В современной России «Капитал» Маркса стал орудием преступления

Суд вынес приговор по «Пензенскому делу», я бы его назвал делом ещё одних Тех-Кого-Нельзя-Называть, так как в нём фигурирует некая стр-р-рашная запрещённая организация, именовать которую попросту нельзя без совершения стандартных ритуальных поклонов, омовений рук и ног, надевания намордника и троекратного «ку» с приседанием перед Роскомнадзором. Семь молодых людей левых убеждений получили в сумме 86 лет заключения: 18, 16, 14, 13, 10, 9 и 6 лет. Сроки, конечно, поражают воображение. Но самый шикарный момент приговора — это постановление суда уничтожить «средства совершения преступления, не представляющие ценности». К ним суд отнёс «Капитал» некоего Карла Маркса. Что ж, это, без преувеличения, прекрасно! До сих пор «Капитал» Маркса постановлением суда уничтожали только в замайданной Украине. Львовский суд в 2017 году предписал среди других «орудий преступления» уничтожить «учебник «Капитал» К. Маркс». Хотя всё верно: братские страны, братские народы… Собратья по несчастью декоммунизации…

В обвинениях фигурирует, что подсудимые якобы собрали боевую группу под названием «5.11» («5 ноября»), по дате казни в 1907 году пензенского революционера-анархиста Николая Пчелинцева. Ту же фамилию — Пчелинцев — носит и подсудимый, получивший в «Пензенском деле» наибольший срок — 18 лет. Только не Николай, а Дмитрий. Уж не родственник ли? Это очень символично… Недавно был «Нечаев номер два», теперь вот появился «Пчелинцев номер два», и оба анархисты.

Что ж… Вы ведь, господа, хотели восстановить «Россию-Которую-Мы-Потеряли»? А в той, потерянной вами России, кроме восстановленной вами Государственной Думы, восстановленных губернаторов, восстановленной полиции, восстановленных частных яхт, частных вилл, частной собственности и прочих сугубо приятных и частных вещей, были ещё и революционеры, ага. Которые со всем этим боролись. Анархисты, народники, а потом ещё и крайне неприятная организация под страшным названием, которое пока, однако, ещё можно называть: РСДРП(б). Которая ту благословенную Россию, собственно, и помогла «потерять», вместе со всем перечисленным. А в качестве главного орудия этого ужасного преступления выступал — вы будете смеяться! — тот самый «Капитал». Что, их всех вы не хотели восстанавливать? Совсем-совсем не планировали? Тогда придётся вас чуточку разочаровать…

Так выглядел памятник Николаю Пчелинцеву и другим в Арбековском лесу вскоре после его установки

Что же касается первого Пчелинцева, Николая Семёновича, про которого появился повод вспомнить, то ему в момент казни в 1907 году было всего 17 лет. Вот что он написал в предсмертной записке родителям, прямо у подножия виселицы, в лесу под Пензой, где приводилась в исполнение казнь (текст записки проверить по первоисточнику — журналу «Каторга и ссылка» за 1929 год пока не удалось):

«Прощай, дорогой отец и мама, прощай, Таня и все ребятишки. Меня вешают в лесу. Не плачь, дорогая мама. Это не так страшно, как кажется. Умираю с надеждой на то, что в будущем всем будет хорошо. Поцелуй и поклон всем родным и знакомым. Finita la Comedia! Целую всех крепко. Н. Пчелинцёв».

На месте казни в Арбековском лесу был поставлен памятник Пчелинцеву и другим казнённым (имя Пчелинцева значилось первым). В «святые» 90-е годы памятник был разрушен неизвестными…

Слева: так выглядел памятник ему и другим революционерам в Арбековском лесу в позднесоветское время. Справа: страница журнала «Каторга и ссылка» за 1929 год с портретом Николая Пчелинцева

© Александр Майсурян