Любая попытка узурпация власти — преступна

— Михаил Федорович Романов (1613 – 1645)
— Алексей Михайлович, Тишайший (1645 — 1676)
— Федор III Алексеевич (1676 – 1682)
— Иван V (1682-1696)
— Петр I Алексеевич, Великий (1682 – 1725)
— Екатерина I Алексеевна (1725 — 1727)
— Петр II (1727-1730)
— Анна Иоанновна (1730-1740)
— Иван VI Антонович (1740-1741) — свергнут в результате дворцового переворота, убит
— Елизавета Петровна (1741-1761)
— Петр III (1761-1762) — свергнут в результате дворцового переворота, убит
— Екатерина II Великая (1762-1796)
— Павел I (1796-1801) — свергнут в результате дворцового переворота, убит
— Александр I (1801-1825)
— Николай I (1825-1855)
— Александр II Освободитель (1855-1881) — убит террористами-революционерами
— Александр III Миротворец (1881-1894)
— Николай II (1894-1917) — убит революционерами-большевиками вместе с семьей

Неспокойной была жизнь российских самодержцев. Пятеро из 18 представителей династии Романовых умерли насильственной смертью. И не в героической битве с иноземными захватчиками, а от рук своих соотечественников. Почему? Если человек имеет власть пожизненно, а его политика категорически не устраивает подданных, убийство становится для них единственным способом изменить ситуацию. Я категорически против кровопролития, но в условиях тирании оно становится единственно возможным механизмом смены правителя. Сама система пожизненной власти толкает людей, желающих перемен, на преступление.

Чаще всего причиной смерти царей становился дворцовый переворот — они погибали от рук людей из своего ближайшего окружения. Пока простой мужик из глубинки, замысливший уничтожить императора, дойдет до столицы, верные слуги государевы его наверняка успеют остановить. А постоянно защищаться от родственников, друзей, слуг и собственной охраны намного сложнее. Фактически самодержец становится заложником своего окружения.

Несменяемому правителю безопаснее проводить политику, которой ближайшее окружение будет довольно. Если царь хочет сохранить свою жизнь, он должен просто заваливать своих ближайших сподвижников привилегиями и богатствами, чтобы у них не возникало даже и мысли о смене власти. А за чей счет эти верноподданные будут жить в роскоши? Чтобы кому-то что-то дать, надо у кого-то что-то отнять. Самое легкое и безопасное — отнять у простого народа. Несменяемое единоличное правление обрекает большинство населения на бедность и бесправие. Например, еще Екатерина II мечтала отменить крепостное право, но не осмелилась, поскольку это бы очень не понравилось ее гвардейцам и повлекло бы большую угрозу ее существованию. О социальных лифтах при несменяемой власти тоже лучше забыть — верные сподвижники тирана позаботятся о передаче богатств и привилегий своим наследникам.

Это при народовластии не нравится правитель, не устраивает ситуация в стране — можно проголосовать за другого. И источником власти становится народ — кого выберут на определенный срок, тот и будет руководить. Конечно, возможности манипуляции существуют, но каждый волен решать, поддаваться на них или нет. А избавиться от пожизненного тирана простые люди могут или устраивая теракты, или начиная революции и гражданские войны. В любом случае, это кровопролитие, насилие, хаос и беззаконие — явления однозначно недопустимые в цивилизованном обществе.

Вывод: попытки узурпации власти и перехода на пожизненное правление являются преступлением, в какие бы красивые слова и юридические формулировки они ни облекались.

Любые попытки изменить Конституцию, способные привести к установлению пожизненной власти, представляют опасность для российского народа и должны пресекаться.