Как жил прекрасный советский актер Борис Сичкин

Борис Сичкин – веселый и запоминающийся советский актер. Он сам исполнял песни и танцы в кинокартинах, и делал это настолько талантливо, что смог полюбиться практически каждому зрителю. Этот блестящий актер мог бы и дальше радовать нас ролями в советском кино, но он вместе с семьей уверенно решил покинуть страну. В статье мы расскажем о том, что произошло в жизни Бориса Сичкина.

Борис Сичкин родом из Киева, хоть за ним и закрепилась фраза: «Здрасьте, я из Одессы». Когда ему исполнилось пять лет, из жизни ушел его отец. Мама Бориса трудилась сразу на нескольких работах, но при этом ей не хватало зарплаты, чтобы прокормить детей. Будущий актер был самым младшим среди семерых своих братьев. С возрастом он вместе с братьями начал заниматься воровством и разбоем, стал так называемым «гопником». Вместе с этим Борис посещал уроки по танцам и выступал с чечеткой на цыганском базаре, получая за эти выступления пакеты с продуктами питания. Вплоть до начала войны Борис Сичкин учился в хореографическом училище и выступал в составе ансамбля народного танца, а потом был призван на срочную военную службу.


В армии Борис Сичкин выступал в составе Ансамбля песен и плясок, а однажды, он по глупости перепутал батальон и отправился с фронтовиками прямо в пекло битвы. Командиры, не зная об этом, посчитали его дезертиром и хотели наказать по всей строгости, но когда узнали, что произошло на самом деле, артиста не побоявшегося сражаться «в первых рядах» наградили двумя медалями – «За отвагу» и «За боевые заслуги». После демобилизации он активно продолжал петь и танцевать в различных ансамблях, но всесоюзную популярность ему всё-таки принесли сыгранные роли в кино.

Борис Сичкин в картине «Интервенция». Кадр из фильма

У Бориса Сичкина было много друзей, занимающихся творческой деятельностью. Среди них, конечно, были и именитые кинорежиссеры. Благодаря дружбе с Исидором Анненским, актер попал на съемки картины «Анна на шее», где сыграл эпизодическую роль чудаковатого ухажёра. У Бориса Сичкина не было актерского образования, но играл он не менее талантливо, чем профессиональные актеры. В каждую свою роль он вносил какую-то особую «изюминку». Можно с уверенностью сказать, что мы никогда не забудем сыгранного им Бубу Касторского из культовой картины «Неуловимые мстители», ну или жениха из «Варвара-краса, длинная коса».

Борис Сичкин в 80-ые годы

В начале 70-ых годов Бориса Сичкина посадили в тюрьму. Актера обвинили в том, что он продавал билеты на свои концерты по завышенной в два раза цене. Его единственного сына из-за этой истории не принимали в вузы, а имя Бориса Сичкина и вовсе убрали из титров многих советских картин. Скорее всего, это дело сфабриковали из-за того, что он отказался выступать на дне рождении влиятельного чиновника. Так или иначе, спустя год «с хвостиком», Борис Сичкин снова оказался на свободе, а тех, кто занимался фабрикацией дела, нашли и посадили. Но это актера не успокоило. Он был очень обижен на родину и сразу же после освобождения решил вместе с родными эмигрировать в США.

Борис Сичкин и его единственная супруга Галя Рыбак в молодости

Борис Сичкин быстро освоился на чужбине, чего не сказать о его жене – танцовщице Гале Рыбак и сыне Емельяне. С помощью других эмигрировавших артистов, Борис Михайлович начал сниматься в американских кинокартинах и выступать в театре, а его родные даже не стали разбирать чемоданы, надеялись вернуться домой. Со временем и они привыкли к жизни в США. Супруга выступала в дуэте с актером, а их сын обустроил собственный ресторанный бизнес. В середине девяностых годов Борис Сичкин приехал в Москву, чтобы выступить перед старыми поклонниками. После этого он начал куда чаще приезжать в Россию и на Украину просто ради дополнительного заработка, а возвращаться на родину насовсем он даже и не думал. Борис Сичкин не жаловался на свое здоровье, он был очень активным даже в 79 лет. Однако весной 2002 года ему пришлось подниматься до пятого этажа пешком, так как лифт был сломан. Сердце Бориса Михайловича не выдержало такой нагрузки, и он ушел из жизни. Жена решила его кремировать, а урну с прахом, по настоянию «Союза кинематографистов», захоронила в Москве, на Ваганьковском кладбище.