Как поколение, «выбравшее «Пепси», из героев делает зомби

Что получается, когда подросшее поколение, которое в свое время «выбрало «Пепси», начинает делать фильмы «про войну»? Или про блокаду Ленинграда. А получается то, что получилось в фильме Андрея Зайцева «Блокадный дневник», который удостоился недавно главного приза Московского международного кинофестиваля – «Золотого Святого Георгия».

Сразу скажем, в Петербурге, где еще живы те, кто эту блокаду перенес и где в семьях хранят воспоминания о тех страшных испытаниях, которые довелось пережить их отцам и матерям во время осады Ленинграда, этот фильм, как только он появился в интернете, вызвал шквал возмущения.

«Ролик произвел на меня ошеломляющее впечатление, – писала блокадница, доктор психологических наук, профессор Рада Грановская. – В ролике показано, как зимой 1942 года люди в блокадном Ленинграде видят выпавший хлеб и словно звери начинают его отбирать. Ничего подобного не было! Люди в то время были не звери, а люди! Того, что показали в ролике, ни в какой степени быть не могло. И ленинградцы не так одевались и они не так себя вели! Это были нормальные люди. Этот фильм – пасквиль на тех мужественных людей, которые пережили блокаду!» – негодует Грановская.

«Я не знаю, как надо озлобиться на советскую власть, на ленинградцев и вообще на честных людей, чтобы такое снять. Это невероятно пакостно и мерзко! Я считаю, что нельзя авторов этой картины называть людьми после того, что они сняли», – пишет Рада Михайловна.

Жительница блокадного Ленинграда и общественный активист Флора Геращенко посчитала, что авторы фильма «Блокадный дневник» – из тех же людей, которые считают, что город вообще надо было сдать фашистам. По ее мнению, это попытка показать, что все люди в блокадном городе были как звери.

«Я не знаю авторов фильма, но каждый судит по себе, – полагает блокадница. – Опять начинается пляска на костях, предательство духа всего советского народа, который положил свои жизни на алтарь нашей Победы». В блокадном Ленинграде звучала симфония Шостаковича, 15-16-летние девочки и мальчики ходили по домам и спасали детишек, умирающих от холода и голода. Но этим господам неинтересно показать лучшие черты людей, живших и умиравших в блокадном Ленинграде. Им неинтересно, как в условиях блокады голодные люди сдавали кровь, спасая этим своих детей и солдат, которые благодаря этому остались живы. Что, умирая от голода, дети стояли у станков, спали прямо в цехах, так как не было сил дойти до дома. А если приходили, то делились пайком с семьей. Это те же люди, что считают что город надо было сдать фашистам. Это люди из плеяды «Колей из Уренгоя», это «Иваны не помнящие родства». Я этих людишек презираю. Это те, кто плюет в могилы предков, предает тех, кто своей жизнью спас нашу Родину и благодаря этому они живут».

«Кино про зомбаков»


«Получилось «кино про зомбаков», – сказал защитник блокадного Ленинграда, зампредседателя совета ветеранов Выборгского района Санкт-Петербурга Валентин Богданов. – 1942 год, зиму, начало зимы я помню. Я помню всю блокаду довольно прилично. Я её всю пережил. Пережил её не где-то, а пережил на Васильевском острове. Ходил за хлебом с матерью, стояли мы… Мы, ленинградцы, вели себя достойно. Да, были случаи и людоедства. Но это единичные случаи. А чтобы дрались из-за хлеба… Мы стояли сутки тогда, чуть поменьше, с матерью менялись, потому что тёти, которые старше были, они лежали и не могли ходить. И получил я эту первую надбавку, получил, принёс, кусок хлеба отрезали, мне горбушку дали», – вспоминает блокадник.

В Петербурге громко прозвучали требования не допустить выхода возмутившей блокадников ленты в прокат, но вот ее не только выпускают, но высоколобые члены жюри Московского кинофестиваля увенчали его создателя главным призом. Как же и почему такое получилось?

Сам режиссер «Блокадного дневника» Андрей Зайцев родился в Москве через 20 лет после окончания войны, окончил ВГИК и сразу пошел работать в кино. Безусловно, он – мастер своего дело и еще до «Блокадного дневника» становился лауреатом многочисленных кинопремий. Судя по его послужному списку, тесно сотрудничал с таким замечательным режиссером, как Никита Михалков, который, кстати, является президентом кинофестиваля.

Председатель жюри, увенчавшего лаврами «Блокадный дневник», – известный режиссер Тимур Бекмамбетов, родом из Казахстана. Карьеру в кино начал с производства рекламных клипов для банков «Менатеп» и «Империал», получив титул «короля рекламы». В игровом кино получил известность после появления нашумевших блокбастеров «Ночной дозор» и «Дневной дозор». После чего был приглашен на работу в Голливуд. В 2016 году выступил в качестве режиссёра в картине «Бен-Гур». Правда, по итогам мирового кинопроката картина собрала лишь 43% затраченных на неё средств.

Словом, и тот, кто этот фильм делал и тот, кто потом дал ему такую высокую оценку, – как раз из того самого поколения, про которое во времена развала СССР говорили, что оно «выбирает «Пепси». Нет, конечно, они, наверное, –мастера своего дела, опытные и умелые профессионалы кино, а точнее, кинопроизводства. Люди, бесконечно далекие от той среды, где сохранились живые воспоминания о войне и блокаде. Ведь неслучайно же, что сегодня среди множества фильмов «о войне» нет ничего подобного, что могло бы сравниться с военной классикой советского кино – замечательными фильмами «Баллада о солдате», «Летят журавли», «Судьба человека»…

Конечно, мы не собираемся утверждать, будто фильмы о блокаде могут снимать только те, кто ее пережил (их вообще уже осталось очень мало) или их потомки. Мы здесь – о другом. О взгляде на войну и о переписывании истории.

Поколение, «выбравшее «Пепси»


Ведь вот, как оценивают фильм «Блокадный дневник» кинокритики этого подросшего поколения, которое «выбрало «Пепси». Например, Антон Долин, главный редактор журнала «Искусство кино»: «Замедленный темп действия полностью оправдан документальной основой: ленинградцы в самом деле еле ходили, еще и через снежные завалы. Но когда бесформенные фигуры тащатся по снегу за хлебом, сознание современного зрителя видит в них зомби из «Ночи живых мертвецов» – тоже, кстати, черно-белой. А замерзший Невский, скованный сюрреалистическими гигантскими сосулями, неприятно поражает красотой и напоминает о царстве Снежной королевы...»

Для этого критика жители блокадного города – «зомби» из американского фильма ужасов «Ночи живых мертвецов»? Как вам такое сравнение?

Неужели непонятно, что отрывая ужасы и страдания от подвига и ни с чем не сравнимого мужества и героизма ленинградцев, смакуя их вне конкретного исторического контекста, авторы рисуют насквозь фальшивую картину истории блокады?

Конечно, в советские времена о блокаде было принято писать исключительно, как о подвиге ленинградцев. О ее ужасах и страданиях упоминать было запрещено. А когда война еще шла, то за одно только упоминание о голоде в Ленинграде могли дать тюремный срок. Неслучайно, в 1949 году приехавшими из Москвы чекистами был разгромлен созданный ленинградцами Музей обороны и блокады Ленинграда, а его директор Лев Раков оказался за решеткой.

Непросто оказалось также издать много позднее «Блокадную книгу» Олеся Адамовича и Даниила Гранина. Кстати, в последнее время, упоминая об этой книге, почему-то ее автором называют одного только Гранина (так делает и Зайцев, ссылаясь на нее, как на источник для создания фильма). На самом же деле идея произведения и большая часть работы выполнена Адамовичем, а Гранин, занимая в те времена видные посты в партийном аппарате Ленинграда и в ее писательской организации, способствовал тому, чтобы «пробить» ее издание.

Когда «разверзлись небеса»


После краха СССР вышло много дневников и воспоминаний о блокаде, где уже писали не только о подвиге и мужестве ленинградцев, но и об ужасах осады и о том, что на самом деле творилось в осажденном городе. Вот что писал, например, о блокаде академик Дмитрий Лихачев, сам ее переживший: «В голод люди показали себя, обнажились, освободились от всяческой мишуры: одни оказались замечательные, беспримерные герои, другие – злодеи, мерзавцы, убийцы, людоеды. Середины не было. Все было настоящее. Разверзлись небеса, и в небесах был виден Бог. Его ясно видели хорошие. Совершались чудеса… Люди писали дневники, философские сочинения, научные работы, искренне, от души мыслили, проявляли необыкновенную твердость, не уступая давлению, не поддаваясь суете и тщеславию».

Так вот, если мы забудем про эти «развершиеся небеса», в которых был виден Бог, и забудем о подвиге, то тогда и получится одна только ужасающая картина бессмысленных страданий, демонстрация людей, превратившихся в «зомбаков», что и получилось в фильме Зайцева.

И постепенно после такой подмены начинается другая. Тогда подспудно навязывается мысль: а зачем вообще было защищать Ленинград, не лучше ли было бы сдать его немцам, чтобы этих чудовищных страданий избежать?

И вот так постепенно стали тиражироваться такие произведения о войне, где подвиг народа всё преуменьшался, а на первый план выдвигались ее ужасы и жертвы. Мол, победили потому, что «завалили немцев трупами», шли в «бессмысленные атаки на пулеметы».

Как переписывают историю


А когда поколение, «выбравшее «Пепси», подросло, то стало эту тему «ужасов войны» и «бессмысленности подвига» во всю силу раскручивать в кино и литературе. Договорились до того, что Зою Космодемьянскую назвали «шизофреничкой», Александр Матросов, «поскользнулся и случайно упал на пулемет», а такой известный в либеральной среде писатель, как Дмитрий Быков, говоря о блокаде, назвал Гитлера «освободителем». На радиостанции «Дождь» стали проводить дискуссию о том, а стоило ли вообще защищать Ленинград, не лучше было бы его сдать немцам, чтобы избежать страданий и голода. И заговорили о том, будто в блокаде города виноваты вовсе не гитлеровцы, а руководство СССР, Сталин, будто бы ненавидевший Ленинград и решивший уморить его жителей голодом. В Петербурге даже установили памятную доску финскому маршалу Маннергейму, армия которого вместе с гитлеровцами взяла Ленинград в смертельное кольцо. Ее демонтировали только после массовых протестов горожан.

Так, шаг за шагом, под сурдинку разговоров о необходимости «правды истории», на самом деле начали эту историю переписывать. А к чему все это привело, стало ясно, когда наши прежние союзники по антигитлеровской коалиции вдруг заявили, что вовсе не СССР сыграл решающую роль в разгроме нацистской Германии, а ее будто бы победили США.

Нашу страну поляки не пригласили на празднование годовщины освобождения Освенцима, а про СССР, говоря о победе над нацизмом, на Западе вообще перестали упоминать. Или ставить Советский Союз с гитлеровской Германии на одну доску, обвиняя нас в развязывании Второй мировой войны.

Вот о чем хотелось бы напомнить, пытаясь понять причины появления у нас такого фильма, как «Блокадный дневник». Если, говоря о блокаде, мы станем говорить об одних только ее ужасах, но забудем про великий подвиг ленинградцев, про подвиг нашего народа, ценой неимоверных жертв, сокрушившего нацизм, то начнется переписывание истории, ее искажение, и все это обернется чудовищным преступлением перед святой памятью наших отцов и дедов. Но понимают ли это те, кто дал высшую кинематографическую награду в России фильму «Блокадный дневник»?

А что думает народ?


И в заключение о том, что думают зрители насчет того, как показана блокада в фильме «Блокадный дневник», не высоколобые критики, а простые зрители. Что думает об этом народ. Вот всего лишь несколько комментариев, которыми полон интернет:

– Каким же беззащитным оказалось наше прошлое. И как мерзко ощущать это бессилие и невозможность повлиять на распространение этой «креативной» чумы в виде всех творческих «экскрементов», которые выливают на подвиг моего деда (мой дед фронтовик), на ту страну, в которой мой дед жил и любил.

– Из нового поколения никто уже и не понимает, что тут не так. А у тех, кто жил в СССР, руки в кулаки сжимаются от такого вранья. Другие были люди, они, даже умирая, оставались людьми. А вот начнись блокада сейчас, возможно, именно такие кадры мы бы и увидели.

– Давайте будем честными, люди были разные, были и те, кто за продуктовые карточки убивал, и те, кто хлебом спекулировал, вопрос, на чём расставлены акценты в фильме? Если, как в большинстве случаев нового кино, «все сволочи», а героев нет, то тогда фильм не достоин ни финансирования, ни внимания зрителей.

– Сволочи в Союзе, конечно, были, но в процентном соотношении их было в разы меньше, чем сейчас. И в тупую зомбиподобную толпу люди не превращались. Это сейчас главная ценность — деньги, еда и барахло. Тогда было не так. Детей в школах вообще мало заботил вопрос будущих зарплат, главное, чтобы работа была интересная и полезная. И с таким видением мира убить за еду, даже в условиях лютого голода могли лишь самые отмороженные, коих, повторюсь, было весьма мало. Про блокаду знаю много из первых уст. Двоюродные родственники пережили.

– Когда возьмутся за таких деятелей, которые оскверняют память героев, мучеников, людей которые боролись за мир, за наше будущее? Ведь это снимают за наши деньги. Брали бы пример у Быкова, Бондарчука, Климова, Озерова, Германа. Позор тем, кто снимает эти фильмы (современные), тем, кто даёт им деньги на такое «творчество». Жалко детей, которые растут на этих «творениях».

«Из героев сделали зомби», – выносит приговор фильму «Экспресс-газета». Отмечая многочисленные нелепости и несуразности картины, она отмечает: «Вопросы и неувязки в итоге приводят к тому, к чему привели наши спортивные драмы. Кинополяну заспамили третьесортным браком про Яшина и Стрельцова. А в последнее время люди с добрыми лицами и благими намерениями обратились к военной и блокадной темам. Но, кажется, что куда патриотичней им было бы не снимать совсем».

А тем более не давать им премии, добавим мы.

Николай Петров