Общественная глобальная модернизация

Известный российский экономист Валентин Катасонов считает, что в мире происходит довольно резкий разворот. Коронавирус лишь придал дополнительную остроту назревшим проблемам. Глобализация и либерализация, бурно развивавшаяся после ликвидации Советского Союза, постепенно меняет свое качество.

После окончания холодной войны шли разговоры о том, что национальные границы больше не нужны. На базе «западной демократии» постепенно должно было возникнуть «стабильное мировое государство». Рецепт стабильности — править при помощи ума, а не только насилия. То есть, влиять на сознание, чтобы добиться такого поведения человека, при котором он удовлетворен своей жизнью и при этом полностью политически безразличен.

Далее на горизонте замаячили такие темы, как «планирование семьи» с постепенным демонтажем этой ячейки общества, «культурное потребление наркотиков», отработка «правильных рефлексов» при помощи СМИ. Замена «ветхой культуры» новой синтетической культурой. Параллельно должны были осуществляться такие процессы как постепенное сокращение численности населения планеты, деиндустриализация, «цифровизация» и как результат — создание легального мирового правительства посредством «мягкой силы».

По мнению российского экономиста, иная более сложная модель управления миром была представлена Джорджем Оруэллом в его знаменитом романе «1984». Здесь мирового правительства нет, потому что нет мирового государства.

Созданы три сверхдержавы по географическому признаку: Океания, Евразия и Ост-Азия. Они не только не объединяются, но и постоянно конфликтуют друг с другом. Западный мир («Океания») использует одну державу в качестве противника, а другую — в качестве союзника. «Гибридная война» ведется на постоянной основе и жители к этому привыкли. Временами меняются местами лишь спарринг-партнер и союзник.

Между тем, никакой войны нет. Война — это всего лишь пища для экономики и пропаганды. Власть поддерживает «состояние войны» для скрытых управленческих целей.

Общий враг консолидирует общество и отвлекает от внутренних политических протестов, в то время как «перманентная война» создает спрос на продукцию военно-промышленного комплекса. В этой управленческой системе повышать материальный уровень широких масс населения категорически нельзя, поскольку это может спровоцировать и повышение уровня интеллектуального развития.

«Поумневшие люди» могут начать догадываться о том, как их «разводят». Поэтому, пролетарии постоянно занимают свои головы лишь мыслями о «хлебе насущном», а в свободное время — нехитрыми азартными развлечениями. Валентин Катасонов предполагает, что первая модель управления политической и экономической системой перешла во вторую модель уже ко времени избрания Дональда Трампа президентом США.

Сначала изоляция продвигалась экономическим протекционизмом, а затем к этому был добавлен и вирус COVID-19. Процесс сопровождается повсеместно усиливающимся цифровым и полицейским контролем, совершенствуются системы слежения за жителями.

Перманентная борьба между республиканцами и демократами в «мировом центре силы» — это вероятно и есть борьба за политический выбор модели управления. И выбор этот естественно не общество делает. Выбор делает сторона, обладающая большими политическими возможностями, которые затем и проявляются в конкретных результатах. Конкуренция и создает изменения.

COVID-19 используется в качестве приема, направленного на создание преимуществ за счет использования энергии недовольства. Одновременно создается база, с которой победители готовятся к дальнейшей общественной модернизации.