Великая Перестройка миропорядка

В последние месяцы уходящего года всё чаще возникает предположение, что состояние общества, именуемое по-английски lockdown (закрытие предприятий, изоляция людей, стран), не кончится никогда.

ВОЗ и власти некоторых государств предложили людям «в целях их собственной безопасности» пересидеть в «камере временного заключения». Однако заключение может оказаться постоянным. Подозрения на этот счёт усилил господин по имени Клаус Шваб, основатель и бессменный руководитель Всемирного экономического форума (ВЭФ), проводимого ежегодно (обычно в январе) в швейцарском городе Давосе. В предстоящем январе, однако, очную встречу в Давосе проводить не будут, её перенесли в Сингапур на 13-16 мая 2021 года. В следующем году Клаус Шваб будет принимать поздравления по случаю 50-летия Всемирного экономического форума (первоначальное название – Европейский форум менеджмента).

Шваб – экономист, профессор Женевского университета. По совместительству – почётный профессор многих университетов, член попечительских советов и советов директоров многих компаний. Неоднократно участвовал в заседаниях Бильдербергского клуба, входил в его руководящий комитет.

На майской (2020) онлайн-конференции ВЭФ Клаус Шваб вместе с принцем Чарльзом, сыном королевы Елизаветы II, вбросил в обращение термин The Great Reset (великая перезагрузка, великая перестройка). Смысл вброса: мир капитализма переживает серьёзнейший кризис, капитализм надо переделать (принц Чарльз говорит об «ответственном капитализме»). Пандемия коронавируса с его lockdown даёт для переделки уникальный шанс, но быстро её не проведешь, а потому lockdown следует продлить.

В первых числах июня 2020 года на сайте ВЭФ появилась страница под названием The Great Reset. Тему подхватили, зазвучал хор. Участниками хора стали Джо Байден, Борис Джонсон, Джастин Трюдо. После распространения речи Трюдо канадский депутат от консерваторов Пьер Пуальевр подал в ноябре петицию с просьбой «остановить великую перезагрузку»; петиция собрала 80 тысяч подписей менее чем за 72 часа.

Оппоненты «великой перестройки» обозначились в США, Великобритании, континентальной Европе. В дискуссии на стороне Клауса Шваба, принца Чарльза, Джастина Трюдо, Джо Байдена, Бориса Джонсона и прочих участвуют IT-гиганты Силиконовой долины – Amazon, Apple, Google, Facebook, Microsoft, многократно усиливающие звучание хора. В ноябре The New York Times сгоряча назвала оппонентов The Great Reset сторонниками «теорией заговора» и сглупила: заговорщиками скорее являются сторонники The Great Reset, хотя они действуют открыто.

Вспоминается работа Герберта Уэллса 1928 года «Открытый заговор» (The Open Conspiracy). «Великая перестройка» – это и есть открытый заговор.

Клаусу Швабу 83-й год, но активности ему не занимать. В июле 2020 года увидела свет книга Covid-19: The Great Reset (PDF), написанная в соавторстве с Тьерри Малльре (Thierry Malleret), которого представляют как футуролога с левым уклоном. До конца 2020 года книга должна быть издана на немецком, французском, испанском, японском, китайском и корейском языках.

Основные идеи книги о «великой перестройке» уже расходятся.

Во-первых, пандемия COVID-19 – это «уникальное окно возможностей». Через это окно и нужно ввести человечество в будущее. Никакого возврата к прошлому! «Многие спрашивают: когда мы вернёмся к нормальной жизни? Ответ короток: никогда. Наша история разделится на две части: до коронавируса и после».

Во-вторых, «светлое будущее» – это мир, где будут стёрты различия между богатыми и бедными странами, а со временем уничтожены государственные границы. Возникнет единое планетарное государство с единым правительством: «Вопрос о Мировом правительстве – в центре всех вопросов». Далее Шваб пишет: «С введением локдауна усиливается наша привязанность к близким, мы больше ценим тех, кого любим – членов семьи и друзей. Но обратная сторона здесь в том, что это вызывает рост патриотических и национальных чувств вместе с тёмными религиозными воззрениями и этническими предпочтениями. И это токсичное смешение выявляет в нас худшее…» Шваб даёт понять, что «тёмным религиозным воззрениям и этническим предпочтениям» будет объявлена война.

В-третьих, экономика «дивного нового мира» должна централизованно управляться гигантскими монополиями. Частная собственность будет отмирать, её место займёт «экономика пользования», «экономика участия» (при этом понятия «социализм» Шваб и прочие тщательно избегают). Наличных денег не будет, будут повсеместно введены цифровые валюты.

В-четвёртых, произойдёт переход к «зелёной» энергетике, она вытеснит энергетику углеводородную. Будут введены лимиты на потребление воды, электричества, некоторых «экологически опасных» видов продуктов (например, мяса) или промышленных изделий (например, автомобилей). А наиболее радикальным средством снижения нагрузки на окружающую природную среду станет снижение демографического роста или даже сокращение численности населения: «Чем больше демографический рост… тем выше риск новых пандемий».

В-пятых, будет завершена роботизация во всех сферах экономики и общественной жизни. О резком сокращении рабочих мест в книге «Великая перестройка» говорится многократно: «До 2035 года может быть автоматизировано до 86% рабочих мест в ресторанах, 75% рабочих мест в торговле и 59% в отраслях развлечения». «До 75% ресторанов могут разориться из-за локдаунов и последующих мер социального дистанцирования». «Ни одна отрасль промышленности, ни одно предприятие не останется незатронутыми». Предполагается введение безусловного базового дохода (ББД) для людей, которых заменят роботами, но только при условии подтверждения человеком того, что он вакцинирован.

В-шестых, продолжится цифровизация всех сфер экономики и общества. Будет создана эффективная система контроля за поведением и перемещением людей, в том числе с помощью технологий распознавания лиц. Цитата: «Чтобы положить конец пандемии, необходимо создать всемирную сеть цифрового контроля».

В-седьмых, новая модель здравоохранения будет предусматривать регулярное тестирование, обязательную вакцинацию, выдачу санитарного паспорта, установление ограничений и наказаний для лиц, уклоняющихся от выполнения правил медицинской дисциплины.

В-восьмых, в духе трансгуманизма будет «усовершенствован» человек.

Итак, цели открытого заговора провозглашены. При той поддержке, которую «великая перестройка» получает из лагеря глобализма, можно не сомневаться, что пресловутая «пандемия» – это начало операции перехода к «дивному новому миру». Найдутся ли силы, способные противостоять перестройщикам-глобалистам?

* * *


Одним из ключевых понятий «великой перестройки» является Inclusive Capitalism (инклюзивный капитализм), или, если говорить по-русски, капитализм «открытый для всех», «всеохватный», «всеобъемлющий». За десятки лет работы я встречал колоссальное количество определений капитализма, но «инклюзивный капитализм» – это новинка.

Видимо, финансовый кризис 2007-2009 гг. окончательно убедил мировую закулису в том, что существующая модель мировой капиталистической системы полностью себя изжила. Под «мировой закулисой» я понимаю хозяев денег (главных акционеров ФРС США), стремящихся стать хозяевами мира.

Никаких внятных определений «инклюзивного капитализма» у Шваба нет. Кто-то, рассуждая о «всеобъемлющем» капитализме, будет говорить, что это капитализм без бедных и нищих. Кто-то скажет, что в такой модели все будут вовлечены в экономическую деятельность. Кто-то примется рассуждать об ответственности «всеохватного» капитализма перед будущими поколениями.

Однако всё это – словесная эквилибристика. Если угодно – обман, дешёвая пропаганда. Приведу как пример конференцию высокого уровня в Лондоне в мае 2014 года, в которой участвовали исполнительный директор МВФ Кристин Лагард, его королевское высочество принц Чарльз, леди Линн де Ротшильд, бывший президент США Билл Клинтон, лорд-мэр лондонского Сити Фионе Вульф. Главным инициатором встречи была Линн де Ротшильд. Незадолго до этого она как раз выступила с инициативой Inclusive Capitalism (так что выдумал это не профессор Шваб). Особенно любопытным на той встрече было выступление Кристин Лагард.

Во-первых, она подтвердила, что авторство идеи принадлежит госпоже Ротшильд: «Мы все собрались здесь, чтобы обсудить «всеобъемлющий капитализм», который, должно быть, является идеей Линн!»

Во-вторых, Лагард дошла до Маркса и сделала вывод, что, с его точки зрения, «всеобъемлющий капитализм» – словосочетание, содержащее несовместимые понятия: «Официальное закрепление слово «капитализм» происходит в XIX веке. С промышленной революцией пришел Карл Маркс, который основное внимание уделял присвоению средств производства и который предсказал, что капитализм с его эксцессами несет в себе семена своего собственного разрушения – накопление капитала в руках немногих, в основном стремящихся к накоплению прибыли, ведет к серьезным конфликтам и циклическим кризисам. Итак, «всеобъемлющий капитализм» является оксюмороном?»

У Маркса, конечно же, капитализм является не «инклюзивным», а, наоборот, «эксклюзивным». Он выталкивает из общественного производства «лишних» людей, оставляя их в бедности и нищете. Он исключает миллионы из любых форм общественной жизни. Маркс называл это всеобщим законом капиталистического накопления: в ходе капиталистического развития происходит социально-экономическая поляризация общества; на одном полюсе – малая горстка богатых и сверхбогатых, на другом – подавляющая часть общества в виде бедных и нищих.

Что ж, и Кристин Лагард, и принц Чарльз, и леди Линн де Ротшильд согласились в том, что Маркс был прав. Однако он, дескать, описывал капитализм, существовавший 150-200 лет тому назад. А сегодня капитализм из эксклюзивного может и должен превратиться в инклюзивный, всеобъемлющий.

Пошёл седьмой год со времени той лондонской встречи. Стал ли мировой капитализм хоть чуточку более инклюзивным? Нет! Он развивается согласно всеобщему закону капиталистического накопления Маркса: богатые становятся ещё богаче, бедные – ещё беднее. В январе 2020 года накануне 50-й встречи в Давосе неправительственная организация Oxfam обнародовала доклад о распределении богатства в мире. Согласно данным этого доклада, состояние 2153 миллиардеров, проживающих на планете, превышает сумму всех денежных средств, имеющихся в распоряжении 60 процентов населения земного шара. Комментарии излишни.

Если проанализировать сказанное Швабом по поводу «новой» модели капитализма, то в конечном счете всё сводится к предложению отказаться от принципа максимизации прибыли. Мол, бизнесу следует осознать, что эпоха приращения капитала завершается, средняя прибыль во многих отраслях и на многих рынках стремится к нулю. Кстати, тот же Джордж Сорос лет двадцать назад пошутил: «Музыка кончилась, а они все ещё танцуют». А лучше напомнить Карла Маркса, который полтора столетия назад сформулировал закон тенденции нормы прибыли к снижению и сказал, что в результате роста технического строения капитала (вытеснения рабочей силы машинами) норма прибыли может упасть до нуля.

Итак, Шваб вслед за госпожой Линн де Ротшильд решил спасти капитализм, объявив его «инклюзивным». Во-первых, прибыль должна перестать быть целью и главным ориентиром успешности бизнеса. Во-вторых, компании должны идти навстречу потребителям, снижая цены и постепенно искореняя бедность и нищету. В-третьих, следует отказываться от привычного представления о том, что корпорации принадлежат акционерам.

Здесь упомяну американский Круглый стол бизнеса (Business Roundtable, BRT), представляющий многие крупнейшие компании США. В руководящие органы BRT входят Джефф Безос из Amazon, Тим Кук из Apple, Мэри Барра из General Motors и другие известные фигуры, занимающие первые строчки рейтингов богатейших людей Америки и мира. BRT в прошлом году заявил, что принцип главенства акционеров устарел и что обязательства должны распространяться на все заинтересованные стороны (работников компаний, поставщиков и подрядчиков, потребителей продукции, государство). Круглый стол бизнеса поставил цель содействовать «экономике, которая обслуживает всех американцев», а не только владельцев акций.

Клаус Шваб это приветствует и добавляет: «Цель компании – вовлечь все заинтересованные стороны в совместный и устойчивый процесс создания стоимости». То есть каждая компания должна стать «инклюзивной», и выстраивать инклюзивный капитализм должно не государство, а вот такие компании. Государство же постепенно должно «поглощатьcя» (bee included) инклюзивными компаниями, но не отмирать, как в классическом марксизме, а приватизироваться крупнейшими корпорациями.

Несколько столетий существует в мире капитализм, при котором царит принцип Homo homini lupus est (человек человеку волк). В течение многих поколений взращивались и матерели волки капитализма, пожирающие более слабых. И вот волки заявляют, что готовы отныне питаться травой?!

Оставим вздор. Пресловутый инклюзивный капитализм – это дымовая завеса над планами глобальной элиты на пути к будущему, которое можно назвать и посткапитализмом, и новым феодализмом, и новым рабовладельческим строем. Глобальная элита готова отказаться от продолжения погони за прибылью, но она ни при каких обстоятельствах не откажется от власти. «Великая перестройка» задумана для сохранения и укрепления этой власти.

Хозяева денег намерены конвертировать свои капиталы в абсолютное мировое господство.

* * *


Инклюзивный капитализм — авторство этого занятного термина принадлежит, конечно, не Клаусу Швабу, хотя благодаря своей последней книге он и сделался одним из главных пропагандистов «великой перестройки» капитализма в общественный строй, при котором якобы будет хорошо и богатым, и бедным.

Основная заслуга в популяризации представлений об инклюзивном капитализме принадлежит Линн Форестер де Ротшильд (Lynn Forester de Rothschild). Эта дама – жена Эвелина Роберта де Ротшильда (Evelyn Robert de Rothschild) – одного из наиболее влиятельных на сегодня членов клана Ротшильдов. Линн является главным исполнительным директором EL Rothschild, холдинговой компании, которой она владеет совместно с мужем. Компания имеет крупные инвестиции в СМИ (в том числе в The Economist), а также в недвижимости, бизнесе по трастовому управлению активами, объектах инфраструктуры, сельском хозяйстве, производстве потребительских товаров. География холдинга – США, Великобритания, Европа, Африка, Индия.

С 2018 года популяризация представлений об инклюзивном капитализме приобрела чёткие организационные формы. По инициативе Линн де Ротшильд была создана международная некоммерческая организация «Коалиция за инклюзивный капитализм» (Coalition for Inclusive Capitalism, CIC). На сайте CIC можно узнать, кто вошёл в эту Коалицию: компании Юнилевер, Джонсон-Джонсон, Нестле, Пепсико, Доу Кемикл, Дюпон и др. А также крупнейшие в мире финансовые холдинги, занимающиеся трастовым управлением активами: State Street Global Advisors, BlackRock, Vanguard, Amundi Asset Management, Schroders, Barings, JPMorgan Chase & Co. и др.

Два года Коалиция готовилась к следующему шагу. И вот этот шаг сделан: 14 декабря 2020 года на встрече в Нью-Йорке Коалиция заключила договорённости с Ватиканом о совместных усилиях по переводу человечества на рельсы инклюзивного капитализма. CIC подписала соглашение о создании Совета по инклюзивному капитализму с Ватиканом (The Council for Inclusive Capitalism with The Vatican, CICV). Появился и сайт CICV, из которого видно, что в партнёрстве участвуют 33 организации. Это соглашение между Коалицией за инклюзивный капитализм и Ватиканом некоторые журналисты уже окрестили «глобальным альянсом», «союзом Креста и Мамоны».

Линн Форестер де Ротшильд и папа Франциск обменялись протокольными любезностями. Представительница клана Ротшильдов: «Мы отвечаем на вызов папы Франциска по созданию более инклюзивной экономики, которая более справедливо распределяет преимущества капитализма и позволяет людям полностью реализовать свой потенциал». Папа Франциск: «Экономическая система, которая является справедливой, заслуживающей доверия и способной решать самые серьезные проблемы, с которыми сталкивается человечество и наша планета, срочно необходима. Вы приняли вызов, ища способы превратить капитализм в более инклюзивный инструмент для целостного человеческого благополучия».

Высветились некоторые детали деятельности Коалиции и нового Совета по инклюзивному капитализму. Ключевыми фигурами в Совете являются госпожа Ротшильд и папа римский. Близко к их дуэту находятся президент Фонда Форда Даррен Уокер, президент Фонда Рокфеллера Раджив Шах, а также генеральные директора корпораций Visa, Mastercard, Bank of America, British Petroleum. К числу «особо приближённых» относят и Марка Карни, специального посланника ООН по климату. Он не столько климатолог, сколько банкир. В 2000-2013 гг. возглавлял Банк Канады, в 2013-2020 гг. был управляющим Банка Англии. А в 2019 году на ежегодной конференции ФРС США в американском городе Джексон Хоул с участием глав центральных банков разных стран и руководителями подразделений ФРС Марк Карни предложил заменить доллар как мировую резервную валюту новой цифровой валютой.

Официальным руководящим органом Совета по инклюзивному капитализму с Ватиканом является группа «хранителей», или «стражей», в составе 27 важных персон. Это все вышеназванные, а кроме того: Оливер Бете – председатель правления Allianz SE; Марк Бениофф – председатель, главный исполнительный директор и основатель Salesforce; Эдвард Брин – исполнительный председатель Dupont; Кеннет Фрейзер – председатель совета директоров и главный исполнительный директор Merck & Co., Inc.; Брайан Мойнихан – председатель правления и главный исполнительный директор Bank of America; Дина Маллиган – президент и главный исполнительный директор американской компании по страхованию жизни Guardian; Рональд П. О’Хэнли – президент и главный исполнительный директор State Street Corporation и др.

В число «хранителей» включён также ряд ответственных лиц из организаций, не относящихся к бизнесу: Анхель Гурриа – генеральный секретарь Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР); Шаран Берроу – генеральный секретарь Международной конфедерации профсоюзов; Фиона Ма – казначей штата Калифорния. Некоторые усматривают в числе «хранителей», равном 27, мистический смысл: у масонов на 27-й ступени находится «начальник храма».

Бизнес-структуры, представленные в группе «хранителей», по оценкам, обладают активами под управлением на сумму более 10,5 трлн долларов США, компаниями с рыночной капитализацией более 2,1 трлн долларов США и 200 млн сотрудников в 163 странах. Некоторые эксперты, сравнивая по финансовым показателям «глобальный альянс» и Бильдербергский клуб, приходят к выводу, что первый является более весомым.

Наиболее влиятельные СМИ с восторгом воспроизводят слова папы римского о проекте инклюзивного капитализма, размещённые на сайте CICV: «Инклюзивный капитализм, который никого не оставляет позади, не отбрасывает никого из наших братьев и сестер, – благородное стремление, достойное наших лучших усилий».

Создание мировым капиталом «глобального альянса» – это ещё одна дымовая завеса, призванная произвести «великую перестройку», которая утвердит господство сверхбогатых над планетой. Отметим первый бесспорный успех «глобального альянса»: в течение нескольких месяцев они сумели надеть маски на миллиарды людей, сделав маску на лице человека знаком выражения покорности. Теперь сами они могут маску со своей деятельности снять и действовать открыто. Тогда и глава Ватикана как «прицеп» к «глобальному альянсу» не понадобится.

Валентин Катасонов