Как Иосиф Сталин с ИСом лично «знакомился» и пушку выбирал

В июле 1943 года Ставка распорядилась – срочно доставить в Москву образцы новой бронетехники, созданной уральскими танкостроителями. «Битва моторов» на Курской дуге, бывшая в это время в разгаре, убедительно показала необходимость принятия на вооружение танков и САУ, способных потягаться с «Тиграми» и «Пантерами».

Особенно очевидной стала необходимость дать Красной Армии новый тяжелый танк. КВ-1, некогда грозный противник для немецких танкистов, к тому времени устарел, ему нужно было искать замену.

В эшелоне с техникой, спешно отправленном с Урала, были 2 образца танка ИС (Иосиф Сталин), один с 122-мм пушкой, другой – со 152-мм пушкой.

Эшелон по «зеленой улице» быстро добрался до Москвы, но дата демонстрации техники не объявлялась, время шло. Николай Синев, известный конструктор, участвовавший в этой московской экспедиции уральцев, в мемуарах вспоминал о том, как нелегко было дождаться «высочайших» смотрин. Салют, прогремевший над столицей 5 августа в честь освобождения Орла и Белгорода, помог понять причины «забывчивости» советского руководства.

Лишь 8 августа колонна уральской бронетехники въехала в Кремль. Крайняя головная машина (ИС) остановилась у здания Верховного Совета, где тогда находилась Ставка Верховного Главнокомандующего.

Сталин, подойдя к носящему его имя танку, начал задавать вопросы народному комиссару танковой промышленности Вячеславу Малышеву о ресурсах гусениц и о километраже, который дизели могут работать без ремонта.

Понравилась ему 122-мм пушка, установленная на ИС. Сталин заявил, что это внушительное и сильное оружие подходит для тяжелого танка.

Надо отметить, что это были не первые кремлевские «смотрины» уральских танков. Так, по воспоминаниям Синева, в конце декабря 1941 года уральцы отправили в Москву новогодний подарок Сталину – танк КВ в огнеметном варианте и КВ с тремя 45-мм пушками (так в тексте воспоминаний). Сталин одобрил инициативу танкостроителей, показавших, что они работают не только над увеличением количества выпускаемых танков, но и ищут новые варианты их вооружения. Но вот «трехпушечный» вариант КВ никакого энтузиазма у Верховного не вызвал: «Зачем три пушки? Пусть будет одна, но хорошая».

Теперь, летом 1943 года «одна, но хорошая» пушка у советского тяжелого танка появилась и была одобрена Сталиным. Он оказался прав – установленная на ИС-2 122-мм пушка убедительно продемонстрировала в боях, что она действительно внушительное и сильное оружие и вполне подходит для тяжелого танка.

Закончив осмотр всех представленных образцов бронетехники, Сталин сказал: «Вот на этих танках и будем кончать войну». Николай Синев был потрясен этим заявлением. Вернувшись в Челябинск в знаменитый Танкоград, он рассказал о московской командировке на собрании заводского коллектива. Когда он повторил фразу Сталина — «вот на этих танках и будем кончать войну», начался настоящий шквал аплодисментов.

Правда, после выступления к Синеву подошел секретарь парткома завода и спросил: «Николай, ты здесь не напутал, не ослышался, действительно ли Сталин так и сказал «будем кончать войну»?

Обеспокоенность заводского партийного руководителя легко понять – летом 1943 года сталинское заявление казалось чем-то фантастическим. Еще продолжалось сражение на Курской дуге, еще не была снята блокада Ленинграда, немецкие войска находились недалеко от Москвы, а Сталин уверенно говорил о танках, на которых закончим войну. И снова оказался прав…

Максим Кустов