Как И-16 громили японскую и румынскую кавалерию

У многих любителей военной истории истребитель И-16 ассоциируется, прежде всего с трагическими неудачами ВВС РККА в 1941 году, выступающим исключительно в роли этакого воздушного «терпилы» под ударами грозных «мессеров».

Между тем, даже в боях с немцами действительно успевший изрядно состариться «ишачок» мог быть грозным оружием воздушного боя в умелых руках. Достаточно вспомнить хотя бы Героя Советского Союза Василия Голубева, который, воюя на И-16 вплоть до начала 1943 года, добился весьма впечатляющих успехов, среди сбитых им самолетов противника были даже два Fw-190A4.

Приходилось «ишачкам» выполнять самые неожиданные задачи, например, уничтожать вражеских лыжников или громить неприятельскую кавалерию.

Герой Советского Союза Антон Якименко, воевавший на Халхин-Голе на истребителе И-16, в мемуарах описал такой боевой эпизод:

«В период Халхин-Гольских боевых действий помимо воздушных боев мы наносили штурмовые удары по наземным войскам противника, особенно там, где срочно нужна была помощь монгольским или нашим войскам. Помню, после воздушного боя техники не успели заправить самолеты горючим и боеприпасами, как снова зеленая ракета и снова вылет. Солнце светило прямо в глаза. В Монголии было так солнечно, что от света уставали глаза. Я летел за командиром, а какая задача на сей раз — пока не знал, но оружие к бою приготовил — не на прогулку же летели. Проследили за направлением полета, и хотя ориентиров в монгольских степях никаких, но по компасу, по положению солнца можно было определить примерный маршрут. Но почему в этот раз летели не так, как всегда, а шли юго-западнее озера Буир-Нур? Пролетели начало озера, потом его южную сторону, пошли вдоль берега. И вдруг командир качнул с крыла на крыло — сигнал «внимание» — и резко перевел свою машину в пикирование. Не отставая, поспешил за ним и стал искать самолеты противника ниже нашей группы, мельком увидел, что какое-то стадо вытянулось вдоль озера в колонну, но оно пока не привлекало моего внимания. «Где же самолеты и почему я их не вижу, куда и зачем пикирует Чистяков? — подумал я. — Если бы они были, я б увидел сразу, глаз мой зоркий. Вижу далеко и всегда обнаруживаю воздушного противника не позже других, но сейчас не вижу». Всмотрелся до боли в глазах — нет, нет цели, к которой я привык. Но что это?

Командир выстрелил, стадо животных заметалось. Какой же я растяпа! Оказывается, надо не только видеть, но и соображать. «Это же японская конница на полном аллюре спешила выйти в тыл нашим войскам, монгольской дивизии!» — догадался я. Нет, не бывать этому, не видать вам легкой победы. И я тоже стал стрелять. Бил просто в кучу лошадей и всадников. Падали и те, и другие. Эскадрилья выполнила три или четыре захода в атаку, и, пикируя в последний раз, я увидел, как скачет последний японский всадник на белой лошади. «Ну, от меня не уйдешь», — подумал я и открыл огонь. Лошадь перекувырнулась через голову, и всадник упал на землю замертво. Так закончился бой с кавалерией».


Бои И-16 с вражеской конницей имели место и в первые годы Великой Отечественной войны. Один из таких боев описал Виктор Синайский, летом 1941 года моторист в 131-м истребительном авиаполку: «В июле был очередной прорыв фронта. Немцы ввели в прорыв румынский кавалерийский корпус, и ему противостоял один наш стрелковый батальон, к тому же потрепанный в бою. Наземное командование обратилось к командованию армии с просьбой помочь. Те дали указание действовать на свой страх и риск, чтобы помочь стрелковому батальону. Давидков (командир полка) послал разведку. Полетел Сигов (самый опытный пилот полка). Вернулся, помню, улыбается, смеется. «Что такое?» — «Румыны идут с духовым оркестром. Распустили знамена. Колоннами. Походным маршем». — «Давидков, что они, с ума сошли?» — «Не знаю, сошли или нет. Маршируют по голой степи, мы им покажем!» — «Навесить PC (реактивные снаряды), сам поведу!» 20 машин с PC, всего 160 PC. Давидков повел. Пришел на бреющем, с ходу ударили PC по всей этой массе, а потом начали достреливать из пулеметов. Давидков вернулся, полетела очередная группа. Двое суток наши гоняли этот румынский кавалерийский корпус по степи. На третий день мы перелетали на У-2 и пришлось лететь над этим побоищем. Лететь ниже 200 метров нельзя было — трупный запах. Потом приехал генерал-лейтенант Корнеец, построил полк и сказал: «Вы разгромили 5-й румынский королевский кавалерийский корпус. Прорыв ликвидирован».

Конечно, такие специфические задачи, как борьба с вражеской конницей на долю И-16 выпадали нечасто. Но, в случае необходимости, «ишачки» блестяще эти задачи решали…

Максим Кустов