Оптовые поправки

Поправки в Конституцию — штука хорошая или плохая в зависимости от того, что поправлять. Однако, почему за них нужно голосовать «оптом»? Одна поправка может нравиться, а другая нет. А если статей сорок шесть?

Забавная демократия, при которой предлагают обязательно проголосовать за список, составленный по принципу «хорошая идея» плюс перечень иных идей «в нагрузку». Поскольку поправок очень много, следовало бы избирателю в них разобраться. Однако, вместо реального осмысления выбора, на избирательном участке «мужику» или «бабе» предлагается «продуктовый набор» по принципу за или против.

Было бы действительно смешно, если бы не было так грустно. Идеи-то разные и относящиеся к совершенно разным областям. Странный вид постсоветской демократии российской. Однако, с учетом того, что реальное разделение властей на исполнительную, законодательную и судебную существует скорее на бумаге, удивляться особо не приходится. Удивляться остается лишь уровню интеллекта российской элиты.

«Мужикам и бабам» предлагают поставить свой «крестик» как обычно «заговаривая» и «подгоняя» их на участки. Видимо, российская элита подготавливая данное мероприятие, как обычно сильно переволновалась.

По сути, после распада прежнего государства была построена «демократия» в виде «боярской республики» с «царем» во главе. Глашатаи собирают население на вече и решают вопросы простым поднятием руки. Анонимно, но единогласно.

«Поправки оптом» — предсказуемая идея для государства, имеющего сильную исполнительную власть, а законодательную и судебную власть, мягко говоря, сильно зависимую. Так уж в очередной раз в России исторически сложилось. Почему-то сильное государство здесь ассоциируется только с одной формой властвования.

Проблема выстроенной российской демократии состоит еще и в том, что в государстве существуют лишь две неформальные политические партии. Первая — это администрация президента вместе с дочерними внутриполитическими структурами и куда эта партия движется, только ей самой известно.

Вторая партия — это наемники не попавшие в первую партию, выражающие интересы крупного иностранного капитала. Вот, собственно, и вся демократия. Первая партия традиционно побаивается второй, но все же под давлением неблагоприятных внешних обстоятельств, решилась на изменения и в связи с этим предлагает провести «мероприятие для галочки».

Безусловно, некоторые поправки просто замечательные и давно назревшие, но почему непременно следует «голосовать оптом»? Почему гражданам не дают выразить свое мнение по каждому конкретному конституционному вопросу?

Возможный ответ: потому что «бояре» «холопам» на деле не доверяют. Законодатели очевидно опасаются, что по некоторым пунктам большинства не получат и с этим результатом придется считаться. Поэтому «неуправляемая демократия» превращается в «управляемую», правда, это совершенно не страхует от кризиса.

Принципиальный вопрос состоит не в принятых или не принятых пунктах, а в том, кто оказывается сильнее в тех или иных меняющихся обстоятельствах. В частности, Советский Союз не уберег успешный референдум. Почему? Да потому, что это государство банально сдавали. Сдавали не снизу, а сверху.

Или вот еще один исторический пример. Борис Ельцин фактически растоптал действовавшую конституцию, спровоцировал политический кризис с законодателями и решил законодательные и прочие внутриполитические задачи применением танков.

Ну и что из того? Законодательная власть с тех пор практически прекратила свое существование как самостоятельная форма власти. Плохо это или хорошо? Для сильного государства, построенного на республиканских принципах — это крайне плохо, а для слабой «боярской республики» — великолепно.

«Постсоветская демократия» всего лишь привела к узурпации власти. Только и всего. «Советский тоталитаризм» был сменен на «тоталитаризм либеральный». Опять же, не снизу, а сверху.

© mr-vang