История против Гитлера («Литература и искусство» от 8 февраля 1942 года)

М. ГУС

Гитлер сказал 30 января: «Мы не можем сравнивать нашу эпоху с временем Фридриха II. Фридрих должен был бороться с противником, у которого было подавляющее превосходство в численности».

Итак, в январе 1942 г. Гитлер торжественно отрекся от сравнения затеянной им войны с Семилетней войной Фридриха II. Между тем в декабре 1941 года, всего только месяц с небольшим назад, придворный обер-лгун гитлеровской шайки Геббельс столь же торжественно призвал немцев сравнивать нынешнюю войну Гитлера с Семилетней войной. В статье в «Дас Рейх» он уверял немцев, что Фридрих вышел победителем из неравной борьбы, значит может быть победителем и Гитлер. Но Геббельс облыжно врал на историю, так как в Семилетнюю войну Фридрих был разбит русскими. В этом — правда истории, в этом — главный ее урок! И именно потому, что история начинает повторяться, Гитлер теперь яростно открещивается от сравнения с эпохой Фридриха.

В декабре 1941 года Гитлер еще надеялся, что его разбитые под Москвой дивизии удержатся на своих укрепленных позициях, и сравнение с Фридрихом казалось ему не опасным. В конце января 1942 г. он видит, что наступление советских армий становится все более грозным, и теперь сравнение с Фридрихом его не устраивает. Так за месяц с небольшим резко изменились «исторические» взгляды Гитлера и его шайки. Это чудесное превращение совершила Красная Армия, могучими ударами выбивающая гитлеровских бандитов из укрепленных позиций по всему громадному фронту от Черного до Балтийского моря.

Не повезло Гитлеру 30 января с историей еще в одном пункте. Он хвастливо сказал: «Пока я жив, 1918 год не повторится».

Но 1918 год уже повторяется. Гитлер сказал 30 января: «Самое тяжелое осталось уже позади». Вильгельм, у которого Гитлер немало позаимствовал хвастливости, тоже говорил: «Самое тяжелое уже осталось позади».

Он сказал это 1 августа 1918 года, а 8 августа немецким армиям нанесен был сокрушительный удар, и война была Германией проиграна. Злополучный кайзер поклялся, что самое тяжелое осталось уже позади в то время, когда самое тяжелое только наступало! История повторяется — Гитлер произнес такие же роковые слова в то время, когда самое тяжелое для Германии еще впереди.

Фридрих незадолго до занятия русскими Берлина сказал:

— Я дрожу, думая о приближении новой кампании против русских.

И Фридрих дрожал не зря… Об этом свидетельствуют его солдаты.

Немецкий солдат Доминикус шлет письмо домой. Он воюет с русскими и спешит сообщить родным, где он и что с ним.

«Благодаря господа, я здоров. Нынче летом мы пережили большие тяжкие лишения от маршей, от голода и жажды. Пройдя в глубь Польши, мы встретились с русскими. 12 июля весь день мы были под их обстрелом. Они непрестанно били по нашим рядам из гаубиц. Многие наши ранены. По велению божьему имели мы пока с русскими две битвы. Первая битва была под Суллихау 23 июля. Мы пошли через лес на врага. И какой же огонь там был! Они жарили из больших орудий по деревьям, да так, что деревья и сучья валились на нас. А наших пушек мы не могли протащить через лес, и потому не в силах были отогнать врага. А русские понаставили пушек уйму и стреляли из них. Выстрелил я 8 раз, а потом пришлось нам ретироваться. Тут-то понял я, что переживает тот, кто отступает. Только мы начали отступать, русские как заорут; вдогонку нам казаки бросились. Никогда в жизни я так не бежал, как тут, да еще с тяжелой ношей. Бежал больше двух часов, пока не попали мы к пруду, где можно было утолить жажду. А вода оказалась грязной, да не просто грязная, а густая от нечистот: у пруда столько было лошадей, что и не подойти к нему… Но ничего, вода показалась мне вкусной...»

Вот какая беда стряслась с прусским солдатом Доминикусом в жаркий июльский день: пришлось ему бежать от русских во всю прыть, чтобы спасти свою шкуру, и даже настой из конского навоза показался ему слаще меда. Он счастлив был, что уцелел. *

Доминикус правдиво рассказал, как он бежал 23 июля 1759 года после того, как русская армия вдребезги разбила прусскую. Письмо Доминикуса упоминает еще о второй битве — она состоялась 12 августа 1759 года, в ней русские наголову разбили самого Фридриха II. Этот король, кичившийся своей непобедимостью, бежал с поля сражения, спасаясь от казаков, совершенно так же, как солдат Доминикус.

Это было давно, но письмо Доминикуса можно прочесть теперь в книге «Прусский хорал. Три века солдатской веры». Эта книга вышла в 1941 году пятым изданием. Ее нашли наши бойцы в сумке убитого обер-ефрейтора Франца Валльбруна — он получил книгу от родных, как рождественский подарок.

В книгу вложено было неоконченное письмо Валльбруна к родным.

«Мои дорогие родители, братья и сестры! Под самый конец года могу я сегодня обратить к вам, мои любимые, еще несколько строчек. Много писем послал я вам в этом тяжелом году. Я счастлив, что я еще жив и могу встретить новый, 1942 год. День за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем, год за годом проходят в этой тяжкой войне. И можно видеть здесь изо дня в день, как погибают в России наши солдаты, как многие ребята отмораживают себе ноги, руки, уши. Вот у нас, в нашей батарее, только что отправили в лазарет одного парня, и ему, вероятно, отрежут обе ноги. И так замерзают у нас сотни и тысячи. А ведь в январе и феврале будет еще холоднее. Благодаря богу, я еще сравнительно в порядке, только немножко подморозил оба больших пальца на ногах. Но что морозы! Не они одни нас донимают. Русские наступают на нас, и теперь мы все идем назад и назад. Вот у нас тут как раз в сочельник фронт отодвинулся назад почти на 30 километров. Русские надавили, и нам пришлось за один день так далеко уйти назад, и это стоило нам очень многих людей. Вот как раз в сочельник на больших самолетах из Германии были доставлены 4 роты «СС». Прямо с воздуха бросили их в бой. И что же? Двух третей их уже нет. Они уничтожены прорвавшимися русскими. Только, пожалуйста, никому об этом ни слова… Мы все идем назад, и когда приходится уходить по 30 километров в день, то, несмотря на морозы, даже жарко становится. А ведь мы бросаем и оружие, и автомашины, и снаряжение. И все-таки пот прошибает, когда приходится бежать от наседающих русских. Так много вокруг народу погибает, что я еще раз благодарю господа за то, что до сих пор уцелел и могу вам написать».

Как похоже его письмо Валльбруна, немецкого солдата гитлеровской армии, на письмо Доминикуса, прусского солдата армии Фридриха! И тогда, во время Семилетней войны, и теперь, во время войны с гитлеровской Германией, русские бьют немцев. Фридрих II тоже хвастал своей непобедимостью и обещал быстро разбить русских. Но русские армии разбили его, и он завещал своим потомкам: бояться России, не нападать на нее.

Гитлер презрел эти советы Фридриха II. И теперь он расплачивается за это. Подобно тому, как бежали от русских Доминикус и другие прусские солдаты, теперь бегут солдаты гитлеровской грабь-армии, бегут и погибают десятками и сотнями тысяч от русских снарядов, от русского мороза, от штыков героических бойцов Красной Армии.