Как немцы хозяйничали в Миллерово («Правда» от 24 января 1943 года)

ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ, 23 января. (По телеграфу). Сейчас стали известны новые подробности разбойничьего хозяйничания немцев в Миллерово. Девять десятых города представляют собой дымящиеся руины. Улицы Салтыкова-Щедрина, Вокзальная, Железнодорожная, Горького, Верховая — на них нет ни одного целого строения. Лишь немногие дома уцелели на улицах Луначарского, Ленинской, Элеваторской и Фрунзе .

Жителя рассказывают:

— В последнее три дня немцы планомерно жгли и взрывали город.

Вокруг обгорелых корпусов разбросаны ящики из-под мин, стоят бензиновые бочки. Поджигатели действовали по приказу командования. Они мстили за свое поражение. В дикий злобе предавались огню плоды многолетнего труда советских людей. Взорваны корпуса заводов и фабрик, здания институтов и школ. Еще не подсчитан ущерб, нанесенный городу, но он, несомненно, исчисляется в многие сотни миллионов рублей.

Около 5.000 юношей и девушек, мужчин и женщин немцы угнали в Германию. В ноябре они отправили туда два эшелона, в декабре — третий. Комиссия по отправке в Германию помещалась на улице Чкалова, дом № 8, возглавлял её капитал Юргенс. Ежедневно сюда вызывали предназначенных к отправке, отбирали у них документы и на каждого заводили особую карточку. Затем начинались гнусные издевательства. Девушек вводили в кабинет врача, якобы для медицинского осмотра; тут в креслах восседали офицеры, которые, цинично ухмыляясь, разглядывали обнаженных девушек.

Так немцы воскресили нравы рабовладельческих рынков, Наступал день отправки. Солдаты отрывали матерей от детишек, прикладами загоняли женщин в круг, ставили в ряд, и скорбная колонна в сопровождении сильного конвоя направлялась к вокзалу. Там отправляемых загоняли в холодные товарные вагоны. Поезд трогался.

Раисе Давыденко удалось бежать с полдороги, и на днях она вернулась в уже освобожденный Миллерово. Давыденко рассказывает:

— В вагоне было так тесло, что нельзя было даже повернуться. В каждом вагоне ехал надзиратель, который на всякую просьбу отвечал ударом палки. Всю дорогу нас морили голодом. Горячую пищу первый раз дали в Каменске — прокисший суп. В Полтаве дали борщ, но его никто не ел: это была грязная бурда. На станции Лозовая в вагон бросили кружок колбасы весом в 400 граммов, — это на 48 человек.

Редкая семья в Миллерово не оплакивает близкого, который томится в фашистском рабстве.

В подвалах обнаружены сотни трупов людей, умерщвленных немцами. Летом и осенью немцы увозили расстреливать за город и на гору Полячка, а в последние дни казнили прямо на улице, на глазах родных.

13 января немецкий автоматчик ворвался в квартиру Подгорного. Там он застал пятерых девушек за шитьем. Он выгнал их на улицу и расстрелял из автомата. Вот имена жертв фашистского разбойника: Паша Исаенкова — 20 лет, Маруся Исаенкова — 18 лет, Лиза Пичугина — 17 лет, Лида Подгорная — 19 лет. Фамилия пятой не установлена; известно только, что накануне она пришла из Ворошиловграда.

Город взывает к мести.

Д. РУДНЕВ.