Молоху 200 мальчиков из числа детей знатнейших семейств.

Обманом и отвагой Агафокл одержал несколько побед. Но карфагенская армия была больше, и она загнала его в ловушку. Удивительно, но боги явно благоволили Агафоклу, не особо почитавшему их, а не карфагенянам, ублажавшим небожителей человеческими жертвами. В ночь перед битвой 5000 африканцев, находившихся на службе Агафокла, понимая, что дело швах, решили дезертировать. Сиракузцы заметили это и набросились на них. В ночной мгле закипела сеча. Тем временем в лагере противника опять приносили людей в жертву Молоху. Заслышав лязганье оружия, карфагеняне решили, что враг наступает. В суматохе они уронили светильники, от которых заполыхали шатры. Битвы так и не случилось, враждующие армии, понесшие серьезные потери, разошлись. И вскоре Агафокл отплыл в Сиракузы наводить там порядок, оставив армию на сына.

Брошенные им войска в Африке взбунтовались. Его солдаты перерезали помощников тирана, а потом перешли на карфагенскую службу. Когда один воин занес меч над Архагатом, сыном Агафокла, тот крикнул:

— А что, по-твоему, Агафокл сделает за мою смерть с твоими детьми?

— Все равно, — ответил убийца, — мне довольно знать, что мои дети хоть ненадолго переживут детей Агафокла.

* * *


В 304 году до нашей эры Агафокл стал царем Сицилии. Он породнился с египетским царем Птолемеем I, женившись на его падчерице Феоксене, и с царем Пирром, выдав замуж за него свою дочь Ланассу. А свою смерть он принял от внука Архагата, который был взбешен, что дед хочет оставить власть не ему, а своему сыну Агафоклу Младшему.

В 289 году до нашей эры Агафокл снарядил флот в 200 кораблей для новой войны с Карфагеном. Но отплыть не успел. У него был красивый раб Менон из Сегесты, которого он взял себе для любовных утех. И этого раба Архагат подговорил убить правителя.

У Агафокла была привычка после обеда чистить зубы пером. И Менон подсунул ему отравленное перо. Вскоре у царя возникла боль в деснах. А потом у него во рту началась гангрена. Его возложили на погребальный костер еще живого, но, будучи разбитым болезнью, Агафокл не в состоянии был произнести ни звука и сгорел заживо. Менон бежал из Сиракуз и примкнул к Архагату, а потом убил и его.

Перед смертью Агафокл завещал власть в Сиракузах народному самоуправлению. Неблагодарные жители первым делом конфисковали имущество Агафокла и сбросили статуи, которые он ставил. Но народ не смог противостоять Карфагену, который вновь решил захватить Сицилию. Вскоре на острове не стало житья от банд наемников и разбойников, и правление тирана Агафокла стали вспоминать с ностальгией.

Олег Логинов