Борьба власти с народом обостряется

Согласно Ленину, любой предреволюционный конфликт власти и общества проходит несколько стадий: попытка диалога, террор и широкое вооружённое сопротивление. На каждой из этих стадий власть демонстрирует нежелание или неумение справляться с недовольством в народе, а тот в ответ показывает, что не может терпеть статус-кво. Иными словами, то самое хрестоматийное «верхи не могут, низы не хотят».

Похоже, после сорвавшихся попыток диалога, пусть и путём несанкционированных митингов, мы сейчас видим первые признаки зарождающегося террора. Правда, пока еще на словах. Как сообщают СМИ, житель Подмосковья Владислав Синица призвал к насилию над детьми полицейских, участвующих в разгоне уличных манифестаций. Его дикий призыв в соцсетях, возможно, написанный под действием каких-нибудь препаратов или продиктованный нездоровым разумом, привлёк внимание правоохранителей, а затем оказался на полосах центральных газет и в эфире федеральных каналов.

Больных людей, ежедневно призывающих к чему угодно – от отказа от ношения одежды и до поклонения макаронному богу – на просторах всемирной паутины хватает. Почему же внимание органов правопорядка привлекло именно это бредовое воззвание? Зачем его выделили – и зачем с тем пафосом, с каким у нас клеймят самых страшных маньяков и убийц, схватились за этого Синицу? Не потому ли, что силовое руководство ждало чего-то подобного в ответ на действия своих сотрудников? Не потому ли, что в каждом из них затаился вопрос: сможет ли государство защитить их от разъярённых их дубинками людей?

Ответ вроде как получен: автор бредового текста задержан. Но удовлетворит ли это вполне людей с дубинками? Причём, дело тут даже не в скорости реагирования и не в жестокости наказания, но и в том, насколько далеко сможет уйти в народ этот эксцесс Синицы? Кроме того не может ли у тех, кто пихает в автозаки протестующих против недопуска на выборы и коррупции в московской мэрии, возникнуть вопрос: насколько законно и справедливо все это подавление?

* * *


Кому-то во власти, вероятно, хотелось бы видеть людей, охраняющих их жизни и имущество, некими биороботами из студии Первого канала, которые интересуются лишь Украиной, бандеровцами и пиндосами, но равнодушными к росту цен, коррупции и к пенсионной реформе в РФ. Портрет именно такого полицейского рисует твиттер телеканала НТВ, цитирующий довольно странное обращение инициативной группы якобы служителей закона. Правоохранители в ответ на призывы к насилию над их детьми обещают расправиться над «выродками» оппозиционеров, которые «учатся за границей за тридцать серебренников, которые платит Запад».

Ощущение, что авторы этого обращения, видят в силовиках каких-то совершенно изолированных от реальной жизни оловянных солдатиков. Неужели тот же силовик не знает, что не одни дети оппозиционеров учатся за границей, но и дети Пескова, Медведева, большинства олигархов? Неужели в наш информационный век никто из бойцов (преимущественно молодых людей, чуть ни вместе с соской получивших смартфон) не смотрел многочисленные расследования журналистов о коррупции, вроде роликов того же Навального?

Во всём этом информационном шуме очевидны два факта: во-первых, власть чувствует неуверенность в себе. Она пока не может признать новой реальности, примириться с нарастающей протестной активностью, не уверена в своих защитниках и не знает, как мотивировать их на охрану властных интересов, на все более резкие действия? Дезориентировать в надежде на неинформированность носителей дубинок? Подкупить каким-то образом?

Вброс от «инициативной группы силовиков», говорящих языком пропагандистов с Первого канала – одна из попыток пойти по первому пути. Если это обращение подхватят служители закона – дело сделано, пропаганда сработала. Если же те только посмеются, придется сулить жилье, добавлять льготы, снижать пенсионный возраст, то есть идти путем подкупа…

Вообще же, дело идет, похоже, к введению новой опричнины. В каком-то смысле она уже у нас присутствует – в виде произошедшего сословного деления на «государевых людей» и прочее простонародье. Но попытка усугубить этот раскол приведет скорей к усилению, чем к сокращению протеста. Да и Путин – не Иван Грозный, и время не то, и люди не те.

И второе. Безумный выкрик Синицы – лишь одно из подтверждений растущего недовольства, готовности обеих сторон перейти к самым радикальным действиям. От декларации до поступка часто проходят считанные месяцы, и кто знает, как поступит очередной сумасшедший? Не воспользуется ли он информацией о личностях полицейских, участвовавших в разгонах, публикуемой одним известным оппозиционным источником?

Сейчас мы всё ближе к рубежу, после которого сложно будет отыскать путь назад, примирить «своих» и «чужих»; мы приближаемся к хаосу и анархии, к тому состоянию, где пропадают понятия чести и законности, люди выходят за рамки человечности и зло торжествует. Кто бы ни был виноват в этом, надо остановить это движение, пока оно не стало единственным выходом из нашей нынешней взаимной социальной антипатии.

Михаил Поляков