Надежное прикрытие («Известия» от 20 мая 1943 года)

Это был жаркий день. Отказавшись от налетов на город последовательными волнами, немцы сосредоточили большое количество машин и предприняли звездный налет. Бомбардировщики, сопровождаемые истребителями, появились одновременно с нескольких сторон. В разных секторах неба, которое в этот день было подернуто облачной дымкой. замыкая атакуемый район в сплошной круг, шли группы «Хейнкелей», «Юнкерсов» и «Мессершмиттов» .

Зенитчики и летчики-истребители бросились навстречу воздушным пиратам. План врага — расстроить систему нашей противовоздушной обороны — был сорван искусной защитой. В одном месте атака немцев разбилась о сплошную стену зенитных снарядов. В другом — боевые порядки вражеской авиации были расстроены нашими истребителями, которые бесстрашно навязывали немцам бои.

Пикирующие бомбардировщики, очевидно, имели специальное задание выслеживать наши зенитные батареи. Один из них, обнаружив батарею Уханова, яростно обрушился на нее. Пикируя с оглушительным ревом, он высыпал свой бомбовый груз. Ни бойцы, ни орудия не пострадали. Зато меткий снаряд угодил немцу в левый мотор. Ещё мгновение, и огонь охватил левую плоскость. Горящий «Юнкерс» свалился неподалеку от расположения батареи.

Одни за другим рухнули на землю еще 5 вражеских самолетов, сбитых зенитчиками. Немцы стали бросать бомбы, куда попало, и, забыв о всяких тактических приемах, поодиночке удирали восвояси.

Такая же участь постигла вражеские группы, атакованные нашей истребительной авиацией. Воздушные схватки, возникавшие то тут, то там, были стремительными и ожесточенными. Молодой летчик лейтенант Иван Заец ринулся на группу из 12 бомбардировщиков, врезался в строй немцев и с дистанции в 50 метров хлестнул огнем по головной машине. Бомбардировщик пытался сбить пламя, но перевернулся вверх колесами и в таком виде упал на землю.

В это время Заец шёл навстречу новой группе самолетов. Здесь было «только» 8 машин. Лейтенант повторил свой маневр и снова атаковал ведущего. Вражеский бомбардировщик загорелся. Семь остальных, рассыпавшись, повернули обратно. Догнав удиравших немцев, лейтенант Заец зашел в хвост одному «Юнкерсу» и расстрелял его. Это была третья сбитая лейтенантом в тот вылет машина врага. Четвертый бомбардировщик был сбит отважным летчиком Иваном Заец в группе с товарищами.

Три вражеских самолета сбил младший лейтенант Александр Санников. Сначала он встретился с двумя «Хейнкелями». Устремившись в лобовую атаку, Санников быстро покончил с одним из противников. Тут на него навалилась восьмерка «Мессершмиттов». Отстреливаясь от них, советский летчик бросился на тройку «Юнкерсов», которые пытались на большой высоте прорваться к цели. С боевого разворота Санников длинной очередью зажег один самолет и огнем обратил остальных в бегство.

Заметив отбившиеся от строя два бомбардировщика, Санников длинной очередью пробил бензобак «Юнкерса». Когда поврежденная немецкая машина пустилась наутек, младший лейтенант догнал её и расстрелял левый мотор. Теперь экипажу вражеского самолета оставалось только садиться. Тяжелая машина плюхнулась на землю. Два фашистских летчика выпрыгнули из кабины и побежали к кустарнику. Но Санников прошел над ними бреющим полетом и заставил вернуться. Он не давал немцам уйти, пока не подоспели наши бойцы.

Молодые летчики Киричков и Бахтин таранили вражеские самолеты на встречных курсах…

Атака немцев была отражена. К 7 вражеским самолётам, сбитым зенитчиками, прибавилось 36 машин, которые были сбиты истребителями.

В последние дни вражеские воздушные разведчики показываются в этом районе не иначе, как на высоте 7—7,5 тыс. метров. По ночам воровски пытаются пробраться к городу три-пять самолетов. Тогда вслед за сигналом воздушной тревоги горожане слышат орудийные залпы и говорят:

— Зенитчики уже работают. Немцы не прорвутся!

К. ТАРАДАНКИН,
спец. корреспондент «Известий».
ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 19 мая.