Как «майор Мышь» помогла «генералу Морозу» в битве под Сталинградом

Когда в 1942 году немцы втянулись в Сталинградские бои, то на флангах их группировки, в излучинах Дона и Волги, стали итальянцы и румыны. Но мало кому известно, что Ставка Верховного Главнокомандования планировала нанести удар по флангам немецкой группировки не во второй половине ноября, как это случилось, а в конце октября, на 2-3 недели раньше. Почему же наше командование отложило удар почти на месяц? Не для того ли, чтобы подтянуть к местам сражений свежие силы?

Дело в том, что «непобедимой» Шестой армии Паулюса летом 1942 года предстояло наступать по югу России, степной и лесостепной территории, где водилось множество грызунов. А где грызуны – там и блохи, а где блохи – там чума.

Поэтому, когда в 1942 году немцы во второй раз захватили Ростов, то одним из приоритетных объектов для трофейных команд у них был архив Ростовского противочумного института. Это учреждение было в то время единственным такого профиля на Юге России. Архив противочумного института содержал многолетние наработки по исследованию численности грызунов на Юге России, способных являться переносчиками чумы. И этот архив немцы успешно захватили.

Немецкая армейская противоэпидемическая служба очень сильно опасалась эпидемии чумы, поскольку весной-осенью 1942 года основные бои шли на Северном Кавказе, в излучинах Волги и Дона, местах естественных природных очагов чумы. Вот эти самые излучины Волги и Дона – это как раз область так называемого Южно-волжского природного очага чумы. Наши эпидемиологические архивы и понадобились для медицинского обеспечения армии Паулюса, которая как раз осенью выходила к Сталинграду. Захватив архивы института, немцы выяснили, что основной носитель чумы – зимоспящие грызуны: суслики и песчанки, в спячку уже залегли, и в общем-то никакой опасности в качестве источника чумы не представляют. Немцы были совершенно правы. Пока эти грызуны в спячке, чума в них находится в инактивной, «дремлющей», форме. Заразиться же от носителя крайне тяжело, практически только контактным способом. Так что немецкие военные чумологи дали «добро» – воюйте, ребята, спокойно, природная чума исключена!

Но была и еще одна инфекция.

Оказывается, в тот момент, когда готовилась Сталинградская наступательная операция, к главе противочумной службы Борису Михайловичу Пастухову пришли два известных микробиолога – Смирнов и Рогозин. Предложение их было настолько многообещающим, что оно было заслушано в Ставке Верховного Главнокомандования.

Суть этого предложения можно было выразить одним словом – туляремия.

Туляремия, как и чума, имеет свои природные очаги. Излучины Волги и Дона – это и есть область такого очага. Туляремия – это инфекция, которая тоже, как и чума, передается человеку от грызунов, но не от зимующих, а в основном от мышевидных – крыс, мышей. Часто носителем туляремии служат еще и зайцы.

Причем туляремией можно заразиться множеством способов: через инфицированных клещей, комаров, слепней, при укусе инфицированных грызунов, через зараженную выделениями грызунов воду и пищу, воздушно-пылевым путем, при вдыхании пыли, содержащей возбудитель.

И при этом естественная восприимчивость людей к туляремии очень высокая: заболевает минимум две трети людей. И вот что предложили Смирнов и Рогозин. Военная обстановка, сложившаяся в излучинах Волги и Дона, не позволила убрать урожай зерновых, все зерно осталось на полях. Из-за этого ожидается невиданный рост числа мышевидных грызунов – основных носителей туляремии. И, как только ударят холода, то вся эта «орава серой мелочи» кинется в тепло: в окопы, блиндажи, дома, в сараи, в стога сена и соломы.

А это значит, что Шестую армию Паулюса ждет эпидемия туляремии. Чем «хороша» для Красной Армии туляремия?

От нее практически невозможно умереть, но у туляремии есть, кроме иных, два постоянных симптома – это высокая, до сорока, температура и очень сильная слабость. Человек, заболевший туляремией, воевать уже не может в принципе. Он и винтовку-то не поднимет! Для туляремии человек «эпидемический тупик» – человек от человека тоже заразиться почти что не может.

Более того, немцы о туляремии не знают почти ничего. Хотя это заболевание известно достаточно давно, но западноевропейские эпидемиологи обошли его своим вниманием. В Германии проблеме туляремии за последнее десятилетие были посвящены всего несколько научных статей, румыны и итальянцы вообще этой проблемой никогда не занимались.

А вот мы же, в отличие от наших противников, туляремией занимались «серьезно и плотно». Настолько плотно, что у нас уже существуют превосходные противотуляремийные вакцины. Мы проведем вакцинацию наших частей, и для Красной Армии туляремия никакой опасности представлять не будет.

В общем, наши микробиологи дали такую рекомендацию – надо начать наступление не во второй половине октября, а через две недели после начала холодов. И тогда немцев, румын и итальянцев можно будет собирать по окопам как мешки с соломой – настолько они будут ослаблены.

О противотуляремийных вакцинах, имевшихся в СССР, надо сказать особо. В Советском Союзе их было две разновидности: вакцина Гайского и вакцина Эльберта. Это были очень сильные вакцины, которые в течение короткого срока вырабатывали у человека полный иммунитет против туляремии.

Причем особенно замечательна была вакцина Эльберта, которую можно было прививать скарификационным путем – обычным «царапаньем». В отличие от вакцины Гайского, которую нужно было вводить шприцем. Простота метода вакцинации позволяла проводить мероприятие любому санитару, не говоря уже о военфельдшерах и санинструкторах. Поэтому наша армия была привита в кратчайшие сроки.

Заслушав все соображения, Ставка под началом Иосифа Сталина приняла решение – отсрочить наступление еще на две недели. Сталин, имея опыт Гражданской войны, правильно оценивал то, как негативно на боеспособности армии может сказаться эпидемия. Ведь эпидемия сыпного тифа, разразившаяся во время Гражданской войны, у всех еще стояла перед глазами. Даже лозунг тогда был: «Либо социализм победит вошь, либо вошь победит социализм!» Вероятно, учли и этот опыт, и нашим микробиологам поверили.

Косвенным подтверждением успеха «микробиологической наступательной операции» под Сталинградом может служить тот факт, что первыми лауреатами Сталинской премии после войны были Гайский и Эльберт – создатели противотуляремийных вакцин.

Кроме того, в мемуарах немецких и итальянских солдат и офицеров, воевавших под Сталинградом, встречаются описания госпиталей, забитых людьми с высокой температурой и резкой слабостью. Правда, они считали, что это какое-то атипичное течение пневмонии, да и смертность была очень высокой.

Кроме того, мыши и крысы просто уничтожали съестные припасы гитлеровцев и их союзников. Также достоверно известен и тот факт, что некоторая часть румынских танков не смогла завестись, потому что мыши изгрызли проводку! И вместе с «генералом Морозом» в боях отличилась и «майор Мышь». Вот так на службу защитникам Сталинграда встала и сама Природа!

Из книги: «Битва «тридцатьчетверок». Танкисты Сталинграда»