Могучий возраст («Известия» от 23 апреля 1943 года)

Получив смену, Н-ская истребительная часть вышла из боев и разместилась на кратковременный отдых. Местечко сразу ожило, наполнилось голосами, песнями, музыкой. Население встретило дорогих гостей с восторгом, особенно молодёжь. Да иначе и быть не могло. Лётчики сами молоды. В авиачасти много отважных лётчиков, мастеров воздушного боя .

Гвардии капитан Гаранин штурмовал румынские города и сбил в воздушных боях десять немецких самолётов. Он — Герой Советского Союза, дважды орденоносец. Командир звена истребителей Орехов сбил двенадцать немецких самолётов.

— Вот уж, действительно, храбрец и мастер! — говорят в авиачасти о летчике Александре Дмитриевиче Анискине.

Неравный бой, бой с численно превосходящим противником был стихией Анискина. Он выдержал десятки таких боев в воздухе и сбил много немецких самолётов.

— Один-на-один меня не собьют, и два против одного тоже меня не собьют, — говорил Анискин.

Он погиб недавно героем в слишком неравном бою: один против шести «Мессершмиттов», сбив при этом несколько вражеских машин.

Вечная память Александру Анискину — днепропетровскому юноше! Это был храбрый, беззаветно преданный своей родине воин.

Дерется авиачасть с начала войны, и здесь можно услышать ряд фамилий её ассов: Владимир Гаранин, Сергей Долгушин, Андрей Баклан, Александр Мошин, Аркадий Макаров, Александр Шишкин, Александр Котов, Василий Савельев, Николай Коваль, Владимир Орехов…

— Да вы расскажите о Холодове, — заметил однажды заместитель командира авиачасти. — Вот с кого надо брать пример!

Иван Михайлович Холодов в 1932 году окончил семилетку и поступил в Сталинградский судостроительный техникум. Одновременно он изучал летное дело, мечтая о профессии летчика. И через два года Холодов стал курсантом летного военного училища.

… Бой завязался у линии фронта и продолжался над территорией, захваченной фашистами. Шестерка наших истребителей под командованием Холодова сражалась против численно превосходившего врага. Бой длился долго и закончился победой советских летчиков. Боеприпасы оказались расстрелянными, и горючее было на исходе. Четверке своих истребителей Холодов приказал возвращаться, а сам с летчиком Макаровым остался на прикрытии. В этот момент появились ещё два «Ме-109ф». Они атаковали Холодова и Макарова, рассчитав, что горючее в машинах советских лётчиков кончается.

— Не уходить никогда, всегда атаковать! — правило лётчиков Н-ского истребительного полка.

Холодов и Макаров атаковали врага, оттягивая его на свою территорию. Когда «Мессершмитты», стараясь сосредоточить удар, угрожали Холодову, Макаров смело бросался к командиру на выручку, имитируя лобовую атаку…

Четверка истребителей была уже на своем аэродроме, а Холодов и Макаров все не появлялись. Наконец, в небе раздался гул моторов. Но самолётов не было видно. Бой шел на высоте более 2.000 метров. Два советских истребителя не уступали русского неба врагу. Старший лейтенант Владимир Орехов стрелой взмыл в воздух. За ним последовал капитан Мошин. Немцы бросились наутек, не добившись успеха. Холодов и Макаров поспешили сделать посадку. Моторы их заглохли, едва машины коснулись земли: горючее кончилось.

Высокие качества воина и командира приобретались трудом, завоеваны в многочисленных схватках с немецкими оккупантами. Только в боях за Великие Луки эскадрилья Холодова сделала 208 боевых вылетов и уничтожила в воздухе 27 фашистских самолётов.

При ликвидации Демянской группировки противника Холодов во главе восьмерки советских истребителей встретился с двадцатью двумя вражескими бомбардировщиками. Под прикрытием большого количества «Ме-109ф» они шли на бомбежку наших боевых порядков. Силы были слишком неравные. Но победа дается смелым! Ведь воюешь за родину, которая тебя воспитала и дала в руки все…

И Холодов атакует. Восьмерка советских истребителей врезается в гущу фашистских машин и разгоняет их, заставляя немцев сбросить бомбы на свои же войска.

Воздушный бой разгорался. «Мессершмитты», имея численное превосходство, с яростью обрушились на советскую восьмерку. Нужно было напрячь все силы, всё внимание, чтобы не попасть под удары.

Лучшее средство в таких случаях — нападение. Холодов не столько отбивал атаки, сколько атаковал сам. В пылу боя он плоскостью своего самолета протаранил один «Ме-109ф». Немецкий летчик выпрыгнул с парашютом и попал к нам в плен.

Воздушный бой закончился полной победой холодовской восьмерки.

На груди у Холодова пять орденов. Он удостоен звания Героя Советского Союза и за бои под Великими Луками — ордена Александра Невского.

Казалось бы, он всего достиг. Но Холодов, современный русский человек, советский летчик, нынешние свои успехи рассматривает только как подготовку к ещё более значительным делам, к чему-то подлинно настоящему.

Окончательная победа над врагом — вот это настоящее. И ради нее Холодов неустанно, изо дня в день совершенствует свои знания, своё мастерство. Он учит этому своих товарищей и подчиненных — таких же горячих советских патриотов.

Н-ская авиачасть закалилась и выросла в боях с немецкими захватчиками. В ней нет ни одного летчика, который не был бы награжден. Многие имеют по два, по три ордена и больше. Трое награждены орденом Александра Невского.

Тринадцати пилотам авиачасти присвоено звание Героя Советского Союза. Они завоевали это высокое звание в боях за любимую родину, защищая завоевания Октябрьской революции.

В воздушных боях за время войны авиачастью сбито 427 вражеских самолётов. Прекрасный счет! И всмотритесь в него внимательнее. За первые месяцы — с августа 1941 года по март 1942 года — сбито 42 самолета врага. С мая по октябрь 1942 года 274 фашистских воздушных пирата нашли себе могилу под ударами тех же лётчиков. И, наконец, в операции под Великими Луками и в районе Демянска летчиками авиачасти сбито 112 гитлеровских самолётов. Великолепное нарастание мастерства и успехов!

Личный состав авиачасти неуклонно рос, совершенствовал материальную часть, изыскивал и находил новые приемы боя, познавал тактику врага, вырабатывал свою тактику. В конце-концов авиачасть по праву получила звание гвардейской.

… Владимир Орехов недавно ездил в Тулу к отцу. Старый тульский оружейник, бывший солдат первой мировой войны 1914—18 г.г., ждал сына с понятным нетерпением, готовился к встрече, всем говорил, что «завтра приезжает Вовка». Несколько лет старик не видел сына и всё ещё помнил его октябренком, пионером, авиамоделистом Вовкой, с вечно порезанными пальцами.

Но вот распахнулись двери и на пороге появился высокий и статный гвардии старший лейтенант, дважды орденоносец. Старик растерялся и, не в силах произнести ни слова, молча застыл в объятиях сына.

Потом, сжимая его руку в своих мозолистых ладонях, он долго смотрел на Владимира и, должно быть, вспомнив Пушкина, которого любил, произнес:

— Младое племя!.. Могучий, славный возраст!..

Это мог бы сказать отец каждого пилота Н-ской истребительной части.

А. КУЗНЕЦОВ,
спец. корреспондент «Известий».
Н-СКИИ АЭРОДРОМ.