Эпидемия коронавируса: зачистка медперсонала и оптимизация больниц

Очередной удар эпидемии коронавируса застал здравоохранение в России врасплох. Действующий медперсонал больниц был сокращен, урезан в зарплате и деморализован. Минздрав зовет на помощь пожилых врачей — пенсионеров.

Как и ожидалось, после летних массовых увеселений, гуляний, концертов, поездок на приморские курорты, страну накрыл очередной вал заболеваемости COVID-19. Причем, не сравнимо мощнее, чем предыдущие ковид-атаки. Минздрав РФ констатирует небывалый рост заболеваемости. По данным ведомства, ежедневный счет заболевших идет на десятки тысяч, умирают по тысячи в день.

В такой ситуации нельзя сказать, что сотрудники больниц и госпиталей запаниковали, но то, что профессиональный энтузиазм значительно размяк можно утверждать с полной уверенностью. Многих врачей и медсестер охватило уныние. И это не удивительно, дефицит персонала, оборудования и техники, переработки, мало соответствующая уровню напряжения зарплата никак не способствуют рабочему задору и самоотдачи. В стационарных «красных зонах» (помещения в лечебных учреждениях, где находятся инфицированные больные), медики работают по несколько часов в душных защитных костюмах. Прибавить к этому нервную обстановку и эмоциональное перенапряжение при виде умирающих людей. Не удивительно, что по данным мобильного приложения «Справочник врача», около 30% «краснозонных» медслужащих планируют расстаться с работой.

* * *


Вирус COVID-19 пришел на благодатную для него среду размножения. Силы, которые должны были ему противостоять, за несколько лет до этого были подвергнуты «децимации» и купированию.

Специалисты говорят, что в стране до 2020 года проходил самый настоящий «геноцид» младшего медперсонала, с 700 тыс. сотрудников численность сократилась до 300 тысяч. В 2017 году Президент РФ Владимир Путин дал указание, чтобы в 2018 году уровень зарплаты у врачей должен быть 200% от средних доходов по соответствующему региону, а у младшего и среднего персонала 100%. Но, чтобы не платить эти деньги, руководители медучреждений младший и средний персонал стали переводить на должности уборщиц.

В ходе ранее начатой компании по оптимизации в 2010 году врачей уменьшилось на 2%, медсестер и фельдшеров на 9%, а младший медперсонал – на 60%. По официальной статистике в 2013 году было объявлено о нехватке 40 тыс. врачей и 270 тыс. среднего медперсонала. Если обратить внимание только на численность врачей-инфекционистов, то их число сократилось на 10% при том, что смертность от инфекций возросла.

Оптимизация российского здравоохранения, в том виде, как ее стали реализовывать на местах, в настоящее время привела к удручающим результатам – на данное время в стране медучреждения укомплектованы лишь на две трети.

Андрей Коновал, сопредседатель Межрегионального профессионального союза работников здравоохранения «Действие»:

– Нехватка медицинских кадров стояла довольно-таки остро еще и до пандемии. К примеру, количество бригад «Скорой помощи» в большинстве районов страны было в полтора – два раза меньше, чем это предусмотрено нормативом Минздрава России. В своем большинстве эти бригады укомплектованы одним медиком вместо двух положенных. Часто бывает, что реанимационных бригад нет вообще, а их должно быть по одной на 100 тыс. человек. Те люди, которые в этих бригадах работают, трудятся с большой перегрузкой, всю смену без отдыха. Работают на полторы – две ставки, с подработками. Иначе просто не прокормить семью, так как зарплаты очень низкие.

В условиях пандемии, когда сами медики болеют и уходят на карантин, на их коллег нагрузка усиливается. Поэтому часто «скорая помощь» не может доехать на вызов даже за два-три дня.

Участковые педиатры и терапевты работают на двух или трех участках. Даже, казалось бы, в финансово благополучной Москве, выявлены случаи, когда на одного участкового терапевта приходилось свыше шести тысяч человек вместо 1700 человек.

* * *


Удивительно, но в то время пока коронавирус с азартом косит десятки тысяч россиян, в сфере здравоохранения «репрессии» по отношению к медперсоналу не прекратились. В ряде случаях даже удивляют своей изящностью. Таким примерам «несть числа», поэтому приводим несколько из них, которые задокументированы официально.

По стандартной схеме в Мурманском областном клиническом центре была сделана попытка изменить должность 11 санитаркам рентген-кабинетов на обычных санитарок с соответствующим понижением в зарплате. При этом не учитывалось, что работа в рентген-кабинете является вредной, при которой положены надбавки к зарплате, дополнительные дни отпуска и ранний выход на пенсию.

Также по схеме перевода в Коломенском перинатальном центре руководство взялось за сокращение всех младших медсестер учреждения и перевод их на должности уборщиц служебных помещений.

В Петербурге патологоанатомам отменили выплаты за работу с Covid-19, которые вскрывали умерших от ковида людей. Характерно то, что трупы этих людей хоронили в закрытом гробу с черным пластиковым пакетом.

В психоневрологическом отделении Коряжемской городской больницы санитарам, которые работали сутки через сутки из-за нехватки персонала, чтобы не оплачивать вдвойне за переработку, руководством больницы предлагалось подписать два изданных приказа: один о приеме на работу, другой на увольнение.

В конце 2020 года в Протвинской городской больнице Московской области в ходе организационно-штатных мероприятий, наибольшему числу сокращений штатных должностей подверглись медицинские сестры, которые, давайте говорить прямо, стоят на передовой в борьбе с болезнями.

Медсестрам в период пандемии и причинам их ухода из здравоохранения хочется уделить особое внимание.

Валентина Саркисова, президент ассоциации медицинских сестер России:

– При пандемии медсестры работают наравне с врачами. Их роль в лечении очень большая, и они берут на себя значительную ответственность и нагрузку. Чаще всего, больше чем врачи. Но при очередных праздничных датах, когда чествуют медиков, поздравления достаются в основном врачам, а средний и младший медперсонал выпадает из поля зрения общественности. От этого появляется чувство обиды и отторжения к работе.

Работы много, зарплаты низкие, благодарности нет. Младшим медсестрам зарплату сделали сравнимую с санитарками, которые не имеют образования и ни за что не отвечают, а получают больше, чем медсестры. Поэтому кадры и стали уходить.

Чтобы восполнить кадровый пробел Министерство здравоохранения пытается увеличить поток поступающих в медучилища. И ведь многие поступают, даже по конкурсу, но по окончании учебного заведения выпускники в систему здравоохранения не приходят. Идут в частные клиники, косметологию. Скоро придет время, когда больные останутся одни, и ухаживать за ними будет некому.

По словам Валентины Саркисовой, в Европе на одну медсестру приходится от 4 до 6 коек больных, в России эта цифра достигает 25–30. В ночное время одна медсестра может работать на два поста, а это до 60 пациентов.

* * *


Как было заявлено Всемирной организацией здравоохранения, сейчас в мире не хватает 7 миллионов медицинских работников – медсестер, акушерок, лаборантов. К 2030 году нехватка достигнет 15 миллионов. Учитывая население России, значительная цифра, приходящаяся на этот дефицит, относится к нашей стране. Но, как известно, медицинского работника нельзя вот так просто выучить за год и направить в больницу. Для того чтобы стать настоящей медсестрой, нужны годы учебы и практики. Но в период пандемии и в условиях нехватки кадров, ждать, когда все вакантные должности в больницах и госпиталях будут перекрыты, нельзя. Даже если сейчас финансирование здравоохранения увеличить на три триллиона рублей в год, как это рекомендует ВОЗ, то это не значит, что проблема с дефицитом кадров будет решена.

Поэтому мало у кого вызвал удивление призыв Минздрава вернуться к работе сотрудников, которые ушли на пенсию, то есть достигнувших 65-летнего возраста, которых, по данным президента Ассоциации медицинских сестер России, во всей системе здравоохранения работало 40%.

Вопрос только в одном, из каких средств будет оплачиваться рекрутированная армия этих пожилых людей? Ведь медучреждениям вначале надо рассчитаться с долгами, что при тотальном недофинансировании архисложно. Аудит Счетной палаты РФ выявил колоссальную задолженность медорганизаций перед контрагентами. Только в Санкт-Петербурге на начало 2020 года просроченная задолженность медучреждений города составила 5 млрд рублей.

* * *


Несмотря на то, что медики, которые работают в условиях пандемии, говорят, что им надо больше отдыхать, нужно больше внимания начальства, те же сотрудники разного уровня едины в одном: все трудности можно пережить при достойном финансировании. В Минздраве России это прекрасно понимают и совместно с Минтрудом были разработаны параметры системы оплаты труда работников здравоохранения.

Эти параметры рассчитаны на установление понятного и прозрачного для каждого работника механизма формирования зарплаты, повышение привлекательности отрасли для молодых специалистов и снижение разницы в оплате труда между регионами за счет повышения уровня оплаты труда в субъектах, где зарплаты ниже, чем в целом по стране.

Сейчас зарплата между регионами для одной и той же должности может отличаться в разы и даже в десятки раз. Сроки окончания «прокатки» проекта, который охватит семь регионов, определены четко – до конца марта следующего года. А вот, сколько граждан России к этому времени охватит COVID-19 пока в туманных догадках.

Сергей Заведеев

Другие статьи по теме:


Собянинская «оптимизация» московских больниц;
В России только церкви рентабельны, а больницы и школы нет…;
Реформаторша в гламуре;
Екатеринбуржцев в рамках оптимизации больниц переводят с лекарств на молитвы;
И коронавирус не помеха: 25 больниц в Оренбуржье заоптимизируют до 11…;
Новый виток оптимизации больниц в Москве.