На ВДНХ открыта школа начинающего маньяка

Очередь длинная. Движется медленно. Но, несмотря на непогоду, люди упорно ее выстаивают.  Даже не терпеливо, а как-​то радостно. В основном там молодняк, лет пятнадцати-​двадцати – беззаботные девушки с  молодыми людьми, веселые компашки. Большинство счастливо улыбается. Другие смотрят как-​то сосредоточенно в глубь себя, и, кажется, что слюни потекут изо рта. Все они в эйфорическом предвкушении. Они собрались за свои деньги посмотреть на расчлененку.  Эту возможность им милостиво предоставили на ВДНХ.

Я, увидев эту толпу,  сперва подумал,  что в Москвариум люди собрались, где проходит выставка динозавров.  Наверное, интересная выставка. Но присмотрелся —  а на дельфинов с тираннозаврами желающих посмотреть кот наплакал. Вся эта «Первомайская демонстрация» ломится на выставку «Мир тела» немецкого «художника-​натуралиста» Гюнтера фон Хагенса по прозвищу Доктор Смерть. У него тур со своими кадаврами, ласково называемыми пластинатами,  по всему миру. Вот и заглянул в лапотную Россию. Цена билетика тысяча рубликов. Для студентов и школьников скидки.

Лет десять назад, когда  я в ГУУР МВД России работал, наши там какую-​то проверку проводили по поводу этого художника. Он уже тогда пытался зарулить в Россию с выставкой. Но тогда еще остатки благоразумия жили. Сегодня, похоже, у чиновников их запас закончился. И вот выставка под грифом «детям до двенадцати лет вход запрещен» обустроилась на ВДНХ.  И пользуется ажиотажным спросом.

Чтоб было понятно, о чем речь идет. Не слишком дружащий с головой немец фон барон Хагенс уже десятки лет препарирует человеческие трупы и делает из них экспонаты.

Таксидермисты набивают чучела из животных, вроде героя маньячилы из фильма Хичкова «Психо». А немцы – это не какие-​то вшивые американские маньяки. Они не хомячков соломой набивают, а людей.   Притом преподносится это как анатомический атлас. Мол, кто хочет полюбоваться на внутренности, на кости, на мясо человека – налетай, подешевело. «В общей сложности с 1980 года более 19 000 человек передали ему свои тела для пластинации». Хорошо хоть не из концлагерей  образцы брал.

То, что он в своей родной Германии пользуется спросом – меня нисколько не удивляет. Ну, таковы национальные особенности. Табакерки из черепов уничтоженных врагов Рейха, барабаны из человеческой кожи или лайковые печатки.  Давняя такая добрая европейская традиция. Это же та самая Европа, где самая большая толкотня была на казнях на торговых площадях. Это народы, сроднившиеся с болезненно притягательными фантазиями Босха. Там лекарства приготовляли из человеческих костей и внутренних органов. И до  сих пор туда свозят кучу народа на внутренние органы со всей Земли. Нормально там это.

Только зачем это здесь? Постоянно слышим об Окошках Овертона, которых все боятся. Мол, такими микроскопическими сдвигами постепенно неприемлемое  становится приемлемым.


Да тут перед нами не окошко распахнулось, а Черная дыра, способная засосать неокрепшее сознание наших сограждан. Дальше прямая дорога к топовым ресторанам с главным блюдом от шеф повара — человечина в остро-​сладком соусе.

Чего я так взволновался? Старомодное воспитание жить спокойно не дает и принимать  жизнь, как она есть, во всем ее увечном разнообразии? Брезгливость? Потрохов человеческих боюсь? Да нет, после опыта работы прокурорским следаком это уж совсем не страшно – не такое видели. Но у меня вопрос простой – кто пустил расчлененку в пространство нашей культуры, путь пока и одним шажком? Нам что, мало своих маньяков? Новых хотим воспитать? Из тех мальчиков и девочек со светлыми и радостными лицами, которые ждут терпеливо в очереди на ВДНХ, несмотря на липкий снег и продирающий холод?

Любой судебный психиатр скажет, что маньяк скрытый живет во многих людях. Масса народу предрасположена к патологическому поведению. Но обычно эти все склонности так и не переходят в реальность, живая где-​то в потаенных уголках разума. Пробуждаются они, когда происходит момент фиксации. Какое-​то событие, картинка или эмоция, которая запускает этот механизм. Неудача с женщиной, стресс – и вот маньяк, ненавидящий женщин, отрезает им головы. Или выставка на ВДНХ, мертвые забальзамированные  люди с вывороченными кишками – и вот вам новый естествоиспытатель, который мечтает поковырять в этих кишках в натуре. Или одна из модных одно время передачек, типа хохляцкой «Я стыжусь своего тела», где в деталях показывали пластические операции, как режут людей. Думаю, тоже немало после них за ножики взялись.

Ну ладно, пусть посетитель и не станет маньяком. В конце концов, настоящий качественный маньяк зверь редкий. Не пойдет посетитель чикать ночью ножиком заблудившихся прохожих. Но гаденький такой липкий след останется в голове у всех, особенно в пустых, как коробки из под сапог,  головах нашей псевдоразумной молодежи. Какое-​то ощущение допустимости мерзости в этой жизни. Когда тело человека, вместо того, чтобы погрести с почестями, выставляют на всеобщее обозрение, в него тыкают пальцем, гогочут.

Неуважение к смерти несет за собой неуважение и к жизни. Особенно к правильной жизни, где четко расставлены моральные приоритеты. А еще это откровенная некрофилия. Нездоровая скабрезность. Мерзкий гнилой интерес. И просто тошниловка.

Не, для Запада, где свобода возведена в абсолют, притом в основном свобода извращений и вседозволенности, это нормально и даже похвально. Там похлеще видели. В интернете два немца-​людоеда нашли друг друга и несколько месяцев ели один другого, отрезая по частям и зажаривая с перчиком и приправами то ляжку, то пальцы. Пока не съели вовсе. Это у них нормально. Это свобода. Это такой кристально чистый сатанизм.

Кстати, говорят, сатанизм сегодня – это главная религия мировой  элиты, которая уже вернулась к тайным человеческим жертвоприношениям и диким окотам на живых людей в королевских угодьях. А еще это такая ностальгия по лагерям смерти и Холокосту западного обывателя в то время, когда невозможно убивать миллионы людей и сжигать в печах. Так остается хоть убивать морально человека в себе и в окружающих.

Вопрос только  – нам, русским людям, это надо? Мы другие. Мы в массе своей не хотим быть,  как они, о чем неоднократно заявляем. И вместе с тем пускаем к себе в жилы этот яд. Отравляем, прежде всего, молодежь, которой это нравится. Потому что все мерзкое и эпатажное вызывает нездоровый интерес – это свойство человеческой психики. Но есть и свойство высокоразвитой психологии – отвергать мерзость. А тут у нас как-​то не складывается.

Недавно был бравурный репортаж в телевизоре об этой выставке. Журналист спрашивает в очереди – мол, чего приперлись. Ну большинство ответов типа: «А че! Прикольно на жмуриков позырить!!!» Вот такое нездоровое любопытство поколения, давно не знавшего горе и войн. Скромная девчушка такая: «Я  на медика учусь, а нам только кукол показывают и манекенов. Вот хочется на натуру взглянуть!»  Не понимаю, студентов мединститутов в анатомичку водить перестали? Кого из них готовят тогда? И кого они лечить будут? Тоже кукол?

Ну а главный вопрос – вообще, как к нам проникает вся эта мерзость. Ведь еще недавно было нельзя. А сейчас можно. Как в Третьяковке открывают выставку современного искусства, где самый дорогой экспонат прибитая в стене ветка, а самая злободневная картинка темперами – «Моджахеды в Чечне на привале»? Те, кто принимает решения выставлять это все – они что, вообще обезумели? Что они хотят?

А ничего не хотят. Это опять-​таки икается статья о запрете нашей государственной идеологии, и, соответственно, разрешении антигосударственной. А культурная экспансия – это атака антигосударственной, антирусской идеологии. Если в комплексе смотреть.

Да и вообще, вся наша культурка сегодня плотно заполнена мерзостью. Фильмы, выставки, СМИ, театры – все плесенью гнилых смыслов, идущих из-за бугра, покрыто. Все этим навозом закидано. Приходят к нам далеко не шедевры западной философии и живописи. А именно вонючая грязь и мерзость их идеологем, которой сам гомосячий Запад измазан по уши.

Ну а у нас сидит в кресле вот такой прыщ-​чиновник. Башка неизвестно чем забита. Но ему внушают – надо быть современным и открытым новым культурным веяньям. И эта жалкая марионетка, особенно если ему еще поулыбались, поговорили с западным акцентом, или лапу прогрели, штампует – «разрешаю». Потому что у таких разрешителей нет главного, что должно быть у государева человека – государственного воспитания и идеологии. Им же, крысам, вообще все равно, кому служить. Вот представить в бреду, что завтра Гитлер нас завоюет или Обама вице-​королем славянских территорий станет – они и им будут служить. Потому что для них понятия Родина – абстракция. А понятия выслужиться и получить на лапу – конкретика.

Еще смущает невозмутимое спокойствие общества.

Эта дрянь в центре Москвы почему-​то не возмущает никого.

Еще лет десять назад этого немца хотели в кутузку закатать. А сегодня его выставка и толпа народа. Это что, эрозия наших смыслов и ослабление способности к сопротивлению? Э, люди государевы, не пора ли очнуться от спячки и, перво-​наперво, выкинуть за борт тех ваших коллег, что и не государев человек вовсе, а шавка безродная подзаборная, пускающая слюни на западные некрофильские веянья.