Вовремя уйти - это всегда лучше

Самое ценное качество политика — умение вовремя уйти. И редко у кого получается делать это вовремя. Добровольно и осознанно.

Таких, кроме мифического римского императора и декоративного английского короля не было вроде в истории человечества.

Власть — не про сознательность и чувство меры. Власть — не про чувство достоинства.

Власть — это про возможности закрывать любые свои потребности.

Власть питают честолюбие, алчность, комплексы, проблемы детства и молодости.

Любой политик, приходящий к власти, этой властью пользующийся, от момента прихода к возможностям и удовлетворения потребностей себя, своих родных, приближённых и обслуги — своей и приближённых, в своём властном цикле проходит несколько стадий в отношении населения к себе и себя к населению.

Совсем циничные варианты, когда к власти приходят только с целью «мне-мне-мне — вот это всё и ещё» рассматривать не будем. Это клинический, хотя и довольно частый случай.

Годы надежды. Он только приходит. Все полны надежды, у всех свежи предвыборные обещания или обращения и призывы. Все сравнивают деяния предыдущего с обещаниями пришедшего. Обещания нравятся. В нём видят возможность изменить жизнь к лучшему. Все стараются, есть эффект новизны. Ушедшие пока сильны, поэтому окружение робко осваивается в океане возможностей. Населению новые впечатления нравятся. На контрасте с ушедшим. Что-то немного улучшается.

Годы сомнений. Он недолго у власти. Его окружение понемногу осваивается и начинает улучшать себе жизнь, используя те возможности, которые доступны, аккуратно поджимая возможности ушедших. Что-то в экономике лучше, что-то хуже, но в целом видимость улучшения не только у окружения, даже народ чувствует, что в целом не так уж плохо. Вот на этом моменте умный политик уходит. И остаётся в истории, как великий. Но нет, кто в здравом уме уйдёт, когда только аппетит разыгрался, особенно у окружения.

Годы разочарований. Он уже долго у власти. Всё чаще его сравнивают с предыдущими, и сравнение не всегда в пользу властного. Окружение освоилось и начинает выжимать все самые интересные возможности у всех, кто не в команде. Технократы постепенно отходят на вторые роли. На первую выходят преданные. Экономика застыла в недоумении и начинает медленно проседать. Но не для окружения. У него всё очень хорошо. Некоторые из ушедших решают присоединиться к окружению, чтобы поучаствовать в празднике жизни. Пока ещё есть возможность найти ему достойную замену. И уйти почти с хорошей, но неоднозначной репутацией.

Годы насмешки. Он очень долго у власти. Сравнение с предыдущими всё чаще и почти всегда в пользу предыдущих. Достойной замены уже нет, остались лишь мелкие, карманные фигуры. Окружение, в котором только самые преданные, хитрые и алчные, выжимает все соки из тех возможностей, что есть. Для всех, кто не в окружении, возможности драматически уменьшаются. Приходится выживать. Для того, чтобы выживать приходится экономить на всём. Качестве, оплате работникам. Население пока что только бурчит про себя и между собой, радуется карикатурам и колкостям в его адрес и адрес его окружения, и обсуждает любой слух о том, что что-то вот-вот будет меняться. За совсем хамские картинки и колкости уже наказывают.

Годы брезгливости. Он — один из рекордсменов по нахождению у власти. Уже выросло поколение, которое не видело других правителей, кроме него. Не осталось даже мелких фигур на замену. Уходить уже страшно. Всё окружение превратилось в потерявшие голову от количества уже приобретённых возможностей и богатств одушевлённые аппараты по выдаиванию ещё больших богатств. В окружение попасть очень сложно, внутри идёт борьба пауков в банке. Слабые из окружения съедаются и поглощаются самыми крупными. Остальные — либо в эмиграции, либо в заключении, либо ушли в народ, в управдомы. Силовики приобретают всё больше возможностей. Народу происходящее всё меньше нравится, он пытается робко сопротивляться внутри себя. Картинки и колкости всё злее, наказания за них — всё строже.

Годы ненависти. Уже выросло одно поколение и подрастает второе поколение тех, кто только его и видели у власти. В окружении, которое загребло под себя все возможности, начинается нешуточная борьба за передел возможностей. Его ненавидят все. От окружения, которое боится его ухода и прихода чужого, боится выбора среди своих, и деления внутри себя на своих и чужих. До народа, который уже дошёл до крайнего состояния, и находится в стойком неприятии всего, что ему предлагают и про что рассказывают. А рассказывают всё то же, что и раньше. Придумывать новое всё сложнее. Силовики, которые почувствовали вкус богатств, подумывают о том, чтобы взять взять возможности в свои бронированные руки. Соседи посильнее прикидывают, что можно урвать, когда он уйдёт, и окружение будет занято дележом. Народ активно готовится к смутным временам, понимая, что это надолго. Кто имеет возможности, удирают туда, где спокойно и не так страшно.

Эпилог. А что дальше? А ничего. Всё по кругу. И так на протяжении всей истории человечества и разных стран. С небольшими национальными и территориальными особенностями. По амплитуде действий и срокам пребывания.